Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

"Русская старина" против русской старины

0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В многострадальной усадьбе Римского-Корсакова на Тверском бульваре, 26 возобновились разрушения. "Известия" писали о <A style="COLOR: blue" target="_blank" href="http://iz.ru/capital/article44161">постепенном уничтожении этого замечательного памятника </A>и в 2003-м , и в 2004-м. Казалось, что разрушать уже нечего: от протяженного ансамбля из шести строений с четырьмя дворами остались только внешние стены по бульвару, за ширмой которых ведется новое строительство. Но теперь и эти стены подверглись удару.<BR><BR>Прежде истории разрушения напомним историю создания усадьбы. На рубеже XVIII-XIX веков в руках Ивана Николаевича Римского-Корсакова, бывшего фаворита Екатерины II, и его возлюбленной - графини Екатерины Петровны Строгановой объединились два владения. В обоих существовали каменные палаты, стоявшие торцами к бульвару. Северные (строение 5) известны с 1738 года, когда принадлежали князьям Лобановым-Ростовским, затем князьям Друцким, у которых были куплены для Строгановой. Эти палаты стали главными у Корсакова, вероятно, здесь он принимал Пушкина, приходившего с расспросами о времени Екатерины. Южные палаты (строение 1) существовали уже в 1759 году, среди владельцев значатся князья Несвицкие и Белозерские, у которых они были куплены Корсаковым. Иван Николаевич и его наследники развернули архитектуру объединенной усадьбы на бульвар, заполнив разрывы между старыми палатами и создав протяженную фронтальную композицию с внутренними дворами. Этот замечательный, теперь уже условно существующий ансамбль имеет статус памятника архитектуры федерального значения.<BR><BR>Разрушение усадьбы произвел новейший арендатор - ООО "Кросс-Лайн", владелец соседнего ресторана "Пушкин". Усадьба превращается в культурный центр с издевательским, учитывая судьбу памятника, названием - "Русская старина". Совладельцем этого бизнеса является руководитель "Первого канала" ТВ Константин Эрнст, куратором проекта выступал соучредитель "Кросс-Лайна" Андрей Деллос.<BR><BR>Первыми, в 2002 году, были снесены северные палаты и два служебных строения по задней границе усадьбы. Основанием послужили: письмо замминистра культуры России Натальи Дементьевой от 15 мая того года, извещавшее инвестора, что строения 4, 5 и 6 якобы не входят в состав памятника, и согласование сноса этих строений, выданное Московским управлением охраны памятников (ГУОП, нынешнее Москомнаследие) после письма Дементьевой - 29 мая 2002 года. Пригодилась и странная (употребим это дипломатичное слово) экспертиза возраста северных палат с "омоложением" на 100 лет, сделанная в институте "Спецпроектреставрация".<BR><BR>5 февраля 2004 года началось разрушение южных палат, не санкционированное никем. Инвестор игнорировал предписания ГУОПа о прекращении самовольного сноса. Реставраторы не были допущены к погибающим палатам, и они ушли недостаточно исследованными. К началу марта исчез последний флигель на южном дворе, и от усадьбы остались только внешние стены трех корпусов по бульвару.<BR><BR>И вот "Кросс-Лайн" взялся за них: снесена стена мезонина, оформлявшего торец северных палат, с прекрасным полуциркульным окном, ампирной лепкой и ампирным же металлическим ограждением. Выяснять мотивы, двигавшие арендатором, совершенно не хочется, да и незачем: достаточно знать, что эти действия самовольны, как и разрушительные действия минувшего года. "Кросс-Лайн" не имеет разрешения на производство каких-либо строительных работ выше нулевого цикла, да и разрешение по нулевому циклу истекло в мае. Однако за фасадной стеной полным ходом строятся поперечные корпуса на месте снесенных (дворы между ними будут перекрыты) и обустраиваются подземные гаражи под всей территорией усадьбы.<BR><BR>Вскоре после сноса стены мезонина, 16 мая, Москомнаследие в очередной раз предписало "Кросс-Лайну" остановить все работы. Инвестор в очередной раз проигнорировал это требование.<BR><BR>Нет никакой гарантии, что остающийся безнаказанным "Кросс-Лайн" не продолжит уничтожение остатков памятника. Непонятно, почему министерство столичного правительства - Москомнаследие - не может настоять на своих законных требованиях. Почему не обращается в прокуратуру или просто в ближайшее отделение милиции? Почему бездействуют Министерство культуры и его агентство - Росохранкультура? Почему сама прокуратура не отвечает на общественные жалобы, в частности, от Московской социально-экологической федерации? Неужели все они боятся Константина Эрнста?<BR><BR>За 15 лет демократии в Москве снесли немало. Но трудно найти историю вандализма циничнее, чем эта.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...