Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Зеленский сообщил о прибытии ЗРК Patriot на Украину из Германии
Общество
В Бурятии после обрушения моста возбудили уголовное дело
Мир
Эксперт назвал выход Байдена из президентской гонки давним планом демократов
Общество
В Якутии обнаружены обломки пропавшего вертолета Robinson
Мир
В бундестаге рассказали о критическом отношении к Зеленскому
Мир
Индия эвакуировала 4,5 тыс. студентов из охваченной протестами Бангладеш
Мир
Международный эксперт указал на неспособность Байдена управлять США
Мир
Трамп заявил о готовности участвовать в дебатах с Харрис
Мир
В бундестаге заявили об усталости немцев от конфликта на Украине
Мир
CNN узнал о приведении в повышенную готовность более 500 тыс. военных НАТО
Мир
Республиканцы назвали Камалу Харрис катастрофой для США
Экономика
Применение цифрового рубля сочли актуальным для отслеживания расходов бюджета
Мир
Вучич заявил о нежелании Путина усиливать звонками давление на Сербию
Армия
Расчеты РСЗО «Град» уничтожили позиции ВСУ на харьковском направлении
Мир
Медведчук рассказал об охватившем Запад политическом безумии
Общество
В Приморье гендиректора агрохолдинга и экс-главу района обвинили в коррупции
Мир
Медведчук объяснил, почему Западу невыгодна влиятельная Украина
Армия
Группировка войск «Центр» нанесла удары по сотне позиций артиллерии ВСУ

«Программа реновации не означает автоматического сноса всех зданий»

Глава департамента культурного наследия Москвы Алексей Емельянов — о судьбе исторических домов, попавших в список на расселение
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Дома, представляющие историческую и архитектурную ценность, могут быть расселены в ходе программы реновации, но при этом их не будут сносить. Жителям город предоставит новое жилье, а здания получат вторую жизнь — их отреставрируют. Об этом рассказал «Извеcтиям» руководитель департамента культурного наследия (Мосгорнаследия) Алексей Емельянов.

— «Архнадзор» обнаружил в предварительном списке зданий, включенных в программу реновации московского жилья, около 320 домов, которые не являются хрущевками, а возведены по индивидуальным проектам. Какая судьба их ждет?

— Сразу хочу сказать, что программа реновации московского жилья не означает автоматического сноса всех зданий, которые попали в список домов, опубликованный на сайте мэрии. Она задумывалась и будет осуществляться как программа по работе с ветхим жильем. В первую очередь в ней идет речь о зданиях, состояние которых приближается к аварийному или уже является таковым. Никто никогда не говорил, что все объекты, представленные в перечне, будут обязательно снесены. Неправильно понимать реновацию как программу, направленную на тотальный снос. Задача городских властей состоит в том, чтобы расселить максимальное число жителей, если они, конечно же, согласятся, из ветхих домов. И тот перечень, который размещен на сайте, а там около 4,5 тыс. объектов, представлен с одной целью — узнать мнение жителей и понять, согласны ли они с тем, чтобы их дома включили в программу, или нет.

— Получается, что отдельные дома, попавшие в «сносный список», могут быть сохранены?

— Как раз об этом я и говорю. Сначала отселят жителей, а потом будет приниматься решение. Дома, которые обладают историко-культурной ценностью, обязательно будут сохранены и реконструированы. Департамент культурного наследия внимательно следит за наиболее интересными объектами. В списках «Архнадзора» и других общественных организаций действительно есть интересные в архитектурном плане здания, и мы знаем об их существовании.

— Можете их назвать?

— Это, например, дома по улице Руставели — сталинки, как их еще называют, построенные по индивидуальным проектам. Подобные здания в основном возводили до 1955 года — до постановления Никиты Хрущева о борьбе с излишествами в архитектуре. На Каланчевской улице есть интересный четырехэтажный доходный дом 1906 года постройки, который до сих пор во многом определяет облик всей улицы. Мы знаем, что есть интересные здания в Жуковом проезде, на Варшавском шоссе или, скажем, дом для военнослужащих на Ивантеевской улице. 

— Сколько таких домов?

— Всего около десятка. Те дома из перечня, которые никаким охранным статусом на сегодня не обладают, но, безусловно, интересные и знаковые, например дома на Варшавском шоссе, не будут снесены. Но хочу отметить, что дома, включенные в перечень для голосования, — это типичные дома массовой жилой застройки, которыми застраивались города и поселки всего Советского Союза — не только Москва, но и Нижний Новгород, Самара, Воронеж и др.

— Что будет с конструктивистскими поселками?

— Мы уже говорили, что в городе сохранят дома в 40 конструктивистских поселках 1920–1930-х годов, то есть все крупные архитектурные комплексы эпохи конструктивизма не войдут в столичную программу реновации. Прежде всего речь идет о поселках Дангауэровка в Лефортово, Дубровка, Буденовский, Усачевский, Хавско-Шаболовский.

— Программа реновации направлена на борьбу с ветхим жильем и улучшение качества жизни москвичей. Но как быть тем горожанам, которые живут в ветхих, но исторически значимых для города домах?

— Мы изначально исключили объекты, обладающие историко-архитектурной ценностью, но жители таких домов не всегда согласны с подобным решением. Поступает большое количество заявлений, например, от москвичей, живущих на Саратовской улице, — речь идет о домах СДС (бывший поселок для строителей Дворца Советов. — «Известия»). Это здания с очень интересной архитектурой, но местные жители не согласны с решением исключить их дома из списка на реновацию. Они, наоборот, просят включить их дома в программу. И они имеют право на свое мнение.

— И что же планируется делать с этими домами? Включать в программу и сносить?

— Это как раз тот случай, когда можно учесть мнение жителей — отселить их и провести реконструкцию зданий. Сносить никто не собирается.

— На территории Москвы при ее расширении оказались центры бывших подмосковных городов Люблино, Тушино, Кунцево, Перово и Бабушкин со сталинской застройкой. Стоит ли, по-вашему, центры этих территорий сохранить целиком?

— Нельзя сказать, что все центры старых подмосковных городов, ставшие районами Москвы, обладают такой историко-культурной ценностью, как центр Бабушкина. Здесь мы будем ориентироваться на мнение жителей. В частности, по итогам голосования жителей из программы реновации уже исключили дореволюционные, так называемые плоские дома на Пресненском Валу. Хотя, конечно, там была и другая причина. Они представляют историко-культурную ценность, формируют градостроительный облик столицы.

— Что делать тем москвичам, которые считают, что их дом является памятником архитектуры, но он не входит в список особо охраняемых объектов культурного наследия и готовится к реновации?

— Любой москвич может подать заявление в наш департамент о признании здания объектом культурного наследия. Заявление не требует проведения основательных историко-культурных и архивных исследований, достаточно перечислить важные вехи, связанные с домом-кандидатом, указать предполагаемую дату его постройки и приложить фотографии. Заявление будет зарегистрировано у нас, после чего мы должны будем провести экспертизу здания с привлечением независимых экспертов Научно-методического совета при Мосгорнаследии. В нем около 50 экспертов — почетные реставраторы, архитекторы, историки, искусствоведы. По итогам экспертизы в течение 90 дней будет принято решение о включении или невключении здания в список объектов культурного наследия. Если дом получит этот статус, его нельзя будет сносить.

 

Прямой эфир