Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Глава МИД Венгрии отказался оценивать вопрос о легитимности Зеленского
Мир
СМИ сообщили о послании стрелявшего в Трампа на игровой платформе Steam
Мир
Власти Крыма сообщили о принятых мерах безопасности с учетом угроз Киева
Политика
В Совфеде раскритиковали Дуду за слова о возможности войны РФ и НАТО
Армия
Силы ПВО за ночь уничтожили 35 беспилотников ВСУ над Брянской областью и Крымом
Мир
Во Франции узнали о планах Зеленского обвинить Россию в срыве переговоров
Общество
Возгорание кровли многоквартирного дома в Ставрополе ликвидировано
Мир
Сийярто отреагировал на отказ стран Прибалтики от встреч ЕС в Венгрии
Происшествия
Пять человек пострадали в Белгородской области в результате обстрелов ВСУ
Общество
Сотрудники УФСБ по ДНР предотвратили теракт на территории региона
Мир
В Молдавии рассказали об обострении отношений с Гагаузией и Приднестровьем
Мир
Шольц призвал мировые державы вернуться к диалогу о контроле над вооружениями
Армия
Подразделения группировки войск «Днепр» уничтожили плавсредства ВСУ
Армия
Военные ВС РФ сорвали ротации подразделений ВСУ в ДНР и Запорожской области
Мир
СМИ узнали о призыве лидера демократов к Байдену отказаться от участия в выборах
Мир
CBS узнал о передаче снайпером данных о стрелявшем в Трампа за минуты до инцидента
Мир
Израильский кнессет проголосовал против создания палестинского государства
Происшествия
Вулкан Эбеко на Курилах выбросил пепел на высоту 1,5 км

Состояние несостоятельности

Юрист Ярослав Вирчик — о необходимости изменения процедуры банкротства компаний
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Реформирование законодательства о несостоятельности обсуждается давно. Практически сразу после запуска института банкротства физических лиц в 2015 году профессиональное сообщество осознало необходимость изменения подхода к аналогичным процедурам и в отношении компаний. Через два года соответствующая инициатива была внесена в Госдуму, еще через два года — отклонена, а в 2020-м заговорили о подготовке нового «мегазаконопроекта».

Общая его концепция заключалась в сокращении доли ликвидационных процедур в пользу реабилитационных (чтобы меньше компаний закрывались из-за несостоятельности). Также документ касался оптимизации процессов назначения арбитражных управляющих в делах о банкротстве и изменения механизма торгов.

Летом прошлого года первый замминистра экономического развития Илья Торосов сообщал, что предложения по актуализации законопроекта о реформе банкротства юрлиц обсуждаются и будут представлены после завершения согласований.

В декабре 2022-го зампредседателя комитета Госдумы по вопросам собственности, земельным и имущественным отношениям Николай Николаев заявил, что правительственный законопроект о реформе института банкротства «слишком глобальный», чтобы принимать сразу все предложения из него. Однако отдельные документы позволят действовать оперативно и без ошибок. Очевидно, что после таких слов нарастает риск отклонения комплексной инициативы.

Представляется, что ее декомпозиция на несколько частей, отдельно регулирующих вопросы реализации новых процедур в делах о несостоятельности, организации и проведения торгов, правового статуса арбитражного управляющего, обязательных требований к саморегулируемым организациям, едва ли послужит целям скорейшего реформирования законодательства о банкротстве.

Между тем обновленное регулирование процедур несостоятельности, ориентированное на восстановление платежеспособности, пришлось бы сейчас как нельзя кстати. Учитывая реалии сжимающегося потребительского спроса, сложности в налаживании логистических цепочек и прочие негативные для бизнеса факторы.

Судя по статистике сообщений о таких процедурах, в 2022 году кредиторы спасать своих должников не торопились. Так, за прошедший год в Едином федеральном реестре было опубликовано лишь 149 сообщений о введении реабилитационных процедур — внешнего управления и финансового оздоровления — против 9055 сообщений об открытии конкурсного производства (ликвидации предприятий). Доля реабилитационных процедур в общей массе всех банкротств на более длительном отрезке наблюдений также традиционно не превышает 2%.

Несмотря на заявления авторов законопроекта о намерениях увеличить долю реабилитационных процедур, нынешний текст, на наш взгляд, не содержит достаточного количества стимулов для кредиторов, чтобы отойти от устоявшейся тенденции к превалированию ликвидационной процедуры.

По нашему мнению, предупреждение банкротства должно быть неотъемлемой частью законодательства о несостоятельности. Хотя сейчас такие меры, как правило, строго не регламентируются.

Нужно, чтобы процедура реструктуризации, вводить которую планируется в рамках обновленного производства по делу о несостоятельности должника, стала последней возможностью для спасения компании от ликвидации. В целях недопущения злоупотреблений со стороны кредиторов подключаются антикризисный управляющий и арбитражный суд, оценивающий шансы компании на восстановление платежеспособности.

Кроме того, текст представленного законопроекта не предлагает никаких новых механизмов в рамках добанкротного урегулирования кризиса должника, что, очевидно, не будет способствовать снижению доли конкурсных производств в общей массе банкротных процессов.

Конечно, не стоит исключать, что в рамках задуманной реформы законодательства о несостоятельности может появиться отдельный законопроект, вносящий соответствующие изменения в этой части. Однако подобные разработки на суд общественности не представлялись. Надеемся — пока.

Автор — главный юрисконсульт юридической фирмы GRM

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Прямой эфир