Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

ЦБ заведет черные списки банкротов

Регулятор собирается вести реестр топ-менеджеров разоренных некредитных финансовых организаций
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Центробанк будет вести черные списки руководителей некредитных финансовых организаций, которые довели компании до банкротства. В них попадут топ-менеджеры микрофинансовых организаций (МФО), управляющих и страховых компаний, негосударственных пенсионных фондов (НПФ). Цель нововведения — дисквалифицировать на всю жизнь руководителей финансовых компаний, виновных в их крахе. Об этом «Известиям» рассказал источник, близкий к ЦБ. Сейчас регулятор ведет только черные списки банкиров.

По словам источника, черные списки руководителей некредитных финансовых операций появятся после принятия законопроекта Минфина о деловой репутации топ-менеджеров финансовых компаний.

— После принятия закона запрет на профессию будет введен для банкиров, руководителей МФО, управляющих и страховых компаний, НПФ, — уточнил собеседник. — Соответственно, регулятор начнет вести черные списки руководителей некредитных финансовых организаций.

При работе над законопроектом Минфин исходил из того, что человек, который работает в руководстве финансовой компании, четко понимает, что с ней происходит. Законопроект будет распространяться на членов наблюдательного совета, членов правления, бухгалтера и его заместителей, генерального директора и его заместителей.

В пресс-службе ЦБ отметили, что поддерживают законопроект Минфина.

В 2016 году ЦБ лишил лицензий более 60 страховщиков, 18 НПФ и 682 управляющих компании, из реестра МФО было исключено 1714 компаний.

Сейчас ЦБ ведет только черные списки банкиров. За прошлый год их число увеличилось на треть. В настоящее время при согласовании банкиров на руководящие должности в ЦБ проверяют, внесен кандидат в этот реестр или нет.

— На 1 января 2017 года Банком России включены в базу данных сведения об имеющих неудовлетворительную деловую репутацию 2943 бывших руководителях и членах советов директоров (наблюдательных советов) кредитных организаций, 601 физическом лице, являвшихся ранее владельцами крупных пакетов акций (долей) кредитных организаций, контролерами таких владельцев, а также единоличных исполнительных органах крупных владельцев (контролерах), — уточнили в ЦБ.

Годом ранее в базе ЦБ хранились имена 4,5 тыс. неудачливых финансистов. В 2015 году ЦБ закрыл доступ в банковский сектор 484 банкирам.

— Наряду с указанной информацией Банком России с учетом предоставленных ему законом полномочий в базу данных включены также сведения более чем о 2,5 тыс. физических лиц по иным основаниям, — добавили в ЦБ.

В черный список попадают банкиры, которые прямо или косвенно причастны к краху кредитной организации. Прежде всего речь идет о преднамеренном банкротстве, выводе активов, фальсификации отчетности или отмывании преступных доходов. Зачастую ЦБ дисквалифицирует финансистов за целый набор таких нарушений.

За три последних года ЦБ лишил лицензий более трех сотен кредитных организаций. По данным на конец прошлого года, размер «дыры» в рухнувших банках составил около 1,4 трлн рублей. Более половины банков, покинувших рынок (170 кредитных организаций), проводили сомнительные транзитные операции на сумму свыше 4,5 трлн рублей. В ЦБ их классифицируют как вывод активов. С начала 2017 года ЦБ лишил лицензий 23 банка.

По мнению зампреда Локо-банка Андрея Люшина, практика черных списков отлично работает и ее, конечно, стоит распространить на МФО и другие некредитные организации.

— Это не гарантирует добросовестную работу менеджеров, но снижает риски намеренного банкротства и мошенничества или даже халатности, — пояснил Андрей Люшин. — В большинстве случаев в черный список попадают именно за намеренные нарушения, такие как вывод активов, махинации с отчетностью, а такие люди не должны иметь шанс работать в секторе, по крайней мере, официально. У некредитных финансовых организаций значительно больше возможностей привлекать таких людей к работе, даже если они будут в черном списке. Поэтому ЦБ будет необходимо более тщательно подходить к анализу состава руководства в подозрительных случаях.

По словам гендиректора микрофинансовой компании «Манни Фанни» Александра Шустова, ЦБ в последние годы усиливает контроль за рынком микрокредитования (например, для него введены нормативы по аналогии с банковскими). С учетом этого новая мера выглядит вполне логичной, считает эксперт.

— Если законодательное регулирование двух рынков стремится к общему знаменателю, возможность включения в черный список должна одинаково распространяться на все типы кредитных организаций, — уверен Александр Шустов. —  Безусловно, далеко не все участники рынка микрокредитования и микрофинансирования отнесутся к такой инициативе как к благу, поскольку в целом любое расширение полномочий регулятора означает и риски злоупотребления ими.

По словам управляющего партнера АО «2К» Тамары Касьяновой, опыт существования черных списков показывает, что необязательно занимать высокую должность в кредитной организации и согласовывать ее с ЦБ, чтобы негласно влиять на управление организации за счет старых связей или своего капитала.

 

Прямой эфир