Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Фурсенко: «Я смог привезти Манчини в Россию только с третьего раза»

Руководитель петербургского клуба — о финансовых возможностях «Зенита», назначении нового главного тренера команды, обстоятельствах своего ухода из РФС в 2012 году и шансах сборной России выиграть домашний чемпионат мира
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В конце мая в российский футбол после пятилетнего перерыва вернулся бывший глава РФС Сергей Фурсенко. Он вновь возглавил «Зенит», в качестве президента которого в 2006-2008 годах сыграл одну из ключевых ролей в победах сине-бело-голубых в чемпионате России-2007, Кубке УЕФА-2008 и Суперкубке Европы-2008. На полях 21-го Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) Сергей Фурсенко дал эксклюзивное интервью «Известиям», в котором прокомментировал назначение главным тренером команды из Северной столицы именитого Роберто Манчини, рассказал о ситуации с инфраструктурой «Зенита» и оценил шансы сборной России выиграть чемпионат мира-2018.

— Во время ПМЭФ-2017 в Санкт-Петербурге стояла беспрецедентно холодная для начала июня погода. Вы на своем веку такое видели?

— Был один такой год в моей жизни — то ли 1998-й, то ли 1999-й. Помню, погода была точно такая же.

— Это усложняет ситуацию с газоном на новой арене в Петербурге?

— Никак не усложняет. Температура на арене на достаточно высоком уровне, газон расстелен. С влажностью там все более-менее нормально. Дождик идет — травка растет. Заморозков нет, поэтому все нормально.

— Российский футбол сильно изменился за время вашего отсутствия?

— Я бы не стал рассуждать, насколько он отличается от самого себя пятилетней давности. Все зависит от того, кем являешься ты сам. Я пришел, потому что знаю и понимаю предмет, могу помочь клубу. Какой бы уровень сейчас ни был, его надо поднимать.

— Почему выбор остановили именно на Роберто Манчини?

— Он — один из самых сильных тренеров на рынке. Я знаю его очень давно. Мы были знакомы еще до того, как я пришел работать в РФС — я собирался пригласить его на работу в сборную России.

— После ухода Дика Адвоката?

— Идея с Манчини была еще до Адвоката. В 2010 году я разговаривал с Роберто, но тогда не сложилось. Потом, как вы верно заметили, мы общались с Манчини в 2012-м — когда стало ясно, что Дик покинет национальную команду после чемпионата Европы. Но и тогда не получилось. В итоге только сейчас нам с Манчини удалось оформить сотрудничество, и теперь мы работаем вместе, чему я очень рад. Получается, привезти Манчини в Россию я смог только с третьего раза (улыбается).

— СМИ сообщали, что во время Евро-2012 вы, еще будучи президентом РФС, успели подписать контракт с Манчини до 2018 года. Это правда, что для ознакомления с ним администрации Дома футбола после вашей отставки пришлось вскрывать сейф в кабинете?

— Это ерунда на постном масле. Когда я уходил, все сейфы были открыты. Не то что не заперты, а просто открыты нараспашку. Мне не хочется все это ворошить. Это комментировать бессмысленно.

— После ухода из РФС вы два с половиной года оставались членом исполкома УЕФА. Насколько плотно взаимодействовали с европейской конфедерацией?

— Большинство инициатив, которые у меня были, я согласовывал с тогдашним министром спорта РФ Виталием Мутко, ныне заместителем председателя правительства РФ. Он занимался вопросами футбола довольно предметно. И надо сказать, я все время ощущал поддержку с его стороны.

— В ваше первое пришествие в «Зенит» костяк команды составляли российские футболисты, среди которых было немало выходцев из Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Сейчас из коренных игроков в основной обойме остался только Александр Кержаков. Вы оговаривали с Манчини возвращение к былому принципу комплектования состава?

— Да, мы будем возвращать питерских футболистов. Но главным образом мы надеемся на наших молодых игроков, которые будут поджимать основной состав. За деталями вам лучше обратиться к главному тренеру и спортивному директору.  

— Бюджет «Зенита» на следующий сезон изменится?

— Мы сейчас в хорошем финансовом состоянии в связи с тем, что продали трех дорогих игроков — Халка, Гарая и Витцеля. Поэтому здесь проблем не возникнет.

— Финансовый fair-play УЕФА не связывает руки?

— Сейчас нас ничего не ограничивает. Мы можем заниматься трансферной политикой достаточно свободно. Как раз этими продажами игроков сняли с себя санкции и вернули штрафы за имевшиеся в прошлые годы нарушения. Естественно, есть ограничения. Мы не хотим потратить все деньги, которые у нас есть, потому что впереди большой сезон. Не могу сказать, что средств мы имеем много. Надо, чтобы спонсоры нам помогали, но возможности у нас с точки зрения законодательства УЕФА есть.

— РФС, РФПЛ и наши клубы часто критикуют это законодательство, говоря, что в отношении них УЕФА должен смягчить свой подход. Будучи членом исполкома, вы имели возможность добиться этого?

— Правила — одинаковые для всех. Сторонником санкций был тогдашний президент УЕФА Мишель Платини. И мы действовали, исходя из этих утвержденных документов. «Зениту» никаких уступок не нужно.

— Сейчас вас устраивает уровень доходов «Зенита», его коммерческая и маркетинговая деятельность?

— Мы будем совершенствовать все службы, хотя они и сейчас находятся на достаточно высоком уровне. Возможности стадиона, который у нас скоро появится, должны быть задействованы максимально.

— В конце мая власти Санкт-Петербурга выделили «Зениту» землю под строительство академии. Комплекс будет включать в себя стадион на 20 тысяч мест. Как вы относитесь к этому проекту?

— Я пока не ознакомился с этим проектом. Но мое мнение — это бессмысленная затея. Если есть два стадиона, зачем нам третий? Кроме того,  у нас есть база и школа, а также центральное поле, которое мы собираемся лицензировать для игры в ФНЛ и ПФЛ. По-моему, для «Зенита» этого достаточно.

— Теперь уже бывший главный тренер вашей команды Мирча Луческу в ходе прошедшего сезона говорил, что клубу не нужен проект «Зенит-2». Вы как относитесь к этой структуре?

— Она полезная, если там будут играть действительно воспитанники питерского футбола 18-19 лет. Конечно, будут и иногородние ребята, но в первую очередь мы намерены готовить футболистов из Санкт-Петербурга и нашего региона. Саша Кержаков в свое время приехал в «Зенит» из Кингисеппа, поэтому он тоже фактически питерский.

— Приходя в феврале 2010 года на пост президента РФС, вы огорошили общественность категоричным заявлением, что сборная России выиграет чемпионат мира 2018 года. За пять лет вне футбола сохранили веру в это?

— Конечно, сейчас ситуация резко изменилась. Потому что то, что мы построили, во многом было реконструировано. Но это — право нового руководства. Так или иначе, надеюсь, что национальная команда выступит достойно и не разочарует болельщиков.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter и Instagram

 

Читайте также
Прямой эфир