Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Ситора Алиева: «Процесс создания фильма сильно упростился»

Программный директор кинофестиваля «Кинотавр» — о буме кинодебютов, привлечении кинематографистов в регионы и необходимости интернет-проката
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Сочи проходит 28-й фестиваль «Кинотавр». В конкурсной программе — 14 фильмов. Обозреватель «Известий» встретилась с программным директором киносмотра Ситорой Алиевой и обсудила решение отборочной комиссии.

— Прошлый «Кинотавр» был фестивалем женщин и дебютов. И снова в конкурсе половина фильмов — от дебютантов…

В этом году можно уверенно говорить о смене поколений. В режиссуру приходят люди самых разных профессий: кинокритики, врачи, музыканты, актеры, театральные режиссеры. Впервые у нас в программе сразу девять независимых лент, чьи создатели не обращались за поддержкой в Министерство культуры или Фонд кино. Это говорит о появлении в России настоящего независимого кинематографа — такого, которому посвящен фестиваль Sundance (он создан Робертом Редфордом только для независимых авторов, студийные фильмы в нем участвовать не могут). Нам интересно иметь дело с авторами, не связанными внешними заказами и обязательствами перед инвесторами. Это художники, абсолютно свободные в выборе тем и делающие то, что хотят.

— Но независимое кино не может тягаться со студийными фильмами по производственному бюджету. Не значит ли это, что ориентация на независимое кино негативно скажется на качестве?

— Независимое — не значит непрофессиональное. Наоборот, мы отобрали фильмы, где увидели автора. Нам интересны режиссеры, у которых есть свой голос, стиль, видение кинематографа XXI века. Программа этого года — одна из самых интересных и дискуссионных, потому что в нее вошли не только независимые, но и региональные, и копродукционные проекты. Отмечу Кантемира Балагова из Кабардино-Балкарии. После окончания мастерской Александра Сокурова он попал с первым фильмом на Каннский фестиваль и завоевал одну из самых важных наград — приз Международной федерации кинокритиков FIPRESCI. Это суперуспех дебютанта.

— Перевес женщин-режиссеров, о котором говорили последние годы, у вас не сохранился.

— Неважно, кто снял фильм, — женщина или мужчина. Главным и единственным фактором отбора должен быть только фильм. В 2014 году в конкурсе было восемь лент, снятых женщинами, в прошлом году — пять. Два последних года побеждали картины представительниц прекрасного пола. Сейчас в конкурсе только дебютантка Ксения Зуева.

— В региональном кинематографе у нас впереди всех Якутия. Есть ли картины оттуда?

— Нет. Якутия — регион, в котором уже сложилась своя киноиндустрия. Там снимается авторское и жанровое кино, есть кинофестиваль, прокат и возможность продвигать кино за пределы своей территории.

— Но в других регионах пока это личная инициатива самих режиссеров. Региональные власти с поддержкой местного кинематографа не торопятся.

— Формы поддержки кинематографа давно известны во всём мире: муниципальные кинокомиссии есть во многих европейских городах, заинтересованных в собственном развитии и привлечении съемочных групп. Например, на Венецианском кинофестивале регулярно проходят презентации кинокомиссий различных регионов Италии. Вы получаете буклет с информацией: «Приезжайте, у нас горы, море, памятники архитектуры и низкие налоги. Снимайте у нас кино!». В Италии есть места, известные только потому, что там снимался какой-либо фильм. Я читала лекцию студентам международной киношколы в двух часах езды от города Бари. На одной из экскурсий нам говорили лишь о том, что здесь свой первый фильм снимал Пазолини. И так работает не только Европа, но и Америка.

— Но для дебютного фильма большой бюджет не нужен.

— Да, не нужен. Если человек хочет снять фильм, он находит деньги, инвесторов. Чаще всего это родственники, друзья и знакомые, в последние годы добавился краудфандинг. Позже, когда молодой режиссер выйдет на другой уровень, будет работать над более масштабными историями, конечно, он будет искать государственные инвестиции. Но хочу подчеркнуть, что российскому кинематографу в целом — не только авторскому и дебютному — государственная поддержка необходима.

— Сейчас фестивалей стало больше. Например, активно развивается фестиваль кинодебютов «Движение». Не возникает ли конкуренции за хорошие фильмы между киносмотрами?

— Не так уж много фильмов, достойных фестивального показа, поэтому определенная конкуренция действительно существует. Бывает так, что картины, которые хотим мы, уходят на Московский международный кинофестиваль. Это нормальный выбор продюсера, который должен думать, где ему лучше представить фильм. А то, что появился фестиваль «Движение», — это прекрасно. Сегодня у нас бум молодого кино, и еще одна площадка для презентации работ нового поколения лишней не будет.

— Каковы причины бума? Это следствие развития индустрии кино?

— Нет, развитие индустрии тут ни при чем, основная причина — технологический прогресс. Процесс создания фильма стал сильно дешевле и проще. Любой человек может снять фильм и прислать его на «Кинотавр». А еще кинематограф привлекает людей тем, что позволяет обратиться к зрителям, реализовать внутреннее желание высказаться. Но ни техника, ни желание не помогут автору снять сильный фильм, если ему нечего сказать.

— На прошедшем Каннском фестивале произошел скандал: традиционные киносети восстали против Netflix. Решено, что теперь к конкурсу будут допускаться только фильмы, которые будут выходить в прокат. Нам такая ситуация не грозит?

У нас нет своих гигантов типа Netflix и Amazon. Хотя для российского кино они уже необходимы, я об этом давно говорю. Люди смотрят фильмы «Кинотавра»  в интернете гораздо чаще, чем в кинотеатрах. Необходим портал, который сможет заниматься показом только современного российского кино. Советское и постсоветское кино показывают по телевидению. Но сейчас  другое время и другие способы доставки фильма до зрителя.

— Некоторые фильмы из прошлогоднего конкурса «Кинотавра» либо вовсе не дошли до зрителя, либо попали в кинотеатры с большой задержкой. Как решать эту проблему?

Независимой дебютной картине сложно найти прокатчика. У нас мало людей, которые занимаются дистрибуцией. А онлайн-ресурса, как я уже говорила, не существует до сих пор. Хотя для нас как раз важно, чтобы фильмы из конкурса в первую очередь попадали в прокат. Зритель у этих фильмов есть, к сожалению, он чаще всего ничего не знает о них. Нужны информационные поводы, регулярные новостные рассылки, видеоролики, рецензии... Словом, широкий ассортимент медийных активностей. Только тогда картину заметит широкая публика.

Справка «Известий»

Ситора Алиева окончила сценарно-киноведческий факультет ВГИКа. С 1999 года — директор и член отборочной комиссии МКФ в Сочи и детского международного фестиваля искусств «Кинотаврик», с 2002 года — исполнительный директор кинофестиваля «Кинотавр». С 2005 года — директор программ «Кинотавра». Участвует в жюри международных кинофестивалей.

 

Прямой эфир