Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Юрий Балуевский: "У Российской армии есть возможность разогнуть спину"

0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Какие военные конфликты угрожают России? Будет ли применяться ядерное оружие на поле боя в подобных конфликтах? Может ли российское ядерное оружие попасть в руки террористов? Начальник Генерального штаба Вооруженных сил России <B><A style="COLOR: blue" target="_blank" href="http://iz.ru/army/article206254">Юрий Балуевский </A></B>(в канун Дня защитника Отечества ему было присвоено воинское звание генерала армии, и "Известия" в числе первых поздравили военачальника) ответил на эти и другие вопросы обозревателя "Известий" <B>Андрея Лебедева</B>.<BR><BR><B>известия:</B> Юрий Николаевич, на днях министр обороны России Сергей Иванов в интервью "Известиям" сказал, что наша страна сейчас переживает нечто вроде мирной передышки, которую нужно использовать для модернизации российских Вооруженных сил (ВС). Означает ли это, что Россия готовится к военному конфликту?<BR><BR><B>Балуевский:</B> Очень хороший вопрос. Прогноз военно-политической, военно-стратегической обстановки, которым постоянно занимается Генштаб, позволяет нам сделать вывод о том, что прямая угроза агрессии против России отсутствует. Любое локальное вооруженное столкновение - я уже не говорю о региональном - может в условиях существования ядерного оружия поставить мировое сообщество на грань глобальной войны. И сегодня, когда Россия четко обозначила свое движение к демократическому обществу, когда основной целью развития становится благосостояние населения, у Российской армии, которая является гарантом этого демократического развития, есть уникальная возможность немножко как бы разогнуть спину. Экономические возможности государства позволяют это сделать. <BR><BR><B>известия:</B> Произойдет ли серьезная перестройка в Вооруженных силах с экономической точки зрения? <BR><BR><B>Балуевский:</B> Мы в последние лет пять ставили цель создания вооружения и военной техники не просто следующего поколения, а через поколение. И такие, я бы сказал, задельные образцы вооружений созданы, теперь задача - оснастить ими армию. <BR><BR>Конечно, хотелось бы иметь современного оружия много и сразу. За 5 лет разработано и принято в эксплуатацию более 500 новых образцов вооружения и военной техники, не уступающих по качеству лучшим зарубежным образцам. Но мы прекрасно понимаем, что модернизации требует не только армия, но и вся российская экономика.<BR><BR><B>известия:</B> А что это за образцы "через поколение"? <BR><BR><B>Балуевский:</B> К примеру, мобильный <A style="COLOR: blue" target="_blank" href="http://iz.ru/armia2/article1292731">ракетный комплекс сухопутных войск "Искандер". </A>Это система будущего. Кроме того, мы выходим на унификацию нашего ракетного оружия. Первые результаты испытаний новой морской ракеты "Булава" позволяют говорить, что этот ракетный комплекс можно будет применять как на суше, так и на море. <BR><BR><B>известия:</B> Какие-то изменения происходят в Генштабе?<BR><BR><B>Балуевский:</B> Кое-кто говорит: Генштаб превратился в одно из рядовых подразделений Минобороны. Я не соглашусь. Раньше очень много сил уходило на решение задач административного, хозяйственного плана... Сегодня этого нет. В конце прошлого года мы оптимизировали структуру Генштаба, избавив его от структурных подразделений административно-хозяйственного направления и определив основной функцией Генштаба стратегическое мышление: анализ, прогноз, поиск форм и способов действия ВС в изменившихся условиях, в соответствии с новыми угрозами и новыми задачами. <BR><BR><B>известия:</B> А численность Генштаба изменилась?<BR><BR><B>Балуевский:</B> Уменьшилась. Сегодня одна из проблем армий (не только российской) - оптимальное соотношение органов управления и боевых войск. По классической формуле это соотношение должно быть 15-20%. Мы ищем пути оптимизации, понимая, что надо нарастить соединения и части постоянной готовности, передавая численность из органов обеспечения и обслуживания в боевые войска. <BR><BR><B>известия:</B> Вы упомянули о функции анализа и прогноза. Вас устраивает, как работают соответствующие подразделения Генштаба?