Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Новодел как памятник абсурда

0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На месте некоторых архитектурных памятников Москвы, снесенных в 90-е годы, еще зияют пустыри. Даже на месте "юбилейных" сносов, то есть приуроченных к 850-летию Москвы, хотя прошло семь с половиной лет. Застраивать ли их, и если да, то как? Этим вопросом на минувшей неделе в очередной раз задавался научно-методический совет Москомнаследия.<BR><BR>Повод к разговору дал проект строительства гостинично-офисного комплекса на месте памятника архитектуры - дома XVIII века по Большой Сухаревской площади, 9, снесенного распоряжением правительства Москвы № 2379 от 12 сентября 1997 года. (В прошлом веке мэр, не стесняясь, ставил подпись под такими документами.) Дом был образцом раннего классицизма, 1780 года постройки, со скругленным углом, заглубленными в ниши окнами и другими стильными подробностями. Он сносился под давлением заказчика с условием воссоздания и с сохранением подвалов. Подвалы были уничтожены позднее, земляными работами, а заказчик ушел. В 2001 году пришел новый и приготовил проект воссоздания.<BR><BR>Но отвлечемся от этого случая для обозрения двух подобных.<BR><BR>Под самый праздник 850-летия Москвы был сломан знаменитый "Соловьиный дом" на Никитском бульваре, 6, названный так потому, что в нем жил и написал 75 романсов Александр Варламов, у которого к тому же гостил Ференц Лист. Заказчиком сноса с воссозданием выступила холдинговая компания ОАО "Сокольники". В 2003 году она потеряла участок за "неосвоение" пустыря. По новому конкурсу пустырь получила компания "КБФ АСТ", стоящая за сносом и воссозданием Военторга. Однако на месте "Соловьиного дома" по-прежнему пусто. При первом владельце здесь была автостоянка, при нынешнем - продовольственный рынок. (На Арбатской площади, в которую влился пустырь, рынка не бывало уже несколько столетий.)<BR><BR>Накануне Дня города 1997 года состоялся и самый знаменитый из "юбилейных" сносов - был разрушен дом Сухово-Кобылина на Страстном бульваре, 9. "Известия" возвращались к этому адресу год назад (04.04.04), когда на пустыре наконец развернулось офисное строительство по заказу "Капитал-Груп". Но памятник снесен по инициативе предыдущего владельца - АО "Мосрыбхоз", который продавил постановление правительства Москвы о сносе (№ 580 от 5 мая 1997 года) - и ушел. Москва лишилась главного адреса Кобылина: дом принадлежал ему 18 лет, здесь он писал свои пьесы, здесь его арестовали по обвинению в убийстве Луизы Симон-Деманш, сюда он привозил из-за границы двух жен, умиравших одна за другой. Словом, дом принадлежал московскому любовному мифу, в котором Сухово-Кобылин выступает кем-то вроде Синей Бороды. Памятник был снесен так спешно, что материалы фиксации оказались неполны (защитники московской старины до сих пор ищут фотографию дома для своих сайтов и выставок). И все же муляж будет.<BR><BR>Итак, кроме владельческих коллизий вокруг снесенных памятников возникают методологические. Обсуждение проекта новодела для Большой Сухаревской площади выявило их сполна.<BR><BR>Проект предполагает воссоздание двух уличных фасадов (дом стоял на углу) с новым повышенным объемом позади. Но один из экспертов сразу предложил уйти от точного копирования, хотя снесенный памятник обмерен и обстоятельно сфотографирован. Будущий дом не должен выглядеть так, как будто ничего не произошло, полагают сторонники этого варианта. Оппоненты возражают им, что архитектурное качество места не должно упасть, а застроить его новой архитектурой значит смириться с потерей и подать нежелательный пример.<BR><BR>Противники новодела полагают нужным далее начать процедуру вывода несуществующего памятника из списка охраняемых. Напомним: прецедент такого рода создан постановлением правительства Москвы от 30 декабря минувшего года, где мэр признал, что <A style="COLOR: blue" target="_blank" href="http://iz.ru/capital2/article1037066">дом усадьбы Трубецких</A>, снесенный и отстроенный в бетоне, утрачен как памятник (см. "Известия" от 20.01.05). Сторонники строительства новодела на Сухаревской в принципе не против аналогичного решения (к слову сказать, это компетенция федерального, а не местного правительства) - но только после воссоздания утраченного дома.<BR><BR>Представители заказчика едва ли ожидали такого поворота в обсуждении. Они-то полагали, что камнем преткновения станет лишь этажность новой части комплекса в охранной зоне памятника. В самом деле, предложена невозможная этажность: прошлогодним законом города Москвы строительство в охранных зонах запрещено, если не носит ретроспективного характера. Однако, сделав ссылку на закон, эксперты сразу же поймали себя на противоречии: если выводить новодел из списка памятников, то и существование охранной зоны невозможно. А пока она у памятника есть, при том что памятника нет. Впрочем, именно это место все равно попадает в объединенную охранную зону соседних памятников. <BR><BR>Уже не важно, что решили, хотя решили согласиться с новоделом и понизить этажность офисной части. А важно, что постановление правительства Москвы о сносе с воссозданием и сам снос, будучи, мягко говоря, нелепостью, создали смысловое поле абсурда, на котором ныне спорят новые, заведомо курьезные предложения. А других и не может быть. Эксперты сами понимают это, но не видят выхода.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...