Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Германии прошли выборы в бундестаг. Явка избирателей составила около 78%. Комментаторы и эксперты, которые в прямом эфире главных немецких телеканалов обсуждали их первые итоги, сходились в одном: 24 сентября стало де-факто поворотным моментом для политической системы ФРГ. В этот день случилось сразу несколько громких побед и знаковых поражений, которые в перспективе окажут серьезное влияние на весь германский политический процесс.

Без преувеличения историческое поражение потерпели социал-демократы — по предварительным данным, они набрали около 21%. Это худший результат партии с 2005 года. Тогда вступивший в сражение с Ангелой Меркель Франк Вальтер Штайнмайер принес своей партии антирекордные 23%. Теперь СДПГ станет главной оппозиционной силой — выдох облегчения пронесся сквозь партийные ряды главных парламентских тяжеловесов.

Ведь вторая сенсация — партия-изгой, подвергавшаяся в последние месяцы жесточайшей критике и травле со стороны главных политических сил, «Альтернатива для Германии» набрала практически 13% голосов и стала третьей по численности силой в парламенте, что, к слову говоря, прогнозировали многие эксперты. Тем не менее в германской столице развернулись массовые протесты против ультраправой «Альтернативы». На их подавление были брошены силы всей берлинской полиции, которая фактически всю ночь перекрывала главные улицы и парки столицы.

Несмотря на то что ХДС понес значительные потери, тем не менее он набрал около 34%. Ожидаемой результат. Левые, свободные демократы и «зеленые» набрали примерно одинаковое число голосов — около 9–10%.

Однако, оперируя данными экзитполов, стоит понимать, что без малого треть избирателей предпочла голосовать по почте (избирательное законодательство Германии допускает такую опцию). И опросы, проведенные сразу после закрытия участков, очевидно, эти голоса не учитывали. Так что всё же стоит дождаться окончательных итогов, которые будут оглашены спустя две недели специальным комитетом бундестага. Хотя, судя по всему, радикального перелома заданной тенденции ожидать не стоит.

Мартин Шульц, выступая сразу после закрытия участков в штабе социал-демократов перед своими сторонниками, выглядел очень подавленным. Ведь сошедший на нет «эффект Шульца» нанес удар не только по нему как по кандидату на канцлерский пост, но и по партии в целом. «Человек без профиля», как называли его некоторые СМИ, так и не смог вернуть СДПГ убедительность, так и не заставил избирателя вновь поверить социал-демократам. Но надо сказать, что при этом он проявил мужество, решительно отказавшись от большой коалиции — в адрес СДПГ уже давно звучали упреки в том, что партия фактически превратилась в тень и младшего брата ХДС. Интересно, что при этом он не выразил желания возглавить фракцию социал-демократов в парламенте — амбициозный Шульц, очевидно, посчитал, что это не его уровень.

В свою очередь, Ангела Меркель вышла к своим сторонникам очень напряженной. Но при этом довольной — как правило, неулыбчивая и непроницаемая «железная Ангела» не могла сдержать улыбки. Штаб приветствовал ее овациями. Она говорила об успехе, достойной перспективе и о том, что победа ХДС — это верный выбор для страны.

Каков же ключевой итог этих выборов?

Ключевой итог — в том, что бундестаг уже не будет прежним.

Помимо того что партиям придется притираться друг к другу в рамках новой правящей коалиции (а по прогнозам экспертов, этой коалицией станет, скорее всего, так называемая «Ямайка» — союз ХДС, СвДП и «зеленых»), парламент должен будет свыкнуться с мыслью, что отныне им придется так или иначе считаться с «Альтернативой». Заметим, что «ямайская коалиция» правит в земле Саарланд, однако на федеральном уровне этот формат пока не опробован.

К слову, ранее немецкие экспертные институты провели исследование о том, как изменили «альтернативщики» местные земельные парламенты, куда они поэтапно проходили с 2013 года. Исследователи пришли к выводу о том, что АдГ сделала дебаты более жесткими, бескомпромиссными, а в некоторых случаях и вовсе привела к расколу во фракциях.

Скорее всего, примерно такую же картину мы увидим и на федеральном уровне. Замглавы и один из кандидатов на пост канцлера от АдГ, Александр Гаулянд, уже заявил, что намерен просто-таки «объявить охоту» на правительство.

Необходимо сказать также и о том, что «Ямайка» — самый неперспективный вариант с точки зрения германо-российских отношений. Как известно, «зеленые» занимают последовательно антироссийскую позицию по целому ряду пунктов — начиная от экологических аспектов и заканчивая правами меньшинств.

Самое главное же заключается в том, что 24 сентября мы в очередной раз воочию увидели проявление кризиса массовых партий в Европе. Отчасти ранее эта тенденция проявилась в Австрии, затем в Нидерландах. Потом — во Франции, где к власти пришел Эммануэль Макрон, который не состоял ни в одной из «классических» политических сил. Но при этом его молодое движение, созданное в апреле 2016 года, получило большинство в Национальной ассамблее Франции.

То же сейчас проявляется и в Германии.

Традиционные, «олдскульные» партии — серьезно теряют в глазах избирателей. И судя по всему, это не временный, а системный кризис. Вопрос лишь в том, какой формат придет на смену нынешнему европейскому мейнстриму.

Автор — политолог

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир