Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Я влюблен в автомат Калашникова»

Разработчик и производитель оружейного «тюнинга» Николай Горбунов — о сильных и слабых сторонах отечественного оружия и о том, зачем нужен оружейный «обвес»
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Фонари, лазерные целеуказатели (ЛЦУ), коллиматорные и оптические прицелы — неотъемлемые атрибуты вооружения спецподразделений. Как установить это оборудование на старый автомат, пулемет или снайперскую винтовку? О современном тюнинге боевого оружия «Известиям» рассказал директор частного предприятия ООО «Зенит» — производителя всех «обвесов» для спецподразделений Николай Горбунов.

— Николай Анатольевич, что дает тюнинг старого автомата? Не проще ли сегодня изначально делать оружие со всеми необходимыми разъемами под крепление дополнительного оборудования?

— Тюнинг позволяет использовать оружие, которое было сделано давно. Автомат Калашникова появился в 1947 году и до сих пор используется в различных регионах и подразделениях. Сам по себе автомат — совершенное изделие. Я влюблен в него. Но сегодня военнослужащему спецподразделения необходимо иметь не только надежное оружие, но и высокоточное. Точность во многом определяется прицельными приспособлениями. Это как раз и есть дополнительный тюнинг — всё то, что устанавливается на автомат дополнительно, начиная с дульного устройства и заканчивая пяткой приклада. В нашей концепции, которую я предложил, основой является цевье — хребет автомата. Оно цельнофрезерованное, из сплава алюминия.

— Какие преимущества дает автомату ваше цевье?

— Оно позволяет создать базовую точку, относительно которой будет крепиться всё остальное. Это крышка ствольной коробки, которая устанавливается на цевье, вставляется в казенную часть и упирается в пружину, образуя гарантированную несмещаемую линию, на которую будет ставиться коллиматорный прицел. Неважно какой, но его надо на что-то поставить, и он не должен мешать обслуживанию автомата. При открытии и закрытии смещения быть не должно. Смещение на 0,1 мм дает на дальности 50 м отклонение 40 см, поэтому крышка должна сидеть как влитая и не смещаться. Цевье — это основа, модернизацию автомата надо начинать с него.

— В мире многие фирмы занимаются модернизацией автомата Калашникова. 90% из них работают с пластиком. В «Калашникове» считают, что современный пластик не уступает металлу и незачем утяжелять автомат. Почему вы выбрали алюминий?

— Пластик — дешево, алюминий — дорого, но для пользователя автоматы стоят примерно одинаково. Пластик — это красиво, но не легче. Пластиковое цевье с планками «Пикатинни» весит от 250 г. Наше цевье, у которого планки со всех сторон, весит 180 г. Миф о том, что алюминий тяжелее пластика, раскручен теми, кто продает пластик.

Алюминиевый обвес критикуют за то, что он греется. Пуля летит по баллистической траектории. Чем сильнее разогрет ствол, тем сильнее меняется траектория. Цевье служит радиатором: мы снижаем разогрев ствола примерно на 30%. Слух о том, что цевье разогрето так, что его держать нельзя, тоже сильно преувеличен. Мы проводили множество тестов с видеофиксацией, где, держа автомат АК-104 калибром 7,62 мм голыми руками, испытатель расстреливает 5 магазинов подряд без остановки. Пластиковое цевье после такого теста потечет. У тюнинга есть две концепции: красиво или надежно. Мы выбираем «надежно».

— Вашей продукцией пользуются практически все российские спецподразделения — от элитных ССО, ЦСН ФСБ до региональных ОМОН.

— Добавлю — до страйкболистов.

— Еще 4 года назад преобладало оружие западных производителей — Magpul и других. Насколько выросли ваши обороты за это время?

— До 2 марта 2010 года мы выпускали только различные фонари и лазерные целеуказатели. Я считал, что у нас много производителей тюнинга. «Калашников» собирался делать его, поэтому мы не планировали заниматься этой темой. Но в марте того года на задание выезжала одна из групп спецназа, и им надо было срочно установить лазерные целеуказатели на штатные АК так, чтобы лазеры не смещались.

Однако выяснилось, что при интенсивном огневом контакте все лазерные целеуказатели (ЛЦУ) стали шататься. Для фонаря ничего страшного, его можно хоть скотчем примотать. Для ЛЦУ это неприемлемо. Нужно было делать посадочное место на автомате Калашникова либо отказаться от ЛЦУ. И 2 марта 2010 года мы занялись тюнингом, а 6 апреля того же года нами было сделано цевье. Сразу же одно из элитных подразделений уехало в командировку, полностью оснащенное нашими изделиями.

— Многие считают, что ЛЦУ и тактические фонари — это «баловство», скорее для красоты… Насколько они нужны военным и правоохранителям?

— Задача правоохранительных органов не убивать, а задержать. В 2002 году в штате Флорида проводили эксперимент: всех полицейских оснастили ЛЦУ и фонарем. По результатам их эксплуатации в течение года использование оружия сократилось на 97%.

Когда полицейский наводит лазер на предполагаемого преступника, человек понимает, что в следующую секунду его застрелят и сопротивляться не стоит. В этом и есть задача полиции: обеспечить подчинение закону. Лазерный целеуказатель здесь как нельзя кстати, но недопустимо, чтобы он светил в одну точку, а пуля прилетит в другую. Правоохранительные органы работают в основном в городе среди мирного населения, ни один наказанный преступник не стоит жизни мирного человека.

— Сколько изделий в год вы поставляете заказчикам?

— Десятки тысяч изделий. Есть изделия «Клещ», «Перст», «Приклад», антабка, ручка перезарядки, резиновые накладки, цевье. Основной наш фонарь «Зенит2ПС + ЛЦУ Клещ» нашел массовое применение: их сделано больше 30 тыс. штук. Не так много в стране подобных изделий с такими цифрами выпуска.

У меня есть небольшой музей подделок наших изделий из Китая, Тайваня и Украины. Украинское КБ «Южное», например, подделывает нашу планку Б-51 на государственном уровне. Маркировка говорит: «Сделано в России ООО «Зенит». Под нашим брендом поставляют по всему миру подделки нашей продукции. Подделка под российские изделия меня, с одной стороны, огорчает, а с другой стороны, радует.

— На Западе считается доходнее для оружейной компании не выпускать оружие, а производить тюнинг. «Хеклер и Кох» и другие так получают основную прибыль. Я правильно понимаю?

— Не совсем. Есть оружейные заводы, есть предприятия, производящие тюнинг и разные навесы. Если нет нового оружия, всё остальное просто не нужно. Тюнинг подготавливает почву для модернизации оружия. Если бы его не было, мы до сих пор пользовались бы луком и стрелами. Масштабы нашего предприятия несравнимы с масштабами концерна «Калашников», завода «Молот». Мы занимаемся не производством оружия, а тюнингом уже сделанного. Я не могу сказать, насколько прибыльно производство оружия, потому что мы его не делаем.

У нас норма прибыли 15%. Она может колебаться в зависимости от изделий от 20 до 12%. Самая большая доходность на наукоемких изделиях. У цевья доходность не больше 12%. Обычный фонарь, который и в быту может использоваться, дает доходность около 20%. Это массовые изделия, в которых есть большая доля интеллектуального труда.

— Вы работаете в системе гособоронзаказа. Вам предоставляются кредиты под госгарантии?

— У меня отрицательный опыт работы с банками. Один раз в жизни брал кредит, он оказался под 100% годовых, и мне очень трудно его было отдавать. Так что мы больше не берем кредиты.

— Фактически все российские спецподразделения, действующие в Сирии, используют ваш обвес: фонари, цевье, приклады регулируемые, глушители. Они апробировали ваши изделия в реальных боевых действиях, причем в стране с очень сложным климатом, где ночью может быть очень холодно, а днем очень жарко. Ваша концепция использования металла себя оправдала?

— Могу сказать только одно — заказ у нас существенно вырос.

— Насколько эффективнее становится старое оружие с использованием вашего обвеса?

— Оно ничем не уступает любому импортному оружию. Не так давно в Гудермесе проходил «Кубок Зенитки» в рамках чемпионата Чечни по тактической стрельбе среди силовых подразделений. В полуфинале дуэли один участник стрелял из импортной штурмовой винтовки AR-15, а второй из автомата Калашникова в нашем обвесе. Оба стрелка высочайшего класса. У участника, который стрелял из AR-15, шестая мишень начала падать, а первая еще не успела коснуться земли. Такая точность и скорость стрельбы. Но победил участник с автоматом Калашникова.

— Есть конкуренция между автоматами Калашникова и различными производными автоматического оружия схемы Юджина Стоунера: AR-15, М4, М16. Нас приучили, что М16 — это ерунда, ненадежное, плохое оружие, а автомат Калашникова с пластиковым цевьем и деревянным прикладом превосходит М16. Сейчас выясняется, что калашников при большей живучести менее точен в стрельбе. В чем, с точки зрения пользователя вашей продукции, калашников проигрывает автоматам схемы Стоунера? Как ваша конструкция позволяет «догнать» зарубежные автоматы?

— В автомате Калашникова невозможно исправить массу: он тяжелее другого оружия. Это не кардинальный недостаток, компенсируется физкультурой. Следующий элемент — это подброс ствола из-за особенностей схемы работы механики. Газовый двигатель имеет отклонение от оси канала ствола, за счет этого образуется подброс ствола вверх и вправо. Компенсация подброса обеспечивается дульным устройством.

Я больше не вижу недостатков у АК. Говорили, что на него невозможно установить прицельные приспособления — этого недостатка больше нет.

— Можно без современного обвеса работать в условиях современной войны?

— Бойцу, который идет по схеме Первой мировой войны в стрелковой линии, никакой тюнинг не нужен. Современная война — это война ночью. Нужны другие прицельные приспособления, различные фонари, включая инфракрасные, целеуказатели для корректировки огня.

— Но тактический фонарь — это ведь просто фонарь?

— Это высокотехнологичные изделия. Весь тюнинг нужен, чтобы поставить именно такой прибор. У нас это изделие называется «Перст-3». У него красный и инфракрасный лазеры, инфракрасный осветитель. Если предполагается ночной огневой контакт и у нас есть приборы ночного видения, использование инфракрасных лазеров и осветителей позволяет быть невидимым для противника, но видеть всё самому.

Прямой эфир