Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Страсти по Страстному

0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

"Известия" не раз писали о различных путях легализации невидимых миру договоренностей между городскими властями и частными инвесторами - об адресных списках (засекреченных и открытых), <A style="COLOR: blue" target="_blank" href="http://iz.ru/capital2/article1426822">о продаже зданий вместе с жителями на аукционах</A>, о своевременных пожарах. У всех этих историй есть общая черта: если хочется снести дом, его нужно признать аварийным. С таким диагнозом летальный исход гарантирован. События, которые происходят сегодня в доме 12 на Страстном бульваре, - давно не прецедент. Но их драматургия особенно выразительна.<BR><BR><B class=t11>Дворцы и хижины</B><BR><BR>Из семи строений дома 12 на Страстном бульваре убедительно выглядят только два. Строение 2 - особняк 1812 года, памятник архитектуры, в котором сегодня приютился архив военкомата. И строение 1, возведенное в 1894 году для "Заведения искусственных, фруктовых и минеральных вод". В 1932 году уже жилой многоквартирный дом достроили еще двумя этажами. Получилась "сталинка" с четырехметровыми потолками и метровыми стенами. Остальные пять строений - не то конюшни, не то сараи - больше похожи на декорации к спектаклю про разруху 20-х годов.<BR><BR>По словам старожилов, сам жилой дом (строение 1) до конца 90-х производил примерно такое же впечатление. Чем, видимо, и приглянулся театральному деятелю Азату Рафикову. Вот кому пригодились пронумерованные развалюхи. Он прописал свою продюсерскую компанию "Мир - Театр" сразу в четырех. Хотя иной бомж побрезговал бы переступить порог такого офиса.<BR><BR>"Это Федоров (первый заместитель префекта Центрального округа. - <I>"Известия"</I>) мне сказал: а зачем тебе, собственно, эти маленькие гаражики? Есть ведь возможность взять всю усадьбу. Я и не стал отказываться", - откровенничал в 1999 году ныне покойный Рафиков на страницах "Вечерней Москвы". Предложенную чиновником "возможность" Рафиков использовал на все 100%: получил разрешение снести жилой дом вместе со своими "гаражиками" и построить на их месте Европейский культурный центр.<BR><BR>И здесь сюжет делает крутой поворот: дом не только не снесли, а отремонтировали. Местные власти заменили все что можно, включая крышу, сделали косметический ремонт. Некоторые жильцы на радостях не поскупились на евроремонт своих квартир. В доме поселились состоятельные новоселы, придавшие ему пущей респектабельности: некий англичанин, солисты Большого театра. Впрочем, и среди старожилов есть примечательные люди: академик медицины, педагоги, научные сотрудники, кинематографисты. Административно-техническая инспекция Тверского района принялась ежегодно обследовать состояние конструкций и фасада здания. Резолюции однотипные: повреждений не выявлено, состояние удовлетворительное. И отчасти даже хорошее.<BR><BR><B class=t11>Путь в аварийность</B><BR><BR>И вдруг - как гром среди ясного неба: в декабре 2004 года городская межведомственная комиссия признала дом аварийным, а 25 января 2005 года правительство закрепило это решение специальным распоряжением. Протокол заседания комиссии страшно читать. "...Несущие кирпичные стены имеют сырость из-за неудовлетворительного состояния водосточных труб и металлических покрытий выступающих элементов фасадов..." Однако на полгода раньше Мосжилинспекция тоже обследовала дом. И в ее заключении написано совсем другое: "...Наружные стены здания находятся в удовлетворительном техническом состоянии... Ремонт фасада проводился в 2001 году..." "...Штукатурный слой потолков и стен повсеместно имеет трещины, - стращает протокол комиссии, - местами обрушен..." Корреспондент "Известий" добросовестно выискивал описанные разрушения. Но тщетно.<BR><BR>С чего бы вдруг на рубеже 2004-2005 годов крепкий дом объявили аварийным? Случилось это вовсе не "вдруг". Ровно за год до этой даты почившая, казалось бы, идея Азата Рафикова о строительстве на Страстном, 12 культурного центра обрела новую жизнь. Вернее, нового заказчика-застройщика: ЗАО "Культурный центр "Союза театральных деятелей Российской Федерации". Соответствующее распоряжение вышло в свет 30 декабря 2003 года. А чуть раньше, в марте 2003 года, на Страстном, 8 тот же инвестор построил аналогичное сооружение - Культурный центр СТД. В следующем, 2004 году развитие событий приняло детективный характер. Один из руководителей ЗАО "КЦ" СТД РФ" Игорь Погребинский купил квартиру в доме 12. Спустя полгода после того, как компании, чьи интересы он представляет, достался весь дом под снос.<BR><BR>- Имею право, - справедливо заметил "Известиям" Игорь Августович. - Скажем так: это мой каприз. И, кстати, ничего я не поджигал, газ не открывал. Я вообще там не живу.<BR><BR>Последнее утверждение никем не оспаривается. В отличие от предыдущих. "Про Погребинского мы ничего не слышали, - рассказывает старшая по дому Ольга Манева, - знали лишь, что квартира пустая. Однажды утром мы с соседями заметили, что дверь приоткрыта. Зашли внутрь. Окна настежь, в ванной работает газовая колонка! Еще немного и пожар бы начался! Пришлось вызывать милицию и составлять протокол".<BR><BR>Пожара здесь не зря боятся. Помнят, как уже горели в эпоху Рафикова.<BR><BR>Наконец, последнее событие, предшествующее распоряжению об аварийности: визит в мэрию председателя Союза театральных деятелей выдающегося актера и режиссера Александра Калягина. "Я был в мэрии, - подтвердил он корреспонденту "Известий", - но с тех пор уже и забыл об этом проекте". <BR><BR><B class=t11>"Мы не крепостные"</B><BR><BR>Если Азат Рафиков называл дом своей собственностью и торопил жильцов собирать чемоданы, то Игорь Погребинский, напротив, претендует на звание самого гуманного инвестора.<BR><BR>- Пусть собственники квартир приходят ко мне, - приглашает Игорь Августович, - если департамент жилищной политики выдаст мне доверенность, я сам их расселю, куда они захотят. Мы уже подписали соглашение о намерениях с несколькими жильцами. Один хочет на "Академическую", другой - остаться в ЦАО, третий - в район "Полежаевской". Мы обязательно найдем компромиссы.<BR><BR>Но жильцы опять не верят в добрые намерения строителя культурных центров для театральных деятелей.<BR><BR>- Им заморочили головы, - уверена активистка Ольга Хмилинская, - подсунули это соглашение, чтобы проникнуть в квартиру и просверлить стену: для акта об аварийности. Я лично 20 лет простояла в очереди на улучшение жилищных условий. Так вот: мне ничего не нужно. Остаюсь в своей коммуналке, в своем "аварийном" доме.<BR><BR>Даст ли департамент инвестору доверенность на расселение, а главное, попросит ли тот - большой вопрос. Еще один вопрос: что город может предложить старожилам со Страстного бульвара? В качестве широкого жеста: в компенсацию сомнительной аварийности их дома.<BR><BR>- Если семья при переселении получает несколько квартир, - разъяснил "Известиям" префект Центрального округа Сергей Байдаков, - одна из них обязательно будет в центре. Если семье полагается одна квартира, то она будет в пределах округа.<BR><BR>Некоторым семьям такой расклад на руку: живут в тесноте. Тем же, кто вложил в жилье немалые деньги, даже разговоры на эту тему кажутся оскорбительными. "Мы не крепостные", - почему-то уверены они.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...