<BR><BR><B>Балуевский:</B> Если бы все удовлетворяло, тогда жизнь была бы неинтересной. Хотя я не могу сказать, что мои коллеги, руководители структурных подразделений Генштаба, почивают на лаврах. Нет. Но нам есть над чем работать. И коллектив достаточно профессионален и подготовлен.<BR><BR><B>известия:</B> А к какого рода конфликтам готовится Российская армия? В последнее время часто говорят, что ВС не предназначены для борьбы с терроризмом, они могут выполнять только вспомогательную роль. <BR><BR><B>Балуевский:</B> События последних лет показали: имеющийся закон "О борьбе с терроризмом" надо доработать. Действия солдата в борьбе с терроризмом должны быть защищены законом. Вот пример: в законе "О милиции" четко расписано, когда милиционеры применяют, грубо говоря, дубинку, а когда слезоточивый газ. А для ВС такого нет. Нам предлагают: сделайте закон, подобный закону "О милиции". Это путь. Но длинный. Сегодня сама жизнь требует закрепления возможностей использования ВС в борьбе с терроризмом именно в этом законе. Помните события в Махачкале, когда для того, чтобы справиться с боевиками, засевшими в отдельном строении, привлекались два танка? На следующий день в подразделения, откуда были выделены эти танки, пришли представители прокуратуры. По-своему они правы - выясняли основания применения военной техники в населенном пункте. Так что нужно четко прописать: когда применяются ВС, с какими задачами и как они защищены в своих действиях.<BR><BR><B>известия:</B> Ну а собственно военные конфликты?<BR><BR><B>Балуевский:</B> Мы свидетели того, насколько изменилась форма вооруженной борьбы. Первое: события в Югославии, в Персидском заливе в начале 90-х годов, последние события в Ираке показали, что сегодня вооруженная борьба смещается от классического применения армий к избирательному - разрушение единого информационного пространства противника, каналов навигации, средств наведения и связи, от которых зависит устойчивость управления. Второе: военная сила применяется для решения задач скорее не военно-политического, а экономического плана. Последняя война в Ираке - много говорилось о том, что она ведется для того, чтобы ликвидировать Саддама Хусейна, как тирана демократии, но ведь была подоплека и экономическая: нефть. <BR><BR><B>известия:</B> То есть мы будем готовы к любому конфликту, если возникнет угроза экономическим интересам России?<BR><BR><B>Балуевский:</B> По-моему, англичане в свое время сказали: не применять силу, а демонстрировать мощь. Еще в 2003 году на совещании руководящего состава ВС и президент, и министр обороны заявили, что Российская армия должна быть готова к конфликтам любого масштаба. Но предназначение ВС и руководство страны, и руководство ВС видят именно в сдерживании, недопущении войны. Простая арифметика: Российская армия сегодня насчитывает 1 миллион 206 тысяч военнослужащих, ВС НАТО насчитывают свыше 4 миллионов человек. Соотношение сил явно не в нашу пользу. Но вопрос не в том, иметь ли пяти- или шестимиллионную армию. Вопрос: нужны ли сегодня такие ВС, как в начале 1992 года, когда мы приняли почти трехмиллионную армию? Сегодня делается ставка на компактную, профессионально подготовленную, хорошо оснащенную, управляемую армию. А не на многомиллионные войска с техникой и вооружением первого-третьего поколений. Мы сегодня должны говорить о технике и вооружении пятого-шестого поколения. И готовиться к вооруженным конфликтам пятого-шестого поколения. <BR><BR>Будут ли вообще вооруженные конфликты? Не хочу драматизировать ситуацию, но я считаю, что пока еще не созданы условия, когда мы конфликты политического, экономического характера будем решать политико-дипломатическим путем. Элемент силы еще долго будет присутствовать в решении проблем.<BR><BR><B>известия:</B> В последнее время возникли спекуляции на тему о том, что Запад может предложить России некий план контроля за российскими стратегическими ядерными силами...<BR><BR><B>Балуевский:</B> Ни одно из государств не позволит другому государству осуществлять подобный контроль в том смысле, что у каждой пусковой установки, у каждого ядерного боеприпаса будет стоять "чужой" солдат. И повода для подобных предложений нет. Последние учения, которые мы провели на Севере, показали надежность хранения ядерного оружия, которое находится на оснащении российских ВС.