Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Легенды, сотворенные Линь

Тайваньский театр стал достоянием общемировой культуры
Фото: Виталий Андреев
Озвучить текст
Автосекретарь
beta
Выделить главное
вкл
выкл

Оригинальная сценическая хореография спектаклей театра «Легенда Линь» является как бы синтезом балетного модерна и национального фольклора со старинными легендами, ритуалами и обрядами. Об истории театра и спектаклях, которым аплодировали зрители многих стран, в том числе и России, рассказывает в интервью их создательница, хореограф с мировым именем Линь Ли-джэнь.

Мы беседуем у нее дома в районе Юнхэ Нового Тайбэя. В квартире простая обстановка. Может быть, только необычно выглядит стоящий в углу серебристый мискантус — популярный в садоводстве за свою красоту злак. Но это реквизит для нового спектакля.

— Госпожа Линь Ли-джэнь, расскажите, с чего все началось?

Танцевать я любила с самого детства, а профессиональное образование получила на отделении танца негосударственного Университета китайской культуры в Тайбэе. По окончании учебы работала хорео­графом в школе. Работа мне очень нравилась, но я понимала ограниченность возможностей сделать что-то масштабное. Хотя в одной из первых школьных постановок участвовали более ста учащихся.

А в 1995 году сбылась моя заветная мечта — основала собственный театр. Первый же наш спектакль — «Жертвоприношение» вызвал у пуб­лики большой интерес. В нем средствами танца мы старались донести до зрителей эстетику традиционной храмовой церемонии, раскрыть красоту религиозных ритуалов. Как постановщица, я многое взяла из личных впечатлений молодости, когда наблюдала все эти ритуалы в своем родном городе Цзилун, что на северном побережье Тайваня.

Я помню воздух, которым дышала тогда. Наше тело воспринимает воздействие гор, лесов, моря. На Тайване есть то культурное многообразие, которое сформировали люди, живущие здесь, — не только ханьцы или представители коренных народов. Японцы, португальцы, те, кто переселился из других стран, — все они привнесли в образ жизни на острове что-то свое. Каждый поклонялся своему высшему существу, не мешая другим. Вот почему на Тайване никогда не возникало конфликтов на религиозной почве. Отсюда присущее нам ощущение свободы, благодаря которому мы можем творить без опасений обидеть или оскорбить кого-то.

Успех первого спектакля окрылил нас, и мы решили показать «Жертвоприношение» в Европе. Горячий прием, оказанный театру на престижном фестивале во французском городе Авиньоне, показал, что мы на правильном пути и осмысление самых сложных философских проб­лем человеческого бытия возможно на сцене не только в традиционных жанрах оперы или драмы, но и средствами танца.

Философские проблемы находятся в эпицентре и второго спектакля «Гимн увядающим цветам», который, как мне известно, имел большой международный успех.

«Гимн увядающим цветам» посвящен временам года или метафорически жизненному циклу человека — рождению, юности, взрослению и неизбежному старению. Постановка была прекрасно принята европейской публикой на театральных фестивалях в Лионе и Мадриде. Успешно прошли гастроли в Италии, Германии, США и Мексике.

А что вы представили российским зрителям, когда несколько лет назад приняли участие в Международном чеховском фестивале в Москве?

На сцене Театра имени Моссовета мы показали «Песню задумчивого созерцания». Участие в этом смотре стало для нашего театра большим событием. Кстати, название театра «Легенда Линь» в программе фестиваля было обозначено в английской транскрипции «Ледженд Лин Данс Тиэтр».

Рассказать словами то, что получило свое воплощение в танцах, музыке и даже пении, непросто. Скажу лишь, что замысел постановки я вынашивала много лет. Тому, кто не знаком с режиссерской кухней, это может показаться невероятным. Но это так. Ведь спектакль, как дерево. Чтобы вырастить его, нужно время, корни должны окрепнуть, появиться листва. Да и музыка, звучащая в ушах постановщика, тоже рождается в муках творчества.

Первая часть «Гимна увядающим цветам» посвящена молитвам природным силам и любовному дуэту. Во второй показана бит­ва-игра охотников. Воскрешая на сцене в ритмике и рисунках танца древние ритуалы народностей мяо и донг, мы усиливаем впечатление живыми звуками барабанов, тростниковых трубок.

А последняя наша премьера «Вечные приливы» — это философское осмысление места человека на планете, а если смотреть еще шире — великой триады Неба, Земли и Человека. Премьера прошла на Тайване в самом большом театральном зале Тайбэя — здании Национального театра.

Какое впечатление на вас произвела московская публика?

Бывает, что мы слушаем незнакомую музыку в незнакомом месте и вдруг осознаем: она проникает в самую глубину нашего сердца. И тогда слова уже становятся лишними: краски на холсте картины, звуки инструмента в оркестре или язык тела в танце выражают наше взаимопонимание с удивительной ясностью.

Поначалу московская публика показалась сдержанной. Но когда закрылся занавес, все изменилось — эмоции прорвались наружу. Как я узнала, некоторые зрители смотрели «Песню задумчивого созерцания» по второму и даже третьему разу. Мне запомнился немолодой мужчина, подошедший ко мне после спектакля: сложив ладони в знак приветствия, он низко поклонился, и в этом поклоне мы поняли друг друга без слов.

Прямой эфир