Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Автосекретарь
beta
Выделить главное
вкл
выкл

8 сентября мы отмечаем Международный день грамотности. Ну как отмечаем — не отмечаем на самом-то деле. Иногда замечаем в каком-нибудь календаре или заглянув на новостные страницы в интернете. С грамотностью, по крайней мере в России, как бы всё более-менее.

ЮНЕСКО объявило День грамотности в 1966 году. Тогда наверняка проблема неграмотности стояла очень остро в Африке, Южной Америке, Юго-Восточной Азии. Да и у нас, в СССР, скорее всего, тоже. Я, чье детство пришлось на 1970-е, помню стариков и старух, или вовсе не умевших читать, или читавших по слогам. Да и мои бабушки писали и читали с трудом; письма их изобиловали ошибками, запятые и точки стояли не на своих местах. Но, странно, от этого коротенькие послания становились как-то теплее, душевнее, что ли. Или мне так сейчас вспоминается…

В 1980-е проблема грамотности в нашей стране была решена. Так говорили по ТВ и писали в газетах. Число вузов росло, в ПТУ всё больше внимания уделяли не только профессиональному обучению, но и общественным наукам. Впрочем, те, кто помнят то время, думаю, согласятся со мной, что народ наш действительно был довольно образованный и грамотный.

1990-е породили новых беспризорников, городских маугли; многие пацаны и девчонки стали относиться к учебе в школе кое-как, а некоторые и вовсе бросали ее или жизнь заставляла бросать. Нужно было зарабатывать на хлеб насущный. В том числе и детям.

Беспризорники и маугли есть и сегодня, время от времени разнообразные эксперты заявляют, что в России то два миллиона, то полтора, то больше двух миллионов неграмотных детей. Не знаю, правда это или нет — тут подсчитать очень сложно. Сойдемся на том, что почти все сегодня умеют читать и писать. Но как — вопрос.

То, что раньше можно было скрывать, интернет легко делает достоянием каждого. В том числе и уровень грамотности. А этот уровень, судя по всему, очень низкий.

Каждый может нынче высказываться печатно. А интернет-блоги, сайты, комментарии, не будем лукавить, — печать. И повсюду гроздья, россыпи орфографических, пунктуационных ошибок. Приводить примеры опять же можно очень долго, но стоит ли? Тот же интернет завален фотографиями вывесок, ценников с ошибками: «Тренажорный зал», «Лыжы, коньки, санки», «Улица Льва Толстова», «Свикла», «Борьщ», «Санкт-Питербург». Это не в Беларуси сфотано, а у нас… Люди смотрят и веселятся, но тут не до веселья.

Обилие ошибок вокруг губительно — они впиваются в сознание, приживаются там, и сам потом, если ты даже взрослый грамотный человек, пишешь с ошибками. Не говоря уж о детях.

Помню, однажды в школе, где училась моя старшая дочь, случился переполох: был диктант, и почти все дети всех трех классов одной параллели написали «башмак» через «г». «Башмаг». Учителя не могли понять, что случилось, откуда это. А потом один-другой взрослый заметили, что рядом со школой есть магазин обуви, называющийся «Башмаг». Родители и учителя проходили и не обращали внимания, а дети впитывали.

Или вот история с «не» отдельно или слитно. Это настоящий бич последнего времени — писать везде раздельно. Да, сложно уяснить, запомнить, где раздельно, где слитно, тут очень много зависит от контекста. Я сам постоянно ломаю голову и лезу в словари, стараюсь писать правильно, но вал ошибок накрыл и меня. И словари уже не в силах помочь.

На днях ехал в автобусе и читал-перечитывал прикрепленные к стенке правила, а вернее, пункт о том, какие проездные удостоверения действительны, а какие… Процитирую: «В остальных случаях проездные удостоверения не действительны». Это было написано не от руки, а напечатано в типографии, красивым шрифтом.

Очень популярна мысль, что чтение книг повышает грамотность. «Читай больше, и будешь делать меньше ошибок». Отчасти так оно и есть. Но именно — отчасти.

Во-первых, уже несколько десятилетий существует проблема — до сих пор актуальная, так как в школьных библиотеках, особенно маленьких городов, книжный фонд довольно старый: начитавшись книг 1940-х – начала 1950-х годов издания, не можешь не писать потом «придти» вместо нормативного нынче «прийти», «чорт» вместо «чёрт», «биллиард», вместо «бильярд», «попрежнему» вместо «по-прежнему». Я лично до сих пор порываюсь писать некоторые слова так, как читал их подростком в тех книгах.

А во-вторых — уходит в прошлое профессия корректора. Должность есть, а профессия… Нет, почти у каждой книги в выходных данных присутствует строчка: «Корректор такой-то» или даже два корректора. Хотя часто понимаешь, что корректора-профессионала у этой книги не было. А если начинаешь указывать издателю на обилие ошибок в выпущенной им книге, то он обязательно вспомнит Пушкина: «Как уст румяных без улыбки, / Без грамматической ошибки / Я русской речи не люблю».

Пушкин, замечу, писал не о своей любви к грамматической ошибке, там другой смысл. Но, кстати, если уж речь зашла о художественном, обращу внимание на то, что у нас есть два практически разных письменных русских языка: литературный язык и язык художественной литературы. Они живут по разным законам. Для первого закон — языковая норма, для второго — слух автора.

Нередко приходится сталкиваться с редакторами и корректорами, которые правят рассказ или повесть по закону литературного языка. И начинаешь сражение за ошибку, которая необходима в ткани художественного текста. Если в прямой речи ее чаще всего удается отстоять, то в авторской — очень редко. Но русская проза вся пропитана нарочными ошибками, неправильными конструкциями предложений, неправильными склонениями и спряжениями. Такие ошибки читатель всегда — надеюсь — отличит от других, демонстрирующих неграмотность (вернее, малограмотность) автора.

В Литературном институте нас четыре года учили литературному языку, а на пятом курсе — тем, кто дотянул до пятого, — объяснили, что грамотность — это, в общем-то, понятие относительное и автор волен писать, как считает нужным. Но держать в голове нормы всё же необходимо. И я лично стараюсь. Но прошу меня извинить за ошибки, которые наверняка кто-нибудь обнаружит в этом тексте. Я не нарочно (а так хочется написать слитно — «ненарочно» как синоним «случайно»).

Автор — писатель, критик, лауреат национальных литературных премий «Большая книга», «Ясная Поляна»

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир