Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В минувшее воскресенье в 82 из 85 регионов РФ прошел единый день голосования. В 16 субъектах состоялись прямые выборы губернаторов, еще в шести россияне избирали депутатов региональных парламентов. Всего же в ходе 5,8 тыс. избирательных кампаний, в которых участвовали кандидаты от более чем 40 партий, были разыграны порядка 36,7 тыс. мандатов, а в списки для голосования были включены около 46 млн человек, что составляет примерно половину всех избирателей страны.

Пожалуй, главный итог этого дня — легальность и легитимность результатов прошедших кампаний, что, собственно, и ставилось во главу угла организаторами и кураторами выборов. И с этой точки зрения задачу по повышению уровня доверия к выборам, на которую работали многие — от избирательных комиссий до той же «Единой России» (по понятным причинам кровно заинтересованной в том, чтобы полученные результаты не вызывали сомнений), — можно считать выполненной. Что, в свою очередь, уже немаловажно для нашего государства с относительно молодыми традициями демократии.

Конечно, не обошлось без жалоб на нарушения. Но, во-первых, их число снизилось. А, во-вторых, сам уровень нарушений (или того, что подавалось под этим соусом, но таковым не являлось) не позволяет говорить о том, что они могли хоть как-то повлиять на финальные результаты.

Разумеется, среди проигравших всегда найдутся те, кто обязательно попытается переложить ответственность за собственные неудачи на оппонентов и власть в целом. Но это уже скорее вопрос к существующему уровню политической культуры, и этим просто надо переболеть. Тем более что при фактическом отсутствии сколько-нибудь серьезных нарушений критикам только и остается, что вести разговоры о якобы низкой явке. Хотя и они являются пребольшим лукавством.

Во-первых, для тех, кто интересуется данным вопросом, в общем-то давно не секрет, что феномен высокой явки скорее свойственен государствам с более выраженным авторитарным и тоталитарным характером системы управления, нежели демократическим. Исключение составляют разве что те страны, в которых голосование является обязательным, а неучастие в нем влечет за собой наложение каких-либо санкций. И здесь российская явка находится полностью в границах общемировых показателей. Один из последних и ярких примеров — недавние выборы во французский парламент.

Несмотря на национальное воодушевление от появления нового лица и новой партии, во втором туре парламентских выборов пришли на участки только 42,64% французов, обладающих правом голоса, тогда как на выборах в Госдуму в 2016 году проголосовали 47,88% российских избирателей. Это может кому-то нравиться или нет, но это объективная реальность.

Во-вторых, нынешняя явка в целом соответствовала среднестатистическим региональным значениям. Существуют, конечно, исключения — низким показателем на первый взгляд кажется явка на столичных муниципальных выборах (на момент написания статьи прогноз составлял порядка 15%). И она действительно небольшая. Вопрос только в том, насколько она естественная и соответствует электоральным традициям (что с чем сравнивать).

Понятно, например, что совмещенные выборы на практике обычно дают более высокую явку, нежели в нашей ситуации, при которой люди избирали только местных парламентариев. Поэтому если в марте 2012 года эти выборы в Москве совпали с президентскими, то и явка на них была существенно выше, чем в минувшее воскресенье.

Опять же, чем выше уровень выборов, тем, по традиции, и выше к ним интерес. Выборы мэра Москвы с серьезной информационной кампанией и яркими кандидатами в 2013 году показали результат всего 32,03%. Выборы в Мосгордуму в 2014-м — 21%. Согласитесь, несколько странно было ожидать каких-то других показателей применительно к выборам 10 сентября, когда москвичи выбирали только районных депутатов с объективно небольшими полномочиями. Особенно если учесть крайне скучную кампанию подавляющего большинства кандидатов.

В целом же по стране регионы в зависимости от уровня выборов показали вполне достойную активность избирателей. Так, например, отличную явку продемонстрировали в Мордовии, Белгородской и Саратовской областях.

В-третьих, нельзя забывать о том, что итоговая явка — всегда работа всех партий и кандидатов. И если при какой-либо явке, отличной от 100%, кто-то набрал меньшее количество голосов, чем победитель, — это, прежде всего, к вопросу о том, что проигравшие не смогли убедить и довести своих потенциальных избирателей до участка в день голосования.

Автор — политолог Антон Хащенко

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир