Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Крис Эванс: «Сниматься в блокбастерах — очень скучно»

Актер — о работе с детьми, усталости от славы и режиссерских амбициях
0
Фото: TASS/AP/Chris Pizzello
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В российском прокате — семейная драма «Одаренная» Марка Уэбба. Главную роль в ней исполнил Крис Эванс, известный по ролям в блокбастерах про супергероев («Фантастическая четверка», «Мстители» и др). Актер играет дядю-опекуна одаренной Мэри, который отстаивает ее право на нормальное детство. Корреспондент «Известий» встретилась с Крисом Эвансом в отеле Four Seasons Беверли Хиллс.

— Как проходило прослушивание на роль девочки с неординарными математическими способностями? И почему в итоге был сделан именно такой выбор?

— Дети замечательно играют в кино, потому что они свободны, раскрепощены. Если же ребенок закомплексованный, то он становится бесцветным и неестественным. Нам нужен был раскрепощенный ребенок, но такой, который понимает, что это работа и нужно вести себя профессионально. Маккенна Грейс, выбранная на эту роль, гармонично сочетала в себе все необходимое. Глядя на нее, можно было заподозрить, что она переживает за исход прослушивания. Но это и хорошо —  если бы она была слишком самоуверенной и говорила как по писаному, то в ней не было бы незащищенности, которая свойственна ребенку.

— Бывает ли, что Вы испытываете чувство неуверенности в себе?

— Конечно. Когда оно меня покинет, это будет означать, что я сбился с пути. Конечно, это чувство не должно быть настолько сильным, чтобы вы не могли работать, но и совсем лишиться его было бы плохо — именно оно делает нас людьми. Позволяет находить подход к другим, потому что большинство людей чувствуют себя неуверенно. Если вы хотите рассказать историю жизни человека, то не сможете игнорировать это чувство, потому что оно пропитывает буквально все.

— Вы были сильны в математике, когда учились в школе?

— Ну что ж, давайте поговорим об этом (смеется). С математикой у меня все было в порядке. Наверное, именно по этому предмету я успевал лучше всего. В моей семье все любят математику.

— Это Вам пригодилось в жизни?

— Боюсь, что не очень. Поэтому когда Маккенна задала мне задачку за четвертый класс, то оказалось, что я подзабыл таблицу умножения.

— Когда Вы решили, что не хотите заниматься естественными науками и посвятите свою жизнь актерству?

— В 17–18 лет. Тогда я все меньше и меньше времени уделял школе, и все больше — актерской игре. Когда мне было лет 13–14, я думал, что если поставили плохую оценку, то это конец света, жизнь загублена, из меня ничего не получится. Потом, когда исполнилось 16, я получал плохую оценку и понимал, что ничего страшного не происходит. И тогда я сказал себе: «Ага, я могу продолжать в том же духе». С этого возраста многое мне стало «по барабану». И именно тогда я начал увлекаться актерским мастерством.

— Вам тяжело дался отказ от контракта со студией Marvel на девять фильмов? В итоге вы согласились только на шесть.

— Я довольно сильно переживал, даже когда принимал решение о шести. Оглядываясь назад, я могу сказать, что решение согласиться на съемку в этих картинах было лучшим в моей жизни. Но в то время мне было страшно, потому что я не был уверен, что франшиза о Мстителях удастся. Мы все знаем, что существует множество франшиз, в которых каждый последующий фильм хуже предыдущего. И я не хотел связывать себя с чем-то подобным, даже если это принесет вагон денег, но окажется ужасным с творческой точки зрения. Мне очень повезло, что фильмы Marvel оказались отличными.

— Что Вы собираетесь делать теперь, когда стали свободным человеком?

— Мне нужно время, чтобы осмотреться и прийти в себя. Я немножко волнуюсь, мне страшно, потому что ты так привыкаешь к тому, что у тебя всегда есть работа, что в следующем году будешь сниматься в очередном фильме... Мой контракт заканчивается в конце этого года. Не знаю, может быть, начну паниковать (смеется). Но в этом есть и кое-что хорошее.

— Каким Вы видите развитие своей карьеры?

— Хочу попробовать себя в режиссуре. Занимался этим много лет назад, но проблема в том, что если ты не пишешь сценарии сам, тебе тяжело найти что-то достойное, потому что все хорошие сценарии уходят к знаменитым режиссерам.

— Научились ли Вы каким-нибудь режиссерским приемам у Марка Уэбба?

— Чему-то научился, но все равно остро чувствую потребность получить полноценное режиссерское образование. Когда я пытался снять свой фильм, то все время ощущал нехватку знаний. Это все равно, что пытаться приготовить блюдо, имея лишь представление о желаемом аромате и вкусе. При этом ты не знаешь, какие взять ингредиенты и что с ними потом делать. Когда я работал с Марком, у меня были интересные мысли, но мне было сложно их объяснить, потому что я не знаю профессиональных терминов. Марк же снял большое количество музыкальных клипов, он знает возможности камеры до мельчайших нюансов. Поэтому, когда я наблюдал за тем, как легко Марк объясняет свои идеи, я понял, что мне нужно идти учиться.

— Какие фильмы Вам нравятся?

— Простые фильмы про обычных людей. Люблю, когда действие насыщено диалогами.

— В каких проектах Вы сейчас заняты как актер?

— В этом году я снимаюсь в третьей и четвертой частях «Мстителей», но между этими картинами планирую работать с Гидеоном Раффом, сценаристом и продюсером сериала «Родина». Мы поедем на съемки в Южную Африку.

— О чем будет фильм?

— Он основан на реальной истории. Группа израильских агентов спасает тысячи эфиопских евреев из лагерей беженцев в Судане и переправляет их по Красному морю в Израиль.

— А еще у Вас запланирован «Джекилл».

— Да. Сейчас как раз переписывается сценарий.

— Вы будете играть Джекилла или мистера Хайда?

— Обоих.

— Не тяжело ли Вам переходить от больших фильмов известных студий к более скромным картинам?

— Довольно легко. В плане актерской игры это даже здорово, как мне кажется. Все дело в темпе. Когда ты снимаешься в очень большом фильме, то много времени просто просиживаешь, ждешь. Если сыграешь две страницы сценария в день, то можешь считать, что тебе повезло. В маленьком фильме, как этот, ты играешь 15–20 страниц в день. Идешь домой и чувствуешь себя намного более удовлетворенным, мол, сегодня я действительно здорово поработал! А в блокбастерах тебе хочется делать то, что любишь, но приходится долго ждать своей очереди, и это очень скучно.

— Вам нравится быть знаменитым?

— Я люблю актерскую игру, а что до славы, то иногда кажется, что это здорово, но вообще это не то, что я ценю. Мне по душе уединение, люблю простые радости — пойти с девушкой на свидание, встретиться с друзьями на вечеринке... Слава делает все это затруднительным. Так что мне не очень нравится быть знаменитым.

— Вы бы хотели вести обычную жизнь?

— Да, совершенно нормальную жизнь. Сейчас слава меня устраивает, но по мере того, как я буду становиться старше, я, возможно, буду реже сниматься и больше снимать. Я надеюсь, что слава не будет сопровождать меня всю жизнь.

Прямой эфир

Загрузка...