<BR><BR><B>известия:</B> А как бы вы расценили высказывание сенатора США Джона Рокфеллера о том, что чуть ли не половина российских ядерных материалов исчезла и могла попасть к террористам?<BR><BR><B>Балуевский:</B> Как еще одно популистское заявление. Я знаю и другие заявления: один сегодня уже бывший командующий Стратегическим командованием США, посетив в России объекты, на которых находилось ядерное оружие, сказал как раз обратное. Он был поражен высоким уровнем обеспечения безопасности оружия, которое находится в Российской армии. А что касается средств, которые выделяются в рамках небезызвестной программы уменьшения угроз Нанна-Лугара, то - при всем уважении к американцам, которые много говорят, что выделяют деньги на обеспечение физической защиты российских объектов, - не эти средства обеспечивают основу системы охраны и безопасности, которая уже создана в нашей стране.<BR><BR><B>известия:</B> Эксперты - и российские, и американские - призывают Россию и США к повышению ядерного порога и существенному сокращению запасов ядерного оружия... <BR><BR><B>Балуевский:</B> Не обижая своих американских коллег-военных, хочу сказать: мы еще в Советском Союзе первыми поняли безрассудность политики, направленной на гонку ядерных вооружений. Последний пример - это подписание в мае 2002 года соглашения о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП). Мне довелось участвовать в подготовке этого соглашения, и я знаю, как тяжело начинались переговоры, когда наши американские коллеги заявляли о том, что и речи не может быть ни о каком юридическом документе по СНП, но такой документ появился - мы определились с понижением количества ядерных боезарядов. И сегодня обе стороны выполняют это соглашение. Снижение количества ядерного оружия при одновременном повышении порога его применения - это важнейшее направление. К сожалению, порой отдельные политические деятели, военные эксперты говорят, что необходимо развивать ядерное оружие малой мощности, проникающий ядерный боезаряд. Говорят, что такими зарядами необходимо уничтожать террориста номер один бен Ладена. Мне кажется, что подобные заявления как раз ведут к понижению порога применения ядерного оружия. <BR><BR>Сегодня ни в коем случае нельзя допустить, чтобы ядерное оружие стало оружием поля боя. Оно должно остаться фактором стратегического сдерживания. К сожалению, и это мое убеждение, человечество еще долго будет жить с ядерным оружием, хотим мы этого или нет. А понижение планки приведет к тому, что отдельные государства начнут создавать, может быть, не классическое ядерное оружие, но "грязные" ядерные боеприпасы, другие виды оружия массового уничтожения - химического, биологического. Вот этого мы не должны допустить - это главное. И понимание такое есть и на политическом, и на военном уровне у США, России и других членов "ядерного клуба". <BR><BR><B>известия:</B> Вы возглавляете Комитет начальников штабов СНГ. Некоторые говорят, что военная организация СНГ - если не фикция, то близко к тому. Звучат предложения распустить штаб по координации военного сотрудничества. А есть еще Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ)... <BR><BR><B>Балуевский:</B> Когда создавалось СНГ, планировались объединенные вооруженные силы СНГ. Но эта идея была похоронена, хотя идея неплохая. И каждое государство создало свои ВС. Нужно ли взаимодействие между ними? Не просто нужно - необходимо. Военная составляющая государств СНГ должна быть нацелена против тех угроз, которые невозможно отразить поодиночке.<BR><BR><B>известия:</B> А тогда зачем же было создавать ОДКБ?