Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Иосиф Райхельгауз: «Чувство — это самое ценное, что есть в человеке»

Народный артист РФ — о пушкинской Одессе, культурных мостах между народами и искренности в театре
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Художественный руководитель театра «Школа современной пьесы» Иосиф Райхельгауз отметил своей юбилей гастролями на родине, в Одессе. Выступления прошли с аншлагом. О том, почему важно сохранить культурные связи России и Украины, народный артист РФ рассказал корреспонденту «Известий».

Иосиф Леонидович, 70 лет — не верится прямо!

— Да ужас, мне самому не верится. Это так неприятно, если честно (улыбается). Я бы эту цифру даже не называл. Вспоминается известная байка Андрея Вознесенского. Он пришел в гости к 90-летнему Корнею Чуковскому со своей однокурсницей. Девочка сняла дубленку, платок, у нее красиво рассыпались волосы... Чуковский посмотрел на нее и выдал: «Эх, где мои 80 лет!» Так что черт его знает, что я буду думать о 70, если доживу до 90. А сейчас даже внучку прошу, чтобы называла меня по имени.

— Это такое актерское кокетство?

— Да нет, почему кокетство? Просто в нашем представлении человек 70 лет — глубокий старик. А у меня ощущение, что мне явно меньше — судя по тому, чем я занимаюсь, в какой я, извините, спортивной форме... Я ежедневно тренируюсь, хожу в тяжелейшие экспедиции.

— Вы, наверное, как никто другой, вправе сегодня бывать у себя на родине в Одессе…

Да, у меня во время войны бабушка и дедушка погибли в эшелоне при эвакуации из Одессы. Поезд попал под бомбежку, дедушка успел укрыться, а бабушка спряталась под вагоном. Ее убило осколком. Дед вернулся, лег рядом с ней и тоже погиб. Вторые мои бабушка и дедушка лежат на кладбище в Одессе. Так что я совершенно не понимаю и не принимаю то, что сегодня происходит между нашими странами. Естественно, я люблю Россию и даже конкретно Московскую область, где я живу. Но при этом у меня есть родина — Одесса. Это место, где выросли, встретились и поженились мои родители.

— Последний раз вы ездили на гастроли в Одессу в 2012 году с восемью спектаклями. А сегодня везете только один...

— Да, у нас были очень большие гастроли. А сейчас мы играем три спектакля «Спасти камер-юнкера Пушкина». Мне очень важно его представить в Одессе, потому что Пушкин — представитель мировой культуры, которая соединяет страны и народы. Поэт в свое время был выслан в Одессу. Когда в детстве я читал отрывок из «Евгения Онегина» про свой город, мне казалось что каждое слово автора имеет отношение к моей жизни. Мне не хочется определять, какой это город — русский, украинский… Это Одесса!

— Спектакли вы играете на русском?

— Да, я хочу, чтобы люди в моем родном городе не злились из-за того, что кто-то поет не те песни или разговаривает не на том языке. Или надел не тот значок. Это всё такие уходящие вещи.

— Вас пригласил на гастроли мэр Одессы Геннадий Труханов. Для сегодняшнего дня — это что-то из области фантастики.

— Да, это нонсенс, и делаю я это сознательно. Мы — первый русский театр, который с 2014 года организовал гастроли при поддержке местных властей. Я не знал, чем всё это закончится. Нас могли остановить на границе, могли сорвать спектакли, но мы хотели прежде всего наладить культурные связи. Поэтому мы и заручились поддержкой мэра, а также многих серьезных людей, которые понимают, что не может и не должно быть вечной вражды.

— Чем для вас являются Одесса и Москва в духовном плане?

— Одесса возникла как город порто-франко. То есть город открытого рынка без налогов. Людям сказали: «Давайте, живите, всё можно!» А что Пушкин писал об Одессе? «Язык Италии златой звучит по улице веселой, где ходит гордый славянин, француз, испанец, армянин. И грек, и молдован тяжелый, и сын египетской земли, корсар в отставке, Морали». Последний кстати был одним из первых градоначальников Одессы. Там столько намешано, что привязывать Одессу к конкретному языку, народу и государству (хотя понятно, что географически это Украина) не совсем точно.

Одесса — это всемирный «роддом», подаривший миру огромное количество музыкантов, художников, писателей. Если мы начнем считать, то в 1920–1930-е годы оттуда вышла вся русская литература — Бабель, Катаев, Ильф и Петров, Паустовский. А наша великая Анна Ахматова? То ли это южное солнце и море так влияют, то ли степь вся в травах... Все вместе дает невероятное дыхание, свободу, желание закричать так, что твой голос летит куда-то к горизонту. Москва же, как и любая крупная столица, концентрирует вокруг себя мощнейшие культурные и экономические силы. В Одессе хорошо родиться, но ее нужно вовремя покинуть. Что, кстати, я и сделал. А теперь с восторгом туда приезжаю и делюсь своей работой.

— Иосиф Леонидович, мы часто говорим о том, что искусство объединяет народы. А если добавить немного цинизма, что реально театр может противопоставить политике?

— Искусство, особенно искреннее, воздействует на эмоции. А чувство — это самое ценное, что есть в человеке. Люди для этого и идут в театр, читают книги, слушают музыку. Самое большое счастье в жизни — испытать острую эмоцию. Даже отрицательные чувства всё равно доставляют человеку радость и счастье, как бы это странно ни звучало. Мой отец, герой войны, был неоднократно ранен, ему делали трепанацию черепа, он весь увешан орденами. И когда он рассказывал о том, как страшно на войне, всё равно говорил с восторгом. «Пусть будет проклята война. Наш звездный час!» Такой трагический парадокс.

Искусство в целом и театр в особенности — это живая материя, идущая от человека к человеку. Если у нас болит зуб или ухо, мы идем в поликлинику. А если душа? Человек любит, а его — нет. Он беден, никто ему не подскажет, как заработать. Тогда человек идет в театр и, как ни странно, жить ему становится легче. Это самое ценное. Иногда, когда я смотрю спектакли моих выдающих коллег-режиссеров, вижу невероятные формальные построения, использование интересных приемов, но понимаю, что мне это чуждо. Мне ближе театр, который обращен к жизни человека и его чувствам.

— Если бы вам как артисту пришлось работать с режиссером Райхельгаузом, что вы могли бы сказать о нем?

— Я бы постарался понять, что он предлагает, и если это интересно — реализовал бы. А если бы мне показались его идеи недостаточно яркими, предложил этому Райхельгаузу что-то свое. Я его хорошо знаю, думаю, если мои мысли окажутся острее и художественнее, он их примет. Райхельгауз — мудрый режиссер, он прислушивается к артисту.

Справка «Известий»

Иосиф Райхельгауз учился в Харьковском театральном институте и Ленинградском институте театра, музыки и кино на режиссера, однако оба вуза не окончил. В разные годы выполнял обязанности электросварщика, рабочего сцены в БДТ им. Горького. Завершил образование в ГИТИСе (мастерская Андрея Попова). Ставил на сценах театров в Одессе, Санкт-Петербурге, Москве («Современник», Театр Советской армии и Театр им. А.С. Пушкина). В 1989 создал в Москве театр «Школа современной пьесы», на сцене которого выпустил около 30 спектаклей по пьесам драматургов «новой волны». Преподает актерское мастерство и режиссуру в ГИТИСе. Народный артист РФ.

 

Читайте также
Прямой эфир