Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Опубликованы неизвестные документы русского авангарда

«Архив Харджиева» содержит тексты и письма Казимира Малевича, Эль Лисицкого и Михаила Матюшина
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российский государственный архив литературы и искусства (РГАЛИ) и фонд In Artibus начали публикацию крупнейшего собрания документов русского авангарда. Первый том «Архива Харджиева», выпуск которого приурочен к старту одноименной выставки,  представляет неизвестные тексты Казимира Малевича, Эль Лисицкого и Михаила Матюшина, а также раскрывает детективную историю потери и недавнего обретения Россией бесценной коллекции.

Николай Харджиев родился в 1903 году, окончил юрфак университета в Одессе, но по специальности не работал и занялся литературоведением. В конце 1920-х переехал в Ленинград, а затем в Москву. В столице он сблизился с футуристами, художественной и поэтической богемой. Дружил с Малевичем и Татлиным, Крученых и Хармсом, Ахматовой и Цветаевой… И почти сразу стал собирать: письма, черновики, рисунки и наброски, в общем — всё то, что в иной ситуации попало бы в мусорную корзину или исчезло в жизненном водовороте.

В 1993 году Харджиев эмигрирует в Голландию и увозит с собой часть документов. Другую задерживают на таможне и отправляют в РГАЛИ. Спустя три года ученый умирает, и между двумя странами начинаются переговоры о воссоединении собрания. В 2011 году удалось вернуть документальную часть архива на родину. Затем ученые РГАЛИ занялись систематизацией и изучением материалов. И теперь, наконец, публика может увидеть первые результаты проделанной работы.

Пожалуй, самое ценное приобретение — рукопись Казимира Малевича «Мы». Семь страниц, заполненных убористым почерком супрематиста, датируются 1920 годом и, по предположению исследователей, являются черновиком статьи «Мы как утилитарное совершенство», так и не увидевшей свет. Однако при всей фрагментарности и «эскизности» текст «Мы» поражает. Идейный поток несется вопреки законам логики и сливает воедино революционную риторику с размышлениями об искусстве, религии, мироустройстве.

Еще одна жемчужина первого тома — тезисы докладов Эль Лисицкого. Эти лаконичные тексты 1920-1922 годов интересны как наглядным отражением эволюции взглядов конструктивиста, так и демонстрацией истоков его философии. Например, мы узнаем об увлечении Лисицкого идеями Николая Бухарина, в 1930-х работавшего главным редактором «Известий».

Наконец, почти треть книги занимают дневники Михаила Матюшина — художника, композитора, автора футуристической оперы «Победа над Солнцем» (1913), в которой среди декораций, созданных Малевичем, впервые возник черный квадрат. Записи Матюшина охватывают более двух десятилетий — с середины 1910-х до середины 1930-х — и становятся летописью всего авангарда. Среди персонажей Матюшина — Татлин, Филонов и другие знаковые фигуры тех лет. 

Дополняет подборку обширная переписка Казимира Малевича, Алексея Крученых, Петра Митурича, Нины Коган и Алексея Гана.

Все эти тщательно прокомментированные и снабженные обширным научным аппаратом тексты создают цельную картину художественной жизни первой трети XX века и заставляют с нетерпением ждать два других тома «Архива Харджиева». Можно только догадываться, что же нам еще предстоит узнать о великой эпохе русского авангарда.

Читайте также
Прямой эфир