Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ямайка, зайчики и буркини

Чем интересны выборы в парламент Германии
0
Фото: REUTERS/Wolfgang Rattay
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В это воскресенье в Германии пройдут парламентские выборы. Результаты всех опросов сулят правящему Христианско-демократическому союзу (ХДС) уверенную победу, а ее бессменному лидеру Ангеле Меркель — четвертый подряд канцлерский срок. Но некая предопределенность отнюдь не означает, что предвыборная гонка скучна и в ней нет интриг.

Любительница спагетти болоньезе и ежиков

63-летняя Ангела Меркель прочно стоит у руля страны с 2005-го. Казалось, за эти годы немецкие избиратели и журналисты должны были вдоль и поперек изучить все факты ее биографии, где чуть ли не самым скандальным эпизодом можно считать спекуляцию черникой в гэдээровской юности.

Но за неделю до выборов Мамочка, как называют некоторые немцы своего канцлера, всё же нашла чем удивить избирателей. Отвечая на вопросы, заданные детьми на первой пресс-конференции такого рода за все 12 лет у власти, обычно мало улыбчивая и внешне непроницаемая Меркель поведала, что ее любимое блюдо — спагетти болоньезе, из животных она больше всего любит ежиков, слонов и зайчиков, а на досуге обожает сажать картошку и хотела бы «стать астронавтом и облететь земной шар».

Согласно последним рейтингам, возглавляемая Меркель партия ХДС в традиционной связке с баварской партией «Христианско-социальный союз» лидирует с уровнем поддержки в 37%.

Казалось бы, за три ее срока немецкий электорат должен был давно устать. Но фактор стабильности перевешивает фактор усталости: все последние годы Германия остается мотором экономики стран еврозоны со скромным, но все-таки ежегодным приростом (1,9% ВВП в 2016 году) и низким по меркам Евросоюза уровнем безработицы (около 4%). «За Германию, в которой мы хотим жить хорошо», — гласит предвыборный лозунг консерваторов, как бы напоминая немцам, кому они обязаны своей безбедной жизнью в последние 12 лет.

Партнеры по танго

Ждет ли Германию материальное благополучие и дальше — во многом зависит от того, кто по итогам выборов станет партнером консерваторов по коалиции. Ведь ввиду электоральных особенностей немецкой избирательной системы править в одиночку не может ни одна партия. И это тот случай, когда, как и в танго, нужны двое.

С 2013 года младшим партнером в правящей коалиции выступают социал-демократы, сейчас находящиеся на втором месте с уровнем поддержки 20–22%. Однако, согласно последнему опросу, проведенному агентством Bloomberg среди десятка экономистов, новая «большая» коалиция, как называют по традиции союз ХДС и социал-демократов, будет далеко не самым выигрышным вариантом с точки зрения дальнейшего благоденствия немецкой экономики.

Как замечают эксперты, отношения ХДС и социал-демократов — сродни супружескому союзу после многих лет брака. В стане СДПГ совершенно точно накопилась усталость от традиционных старших партнеров и назрело понимание, что повторение набившего оскомину союза с Меркель станет ударом по имиджу партии как самостоятельной политической силы. Главное проявление тяги к освобождению от надоевших «брачных уз» — заявка лидера СДПГ Мартина Шульца на кресло канцлера, во многом построенная на не всегда убедительной критике нынешнего партнера.

Проблема в том, что, начав за здравие, непосредственно к выборам кандидат от СДПГ не то чтобы кончил за упокой, но «эффект Шульца» явно сошел на нет. Поэтому партия, по сути, обречена на дальнейшее сосуществование с ХДС.

Если верить экономистам, наиболее удачный союз именно с точки зрения экономики — это коалиция ХДС с правоцентристской Партией свободных демократов (СвДП). Союз логичен и с точки зрения идеологий двух партий, но есть нюансы. Меркель явно не по вкусу идея свободных демократов снизить налоги, так же как и их сопротивление евроинтерграции. Много сомнений у экспертов вызывает и способность воспитанной в семье пастора фрау Меркель в чисто человеческом плане поладить с молодым и амбициозным лидером свободных демократов Кристианом Линднером, который среди прочего активно выступает за возврат к традиции нудистских пляжей. Наконец, уже имеющийся опыт совместного правления двух партий (в 2009–2013 годах они были в коалиции) был не особо безоблачным, что лично для Меркель служит дополнительным контраргументом.

Но главное — свободные демократы вряд ли наберут достаточное количество мест, чтобы консерваторы могли создать с ними прочную коалицию. Поэтому политологи включают в список возможных поствыборных коалиций еще и вариант «Ямайка». Так окрестили союз ХДС со свободными демократами и «зелеными», поскольку черный партийный флаг ХДС, желтый СвДП и зеленый цвет экологической партии напоминают многим флаг Ямайки. Впрочем, из-за крайне разных идеологий этих партий большинству немцев уже сейчас  ясно, что их совместное, необкатанное опытным путем правление заведомо обречено пойти по сценарию знаменитой басни Крылова «Лебедь, Рак и Щука».

Почитатели бикини

Вариации на тему теоретически возможных коалиций включают даже вариант появления в Германии после выборов меньшинства во главе с социал-демократами, которым предлагают объединиться в различных сочетаниях то с «зелеными», то с Левой партией, то с СвДП. Но ни один из постэлекторальных коалиционных сценариев не включает крайне правую партию «Альтернатива для Германии» (АдГ). Эта партия имеет все шансы стать третьей по числу голосов, но почти не единого — войти в коалицию с кем-либо. 

Партия появилась в 2013 году в период кризиса еврозоны и привлекла внимание своей резкой критикой экономической политики Германии и ЕС, пытавшегося, по мнению «альтернативщиков», за деньги немецких налогоплательщиков спасти от банкротства Грецию. Но с 2015 года, в разгар миграционного кризиса, который обернулся для Германии притоком более миллиона беженцев, АдГ превратилась в антимигрантскую и антиисламскую силу.

«Буркини? Мы предпочитаем бикини!» — утверждает предвыборный плакат АдГ. «Новые немцы? Мы сделаем их сами!» — гласит еще один постер, изображающий беременную белокожую женщину, с явным намеком на то, что беженцы в Германии — незваные гости.

В настоящему моменту партия уже прошла в парламенты 13 из 16 федеральных земель Германии, но даже ожидаемый прорыв АдГ в бундестаг не делает ее «рукопожатной» для других политических сил. Вместе с тем, как бы ни была сильна в стране рефлексия по поводу нацистского прошлого, в попытке вернуть которое частенько обвиняют АдГ, считаться с этой партией — особенно если по итогам выборов она вдруг окажется крупнейшей оппозиционной силой — всё же придется.

По факту же традиционные партии уже согласились с рядом идей крайне правых. Взять хотя бы предвыборную программу СДПГ, где партия выступает за более серьезный контроль границ Евросоюза и ускоренную депортацию мигрантов-уголовников. Или главного апологета политики открытых дверей — Ангелу Меркель, которая вполне серьезно допустила введение в Германии частичного запрета на ношение бурок и никабов.

Прямой эфир