Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

КС защитил тайну переписки

Суд признал электронные письма собственностью отправителей
0
Фото: пресс-служба Конституционного Суда РФ
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Конституционный суд РФ напомнил почтовым сервисам о том, что личные электронные письма граждан являются их собственностью, а содержащаяся в них информация не подлежит раскрытию. При этом КС счел возможным наказывать сотрудников компаний за отправку конфиденциальной информации на личную электронную почту, если это было запрещено правовыми или локальными актами. Это следует из решения по жалобе москвича Александра Сушкова, который был уволен за то, что отправил информацию о коллегах на персональный email-адрес. 

В сообщениях, которые Александр Сушков переслал сам себе с корпоративной почты на личную, были документы, содержавшие коммерческую тайну, и паспортные данные его коллег. При этом ранее он подписал должностную инструкцию, которая запрещала разглашать конфиденциальную информацию — именно за ее разглашение его и уволили с работы.

Александр Сушков оспаривал свое увольнение, пытаясь доказать, что почтовый сервис соблюдает тайну переписки. Однако все дела он проиграл. Суды сочли, что почтовый сервис становится обладателем содержащейся в письмах информации, так как по пользовательскому соглашению вправе ограничивать и разрешать доступ к сведениям, содержащимся в электронных почтовых ящиках абонента. При вынесении решений суды ссылались на п. 5 ст. 2 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации». В итоге Александр Сушков потребовал, чтобы КС проверил эту норму на соответствие Конституции.

26 октября Конституционный суд огласил решение по этому делу. Оказалось, что по-своему неправы в этом деле все. Нормы ФЗ «Об информации» КС счел  конституционными, но при этом, как подчеркнула при оглашении постановления зампредседателя суда Ольга Хохрякова, условия пользовательского соглашения с почтовым сервисом нельзя трактовать как разрешение почтовикам самостоятельно разрешать или ограничивать доступ к информации, поскольку это нарушает гарантированную Основным законом тайну переписки. Также КС обратил внимание на то, что федеральный законодатель может уточнить статус правообладателя почтовых сервисов и более детально регламентировать их отношения с пользователями.

Теперь все постановления судов по делу Александра Сушкова должны быть пересмотрены. Правда, это не гарантирует ему восстановление на работе, ведь КС указал, что отправка на личную почту служебной информации создает возможности для ее «дальнейшего неконтролируемого использования». Поэтому, если в компании запрещено пересылать на домашний email конфиденциальные сведения и с этим запретом сотрудники были ознакомлены, поступок Александра Сушкова можно расценить как нарушение правил. Даже в случае, если разглашение этих сведений третьим лицам установлено не было.

Старший юрист из АБ «Линия права» Александр Дондоков считает, что КС попытался принять взвешенное решение.

— С одной стороны, суд прямо указал, что, независимо от условий пользовательского соглашения, владелец интернет-сервиса не может по своему усмотрению разрешать или ограничивать доступ к информации. С другой стороны, было важно отметить, что отправка конфиденциальной информации компании на личную почту всё же является неправомерной, — сказал он «Известиям».

Александр Дондоков подчеркнул, что «дальнейшее неконтролируемое использование» информации возможно в любой ситуации — например, при правомерной передаче информации по указанию работодателя, а также без использования почтовых служб (например, в зашифрованном виде на USB-носителе).

Полномочный представитель Госдумы в КС Татьяна Касаева выразила согласие с решением суда.

— Конституционный суд РФ постановил, что оспариваемая заявителем норма не противоречит Конституции РФ. Высокий суд указал, что отправка гражданином информации на свой электронный адрес создает условия для ее дальнейшего неконтролируемого использования, что полностью совпадает с позицией Государственной думы, озвученной в ходе открытого судебного заседания, — сказала она «Известиям».

По мнению Татьяны Касаевой, заявитель нарушил нормативные предписания работодателя, запрещающие отправку конфиденциальной информации на его личную внешнюю почту. Такая ситуация может рассматриваться как нарушающая права обладателя информации. Она подчеркнула, что современные общественные отношения в информационной сфере требуют регулярных корректировок законодательства — в том числе по совершенствованию регулирования ответственности за нарушение прав и законных интересов обладателей информации.

Прямой эфир

Загрузка...