Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Прочитал в «Известиях»  колонку худрука театра на Малой Бронной Сергея Голомазова «Страна великой драматургии», в которой Сергей Анатольевич сетует на то, что сейчас в России нет качественной современной драматургии. Либо она есть, но неглубока и неактуальна.

По правде говоря, мне было обидно читать об этом. Более 25 лет я преподаю в Екатеринбургском государственном театральном институте на курсе «Литературное творчество», и за это время вырастил целую плеяду известных не только в России, но и за рубежом молодых драматургов. Среди них — Василий Сигарев, Олег Богаев, Ирина Васьковская, Владимир Зуев, Александр Архипов, Ярослава Пулинович, Анна Богачева, Роман Дымшаков, Валерий Шергин и многие другие. Однако по своему опыту знаю, что сегодня многие деятели театра просто не читают молодых драматургов. Начнешь говорить с режиссером или завлитом, и сразу идет неприятие современных пьес: «Нет, нет, нам не надо чернухи!». Спрашиваешь: «А что именно читали?» — оказывается, ничего. Только слышали много отрицательного.

А еще какой-то известный московский театр обязательно должен поставить пьесу молодого автора, иначе он никому будет не нужен. Театры из провинции смотрят на Москву, следят за столичным репертуаром, для них это показатель качества, вкуса. И если московский театр пропускает мимо хорошую пьесу, то автор практически обречен. Надо ли говорить, сколь важна роль московских режиссеров, завлитов, их вкус и внимание к молодым драматургам? Ну не вырастет драматург, если театр не будет с ним сотрудничать.

Разве не работали с Розовым завлиты советских театров? А сколько отвергли пьес Вампилова, сколько ему пришлось испытать мытарств, прежде чем он стал тем, кем стал? Даже Товстоногов и его легендарный завлит Дина Шварц помогали молодым драматургам. Или вспомнить, как в театре Маяковского долго-долго трудились над пьесой Владимира Арро «Смотрите, кто пришел!», которая потом огнем прошла по всем театрам России. Тогдашние завлиты видели в тексте пьесы нечто важное, нужное сегодняшнему зрителю и работали с начинающим автором, доводили пьесу до ума.

Сегодня есть огромное количество авторов, которые ждут своего режиссера, стоят у стен театров с пьесами, но им говорят: «Нет, вашу чернуху ставить не будем! Мы возьмем «Грозу»! Или Шекспира!». Чем заканчивается «Гроза» — все знают. И горы трупов в финалах пьес Шекспира тоже никого не смущают. Это ли не чернуха?

Мне кажется, тут есть лукавство. Написано на афише «Ромео и Джульетта» — все побегут, это же ясно. Можно и плохой спектакль сделать — на Шекспира всё равно придет публика. Но если на афише стоит имя современного автора, то режиссеру надо потрудиться и что-то вместе с автором серьезное и важное сказать людям, сидящим в зале.

К сожалению, сегодня некоторые режиссеры могут только «развести» актеров по мизансценам. Как говорил Роман Виктюк об одном спектакле: «Какая там режиссура?! Одна встала, две сели». Но профессия режиссера заключает в себе прежде всего умение поделиться со зрителем своей болью. Хотя я не отрицаю старую театральную поговорку: «Пьеса должна быть такой, что положи ее на суфлерскую будку — сама сыграет».

Мне кажется, было бы интересно авторам пьес послушать серьезных режиссеров на конкретном разборе: чего им не хватает в пьесах? Драматургам искренне хочется понять, какие темы сегодня интересуют режиссеров, какие характеры. Но таких встреч почти не происходит. Термин «чернуха» повис над современной драматургией дамокловым мечом. Оттого многие мои бывшие ученики (и ученики талантливые) перестали писать для театра. Их в свое время никто не погладил по голове, никто не похвалил, не подбодрил, просто-напросто не стал с ними работать в театре. Но думаю, вместе мы можем всё исправить.

Сейчас в Москве я организовал Театр новых пьес, репертуар которого будут составлять произведения уральских авторов. Их много, неизвестных Москве. Сделаем их известными. Подскажем, поможем, подтолкнем. Пусть пьеса и спектакль будут рассчитаны на небольшую аудиторию, на малый зал. Но для молодых это будет толчок, «крылья», поддержка. Посмотрите, какой невероятный интерес вызывает конкурс драматургов «Любимовка». Сколько споров, разговоров у ребят об этом явлении. Молодых привлекает театр, разве это плохо?

Я всегда говорю, что места в театре всем хватит: и традиции, и авангарду. В театре должны быть спектакли на любой вкус: для бабушек, хипстеров, студентов, детей — для кого хотите. Нам надо вместе растить будущее великого русского реалистического театра. В том числе и современных драматургов. Это трудно, да. Ну а кому легко?

Автор — режиссер, драматург, актер, основатель Коляда-театра, заслуженный деятель искусств РФ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

 

Прямой эфир

Загрузка...