<BR><BR><B>Балуевский:</B> Как мне представляется, в военном сотрудничестве СНГ не сложилось необходимого алгоритма. Мы не ушли дальше создания объединенной системы ПВО. И даже эта система была нацелена на решение задач, связанных не с ее военным применением, а с решением задач в форс-мажорных обстоятельствах, когда, к примеру, самолет заблудился, нарушил воздушное пространство. Видимо, не созрели политические условия для создания чисто военного союза, даже по подобию натовского, где пятая статья определяет совместную оборону. <BR><BR>А вот ОДКБ имеет и военную направленность. Ведь не зря эта организация называется военно-политической - здесь присутствует уже и элемент планирования совместных задач по защите государств ОДКБ. Например, несколько дней назад завершилась совместная стратегическая командно-штабная тренировка органов управления Генштаба ВС России и Генштаба Республики Беларусь. В рамках этих учений, в частности, подразделения 3-й и 34-й мотострелковых дивизий совершали марш на большое расстояние - и по железной дороге, и своим ходом в течение нескольких суток, проводили учения с боевой стрельбой. И выполнили учебно-боевые задачи. Это результат. И, на мой взгляд, перспектива у ОДКБ в военной части более зрима, чем у СНГ. <BR><BR><B class=t11>Начальник Генштаба Юрий Балуевский - кто он такой?</B><BR><BR>- Я родился в семье военного. Отец мой прошел две войны - Финскую и Великую Отечественную. В начале 50-х годов отец демобилизовался и приехал на свою историческую родину - в Вологодскую область. Там и прошло мое детство, хотя я родился на Украине. Есть такой районный городок Кириллов, ровесник Москвы. Чудесный край, там Кирилло-Белозерский монастырь - уникальный памятник культуры. <BR><BR>После 11 классов поступал в химико-технологический институт, понял, что это не для меня. Почти год преподавал в школе физкультуру и рисование. Отец очень хотел, чтобы я пошел по его стопам. Последний раз, когда мы с ним виделись, я еще был подполковником. Он похоронен на Украине - сегодня это заграница... В 1966 году я поступил в Ленинградское общевойсковое училище имени С.М. Кирова. Служить начал командиром взвода, затем роты - в Белоруссии. Там же перешел с командной на штабную службу. Служил в оперативных отделах штабов армии в г. Борисове, пять лет в Германии, после этого - в Петрозаводске, Ленинграде (оперативное управление), оттуда уже в Москву в Главное оперативное управление. Был период, когда я понял, что необходимо съездить в войска, и почти три года я был начальником штаба группы войск в Закавказье. Это было непростое время - 1993-1995 годы, - но оно очень много мне дало. Затем вернулся в Генштаб, прошел путь от начальника управления до начальника Генштаба. <BR><BR>Сожалею ли о том, что стал военным? Никогда не задумывался. Но, наверное, нашел себя. На всех постах старался ставить перед собой и практически решать задачи, следуя простому принципу: ответственность делить не собираюсь, помощь и поддержку принимаю с благодарностью. И мои коллеги этот принцип разделяют. Решения сегодня в Генштабе и Минобороны в целом принимаются коллективным умом при персональной ответственности. <BR><BR>- А вы для себя не исключаете возможность стать политиком?<BR><BR>- Не задумывался над этим. Хотя, наверное, надо - ведь придет час снимать военную форму. По крайней мере, я не вижу себя в политике. Может быть, в структурах аналитического плана. Но не трибуном.<BR><BR>- Несколько слов о вашей семье.<BR><BR>- У меня сын и дочь. Сын Андрей всегда хотел быть военным, занимался спортом, был призером Москвы по дзюдо и карате. Но в армию не попал. Закончил Московский институт электронного машиностроения, потом вечерний юридический институт, работает юристом. Дочь Елена закончила банковский колледж и Плехановскую академию, трудится в Центробанке. Подарила нам внучку Юлю, я уже 5 лет дед. Моя жена Ангелина недавно прекратила работать - всю жизнь работала там, где позволяла моя служба.<BR><BR>- Ваши привычки?<BR><BR>- Раньше активно занимался спортом: был мастером спорта по лыжным гонкам, призером Белорусского военного округа по биатлону. Сейчас плаваю, стараюсь по часу раз в неделю. Из спиртных напитков предпочитаю хорошее вино и классический русский напиток под названием "водка". Не курю.<BR><BR>- Машину водите?<BR><BR>- Вожу. Гаишники, бывало, удивлялись, когда останавливали для проверки: за рулем - первый замначальника Генштаба. Мы с сыном, когда он стал получать больше, чем я, купили на двоих подержанный джип. <BR><BR>- Ваши увлечения?<BR><BR>- В свободное время, хотя его мало, рисую - акварель. Стараюсь находить время для чтения. Увлекаюсь поэзией и сам немного пишу стихи - для себя.

Комментарии
Прямой эфир

Загрузка...