Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С Восточного экономического форума на минувшей неделе пришла новость, взбудоражившая россиян. Дело касается не инвестиционных контрактов с азиатскими странами, а знакомой каждому лампочки. Замминистра энергетики Антон Инюцын заявил, что его ведомство проработает вопрос о запрете производства и продажи ламп накаливания мощностью выше 50 Вт.

Ранее государство уже ограничивало продажу ламп накаливания. С 2011 года запрещена продажа лампочек мощностью 100 Вт и более. Кроме того, неоднократно вставал вопрос о снижении планки. По принятому в 2009 году ФЗ «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» мы уже могли были с 2013 года лишиться лампочек мощностью 75 Вт и более, а с 2014-го — 25 Вт. Однако в законе написано, что эти меры могли быть введены, но необязательно. Поэтому правительство продолжает откладывать новые ограничения, хотя Минэнерго регулярно возвращается к вопросу борьбы с лампами накаливания. Последний раз тот же замминистра энергетики Антон Инюцын предлагал вывести из оборота лампочки мощностью 60 и 75 Вт в июне 2016 года.

Нынешние предложения Минэнерго имеют два аспекта — бытовой и государственный. Для населения запрет на оборот ламп накаливания мощностью более 50 Вт станет сильным ударом. Хоть Минэнерго и заявляет, что 28% потребителей уже перешло на светодиодные лампочки, в реальности эта цифра выходит за счет государственных, региональных и муниципальных учреждений, которых обязали перейти на энергосберегающие лампочки уже давно. Доля граждан, установивших энергосберегающие лампочки (и светодиодные, и люминесцентные) в квартирах, в разы меньше заявленных 28%. Запрет 50-ваттных ламп накаливания означает принудительный перевод всех россиян на энергосберегающие лампочки, ведь с 40-ваттной лампочкой жить очень некомфортно.

Надо сказать, что этот шаг в светлое будущее довольно дорог. Если лампа накаливания в 75 Вт стоит примерно 15 рублей, то ее энергосберегающий аналог стоит от 80 рублей и выше. Причем дешевые энергосберегающие лампы — это в основном китайские люминесцентные лампы, которые и прослужат недолго, и содержат вредные вещества, а значит, их нужно сдавать в специализированный пункт, а не бросать в урну. Качественные светодиодные лампочки, работающие по 5–7 лет, стоят уже 250–350 рублей за штуку. Покупаешь семь лампочек на однокомнатную квартиру — тратишь 2,5 тыс. рублей. Такая нагрузка для семейного бюджета не всем россиянам понравится, особенно в регионах. Хотя энергосбережение позволит экономить на электричестве: светодиодная лампа потребляет в 7–8 раз меньше электричества. Но в условиях, когда множество людей в России живет от зарплаты до зарплаты, сложно думать об окупаемости лампочек на пять лет вперед.

Государственный аспект запрета лампочек накаливания связан с обязательствами России на международной арене. Мы присоединились к Парижскому соглашению по климату, которое предполагает сокращение выбросов в атмосферу. Однако при этом документ таит в себе механизмы переустройства всей мировой торговли. Если совсем упрощать, то соглашение открывает дверь введению глобального углеродного налога. Те страны, где на производство единицы товара тратится много энергоресурсов, будут платить больший налог, чем энергоэффективные государства. А значит, себестоимость товаров в расточительных странах будет выше и конкурировать на международной арене они не смогут. В итоге российское правительство будет вынуждено увеличивать энергоэффективность экономики, чтобы продемонстрировать выполнение Парижского соглашения, что в будущем позволит получить хорошие позиции в рамках глобальной экономической конкуренции.

У бытового и государственного аспектов запрета ламп накаливания есть и одно общее. Сокращение потребления энергии должно привести к снижению вредных выбросов. А чистый воздух помогает энергосбережению, в Пекине, например, зачастую такой смог стоит, что и днем приходится свет в квартире включать, так как солнца не видно.

Автор — ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при правительстве РФ

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир