Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Калининградский центр «Трансперенси интернешнл — Россия» опубликовал занимательное расследование, касающееся в основном доходов руководителей столичных театров. Имена упоминаются громкие: худрук МХТ имени Чехова Олег Табаков, худрук Театра имени Ермоловой Олег Меньшиков, худрук театра «Сатирикон» Константин Райкин, худрук «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман, худрук Театра имени Пушкина Евгений Писарев и другие известные лица. По данным центра, они, возглавляя государственные театры, «заключали госконтракты с самими собой, тем самым зарабатывая дополнительные деньги», что, по мнению «Трансперенси», является конфликтом интересов и подпадает под нормы закона «О противодействии коррупции».

Представим себе на минуту, что народный артист СССР Олег Табаков контракта с собой не заключил. И в таких востребованных спектаклях МХТ, как «Дракон» и «Юбилей ювелира», вместо него выходит другой артист. Штатный, мхатовский или ангажированный по всем правилам. По тендеру, например. Помните, одно время действовал в отношении культуры Федеральный закон № 94, который предусматривает проведение тендеров при заключении государственных контрактов?

Желает, к примеру, театр пригласить артиста на спектакль, объявляется тендер, и выигрывает его тот, кто предлагает свои услуги по меньшей цене. И театру выгодно — сэкономлены госсредства, и претендент не в обиде: сам себя так оценил. Иначе страшное дело получается. «За актерскую игру в своих театрах Олег Табаков и Олег Меньшиков зарабатывали более чем по 600 000 рублей в месяц», — возмущается «Трансперенси». А то, что зритель своим кровным рублем голосовал за такие спектакли — билеты на них стоят дорого, но расходятся мгновенно, — авторы расследования не учитывают. Как и то, что затраты на актерские выходы Табакова и Меньшикова окупаются многократно и эти деньги в итоге идут на нужды их же театров.

Есть, конечно, вариант, предусмотренный трудовым законодательством. Художественное руководство может считаться основной работой, а актером худрук трудится по штатному совместительству на 0,5 ставки. То есть он должен сам себя нагрузить спектаклями количеством поболее двух. Иначе опять-таки нарушение. И как тогда прикажете руководить? В свободное от лицедейства время? Вот и получается, что единственный способ совместить руководство с актерством — заключить контракт с самим собой. Не волюнтаристский, заметьте, а согласованный с учредителем.

Еще одна головная боль авторов расследования — худруки-режиссеры, самим себе «заказывающие» спектакли. Оказывается, «руководитель «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман получал от своего театра в среднем примерно по 440 000 рублей за постановку одного спектакля, руководитель Театра имени Пушкина Евгений Писарев — по 480 000 рублей. При этом договор в последнем случае заключили художественный руководитель Евгений Писарев и индивидуальный предприниматель Евгений Писарев». Но зритель опять-таки рублем голосовал за постановки этих режиссеров, и нет никакой уверенности, что режиссер, пришедший «по тендеру», перекрыл бы эту кассу.

К тому же суммы, указанные «Трансперенси», нуждаются в уточнении. Постановка спектакля — не несколько часов работы, как, впрочем, и подготовка актером роли, а кропотливый ежедневный труд. Порой на работу над спектаклем уходит год, и если разделить гонорар на всё это время, деньги выходят совсем невеликие. Кстати, практика, когда руководители выходили на сцену в качестве актеров и (или) ставили спектакли, для русского театра не нова — ей без малого полтора века. Константин Сергеевич Станиславский, например, заключал контракты с самим собой, и Александр Таиров был в подобных «нарушениях» замечен. Об этом сегодня забылось, но память об их спектаклях живет.  

Однако в нашем случае дело, видимо, не в деньгах. Расследованию «Трансперенси» — не один день. «Нарушители» по этому поводу уже получали письма из прокуратуры, велась проверка, и никакого криминала выявлено не было. Почему вдруг эта тема появилась сегодня, на волне дела «Седьмой студии»? Не потому ли, что под эту волну очень хочется толкнуть еще кого-то? Ведь если кто-то нарушил, то, значит, и другие могут… Как сказал один из «фигурантов» расследования Дмитрий Бертман, «от подобных взбросов возникает ощущение крысы, которая завелась в нашем общем театральном доме и пытается подпортить доброе имя деятелей театрального искусства». Добавить к этому нечего.

Автор — журналист, редактор отдела культуры газеты «Известия»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир