Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Российские фильмы начинают проникать в Южную Америку

Продюсер и дистрибутор Дмитрий Литвинов — об успехе русского хоррора, международных продажах и о том, почему «Нелюбовь» можно продать дороже «Викинга»
0
Фото: Planeta Inform
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Завершившийся на 70-м Каннском кинофестивале кинорынок принес сразу несколько новостей. Российский экшн-фэнтези «Скиф» отправится в Германию, где выйдет в прокат уже осенью, а кинокомикс «Защитники» появится в Северной Америке на диджитал-платформах. О других итогах кинорынка корреспондент «Известий» расспросил гендиректора ГК Planeta Inform Дмитрия Литвинова, занимающегося зарубежной дистрибуцией российских фильмов.

― Какие фильмы вы представляли на этом Каннском кинорынке?

― Мы закрыли последние сделки по «Защитникам», «Невесте», «Ледоколу». Из новых проектов очень большой интерес вызвали первые материалы по фантастическому триллеру «Кома» ― уже закрыта Юго-Восточная Азия. Предложений много, но мы не спешим, так как уверены, что позднее продадим права подороже.

Также мы представили материалы по «Вещему Олегу». Интерес есть, но все хотят больше материалов. У нас есть мысли, если позволит бюджет, позвать на одну из ролей второго плана интернациональную звезду, что позволит поднять планку по международным продажам до $1,5–2 млн. Это уровень таких картин, как «Викинг» и «Легенда о Коловрате».

По «Скифу» мы закрыли сделки по некоторым европейским странам и по Юго-Восточной Азии. Есть предложения по ряду азиатских территорий, но главное ― есть сделка с Китаем. Несмотря на то что картина получилась достаточно жесткая, а в Китае ― строгая цензура, мы надеемся, что «Скиф» выйдет там в том или ином варианте.

― Какие жанры сейчас продаются лучше всего?

― Анимация в первую очередь. Если не брать, конечно, такой сегмент, как авторское кино. Совокупно по всем территориям «Нелюбовь» Звягинцева будет продана дороже, чем условный «Викинг». Если фильм попадает в конкурс, а тем более берет приз в Каннах, Венеции или Берлине, его ждет интересная международная судьба, в том числе с финансовой точки зрения. Другой разговор, что режиссеров такого уровня у нас всего человек пять и снимают они не каждый год.

Если говорить собственно про жанровый продукт, то анимация традиционно продается в два, а то и в три раза лучше игрового кино. Особенно если это 3D и есть четкий, внятный международный «хай-концепт». Например, мультфильм «От винта», несмотря на сравнительно небольшой производственный бюджет, был удачно продан на многие территории, потому что тема с самолетами понятна везде. Богатыри продаются значительно хуже, так как это русский фольклор.

― Есть какие-то новые тенденции?

Россия начинает проникать в Южную Америку. Лично у нас первый опыт был с хоррором «Невеста». Фильм на днях заработал в Перу около $300 тыс. и занял второе место по сборам. Сейчас там бокс-офис уже около $450 тыс. В Чили ― чуть поменьше, в районе $100 тыс., еще будет Эквадор, а главное ― Мексика, где ожидания — в районе $1,5 млн. В общей сложности фильм продан в почти три десятка стран. Получился сверхудачный кейс для нашей страны с точки зрения международного проката.

― По новым правилам Фонд кино не сможет поддерживать фильмы с потенциалом ниже 150 млн рублей. «Невеста» ― пока единственный хоррор, который смог преодолеть эту планку. Как вы считаете, не навредят ли эти правила новому для нас жанру?

― Новые инициативы, конечно, пугают, но могут и помочь. «Невеста» собрала, считая СНГ, более 180 млн рублей. Мы считаем, что если поработаем над ошибками, сможем собирать на уровне американских фильмов ужасов ― то есть за 200 млн. Однако сейчас в это окно возможностей, открытое «Невестой», может хлынуть поток низкокачественной продукции, который просто подорвет доверие зрителей к отечественным хоррорам. Мы это уже проходили с другими жанрами. И новые правила могут заставить экспертов фонда более взвешенно относится к подобным заявкам.

― Сборы на внутреннем рынке влияют на международную судьбу? Например, «Невеста» в России установила локальный рекорд, а «Защитники», наоборот, собрали значительно ниже ожиданий.

― Внутренние сборы как таковые почти не влияют. В каждой стране своя ментальность. Если кино становится событием внутри страны, тем более ставит рекорды и об этом пишут в иностранной отраслевой прессе, это стимулирует продажи, но не более того. Прямой корреляции сборов между территориями нет, если это не голливудское кино, но и здесь бывают нюансы. «Меч короля Артура» показал прекрасные сборы в России, а в Америке фактически провалился.

Что касается «Защитников», у фильма были прекрасные продажи по миру еще до релиза. Русских супергероев никогда не было, это интересно всем. Недавно «Защитники» вышли в Китае и собрали около $3 млн ― это средний результат для наших фильмов там. Впереди прокат в Латинской Америке.

― Какой максимальный ценник на российские фильмы?

― Предпродажи жанрового кино ― триллеров, хорроров, военных боевиков (комедии не продаются совсем, только если на авиалинии) ― это $300–500 тыс. Высокобюджетное кино, которое стоит от 300 млн до 1 млрд рублей, может рассчитывать на сумму от $700 тыс. до $1,5 млн. Может быть больше, если получилось действительно хорошее кино, понятное в любой точке мира. «Метро» понятно везде, где есть метрополитен. «Ледокол» про русских полярников близок только нам, хотя оба ― крепко сделанные фильмы. Анимация продается за $2,5, а то и за $3 млн.

― Как скоро российские фильмы смогут если не окупаться, то приносить внушительные деньги за рубежом?

― Процесс потихоньку идет. Становится всё больше интернационально интересных фильмов, мы захватываем новые территории — например, как раз в Каннах продали «Защитников» на ТВ в Африку. Все зависит от качества контента, а это производное от уровня господдержки и закупочных цен телеканалов. До кризиса телевизионные права составляли 35–40% от среднего бюджета. Это была «подушка безопасности» от рисков кинопроката. Сейчас закупочные цены упали в 5–6 раз, и, хотя рекламный рынок вновь поднялся, они остаются на том же уровне. Это ощутимо сказывается на качестве.

Необходима понятная всем индустриальная модель, где все бы несли равные риски. Сейчас большая часть рисков ложится на продюсеров и частных инвесторов, которые раз обожгутся и больше в кино не возвращаются. Если равных правил игры не будет, мы скатимся к ситуации, когда не станет системных инвесторов, и индустрии придется опять надеяться только на государственный карман.

Справка «Известий»

Дмитрий Литвинов ― основатель и генеральный директор группы компаний Planeta Inform, продюсер фильмов «30 свиданий», «Невеста» и «Вещий Олег», издатель журнала «Бюллетень кинопрокатчика».

 

Прямой эфир