Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Автосекретарь
beta
Выделить главное
вкл
выкл

За полторы недели до немецких выборов начала заметно укреплять свои позиции правая партия «Альтернатива для Германии» (АдГ). По данным некоторых опросов, она имеет шанс стать третьей в парламенте, обойдя «Зеленых» и даже основную оппозиционную силу — партию «Левых». Сейчас разница между АдГ и левыми колеблется в пределах процентного пункта. А политики и ключевые СМИ начали жестко атаковать «альтернативщиков», обвиняя их то в неконституционности программы, то в разжигании религиозной ненависти, то в коррупционных схемах.

Но, как бы то ни было, «Альтернатива» проходит в парламент с неплохим результатом. 

Хотя еще пару лет назад партия помышляла о более убедительной победе. Стоит вспомнить, что АдГ была создана в 2013-м на волне кризиса еврозоны. А когда в 2015-м страну захлестнула волна беженцев с Ближнего Востока, партия стала резко критиковать миграционную политику Меркель и предлагать радикально ограничить приток мигрантов. На чем и получила невероятную для германских реалий популярность.

Тогда «Альтернативе» предрекали блестящие перспективы и даже говорили о ней как о германской версии французского «Народного фронта». В нее верили как в главную немейнстримную силу, способную «взорвать» консервативную политсистему ФРГ. С 2014 года АдГ заняла места в 13 земельных парламентах. Причем самый высокий результат в 15% был зафиксирован в «старой» респектабельной западной земле — Баден-Вюртемберге.

Теперь же партийные аппетиты немного умерились. Ведь еще недавно «Альтернативу» сотрясал скандал за скандалом и казалось, что они получат лишь самый минимум голосов. Их уличали в неонацистской риторике, экстремизме и ксенофобии — «стараниями» отдельных функционеров они действительно периодически просто-таки ходили по лезвию. В результате на старте федеральной предвыборной гонки лидер АдГ Фрауке Петри отказалась выдвигать свою кандидатуру на пост канцлера.

Причиной тому, по ее словам, стало то, что ей так и не удалось «уберечь партию» от радикальных элементов и сделать ее менее одиозной для массового избирателя.

А в качестве претендентов на канцлерский пост были определены сразу двое: 76-летний Александр Гаулянд и 37-летняя Алис Вайдель. С политтехнологической точки зрения — весьма рискованный шаг для того, чтобы заполучить кресло главы правительства. В особенности учитывая, что оба политика выступают в разных амплуа. Гаулянд, состоявший до 2013 года в рядах ХДС, призван воплощать респектабельный консерватизм и «предназначен» для старшего поколения. В свою очередь, Вайдель, бывший консультант Goldman Sachs, не скрывающая своей нетрадиционной ориентации, представляет более либеральную, глобалистскую версию для молодых избирателей. Очевидно, что таким способом, уже не надеясь на канцлерство, партия, по крайней мере, решила расширить свою электоральную базу.

Конечно, успех правых в Австрии, Нидерландах и Франции, оказавшихся фактически в шаге от ключевых постов, «Альтернативе» пока повторить не удалось. Но по большому счету и нынешние 9–10% можно уже считать победой. Как ни крути, это всё же не «Национальный фронт» семейства Ле Пен с его давними традициями. Сыграли свою роль и имеющие историческую подоплеку опасения немецких граждан относительно любой риторики, имеющей намек на радикальность.

Тем временем в самом бундестаге уже с тревогой ожидают появления новичков. Все партийные лидеры отказываются не только формировать коалиции с ними, но даже сидеть рядом. А парламентский аппарат заранее стремится не допустить того, чтобы представители АдГ смогли возглавить хоть какой-нибудь комитет (а между тем они вполне могут рассчитывать на комитет по бюджету, если всё же станут третьей силой при условии большой коалиции).

Вообще к приходу «Альтернативы» в бундестаге начали готовиться еще с лета. По парламентской традиции до формирования правящих коалиций и утверждения фигуры президента бундестага председательство в нижней палате осуществляет старейший депутат. Чтобы эту позицию не смогли занять «возрастные» члены АдГ, бундестаг подстраховался — еще в июне был внесен законопроект о том, что временный председатель будет избираться на основе выслуги лет и длительности работы в законодательном органе — что автоматически отбрасывает «альтернативщиков».

В преддверии выборов было даже проведено специальное исследование о том, как присутствие АдГ изменило местные парламенты. Социологи пришли к выводу, что дебаты там стали намного агрессивнее. Наталкивается на трудности и аппаратная работа, так как у многих депутатов, как правило, просто-напросто нет соответствующего опыта. Всё это приводит к межфракционным конфликтам, а в некоторых землях — даже расколу в самих фракциях. Очевидно, исследователи намекают, что примерно этого же следует ожидать на первых порах и в бундестаге.

Всё же представляется, что, попав в парламент, «Альтернатива» будет вынуждена пойти по пути «респектабилизации» собственной повестки и в той или иной степени адаптироваться к мейнстриму. Ведь то же самое когда-то произошло и с левыми, а еще раньше — и с социал-демократами. Чтобы искать компромиссы и в перспективе вступать в коалиции, им придется пресекать радикализм и сверхпопулистскую риторику. Иначе они просто обречены оставаться «вечными фриками» и изгоями на политической арене, где господствуют старые элиты. К примеру, уже есть опыт Дональда Трампа — весь мир наблюдает, как с момента инаугурации его яростно прессует американский истеблишмент, практически не оставляя ему шансов для того, чтобы перекроить политику на свой лад. Ведь серьезная перекройка мировой политической архитектуры — процесс длительный, требующий порой многих десятилетий. 

Автор — политический обозреватель «Известий»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир