Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Спорт
Король Карл III призвал сборную вернуться с Евро-2024 с гордо поднятыми головами
Происшествия
Губернатор Богомаз сообщил об уничтожении еще пяти БПЛА над Брянской областью
Туризм
Число турпоездок россиян в Таиланд и Китай в июне выросло более чем на 80%
Общество
Пожар около Дюрсо повредил почти 40 зданий баз отдыха
Мир
Подозреваемый в стрельбе на митинге Трампа состоял в стрелковом клубе
Культура
SHAMAN на VK Fest заинтриговал поклонников обещанием «ответки YouTube»
Общество
Бастрыкину представят доклад по делу жарившей сосиски на Вечном огне девушки
Мир
В Ливане сообщили о выведении ТЭС из строя после израильского обстрела
Армия
Бойцы расчета ЗРК «Бук» уничтожили восемь летевших к Мариуполю ракет РСЗО HIMARS
Мир
Politico узнала о намерении Брюсселя сорвать саммит глав МИД ЕС в Будапеште
Мир
Байден заявил о недопустимости превращения политики США в арену для насилия
Общество
Мошенники стали звонить россиянам от имени коммунальных служб
Мир
Эксперты оценили перспективы размещения ядерного оружия США в Южной Корее
Происшествия
Женщина и ребенок погибли в ДТП с грузовиком в Самарской области
Происшествия
Средства ПВО сбили три украинских беспилотника над Курской областью
Общество
В 62% исследованных образцов готовой еды эксперты нашли нарушения
Происшествия
Средства РЭБ обезвредили украинский беспилотник над Орловской областью
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ирак прошел испытания, связанные с американской оккупацией, чередой кризисов и периодом конфессиональных чисток. И хотя страна всё еще раздираема противоречиями, главное, что она не развалилась. Такое мнение высказал посол России в Ираке Эльбрус Кутрашев. В интервью «Известиям» по случаю 20-й годовщины вторжения в республику войск США и их союзников дипломат также рассказал о том, как Ирак живет сейчас, насколько сильным осталось американское влияние в стране, как в ней относятся к России и почему Багдад готов лишь на дозированное сотрудничество с Китаем.

«Для них главной задачей было, чтобы Ирак не восстановился»

— 20 марта 2003 года войска США и их союзников вторглись в Ирак. Как вы оцениваете начало войны в республике два десятилетия спустя?

— Мы, естественно, по-прежнему считаем вторжение коалиции в Ирак незаконным. Потому что оно не было одобрено Совбезом ООН. Многие государства были напуганы, потому что страна, которая пользовалась авторитетом, подверглась нападению под ложным предлогом. Вопрос был в том, на кого еще нападет это сумасшедшее американское животное, потому что они тогда объявили, что будут делать всё, что хотят.

В 2003 году оккупанты сюда зашли, не имея плана действий. Они наломали дров. Англосаксы собирались использовать Ирак как базу для дальнейших действий в регионе. Они открыто заявляли, что отсюда будут бить по Ирану, Сирии и даже по Саудовской Аравии.

Хусейн

Американские войска вошли в Центральный Багдад и низвергли статую Саддама Хусейна, 9 апреля 2003 года

Фото: Getty Images/Gamma-Rapho/Gilles BASSIGNAC

— Каким Ирак хотели сделать американцы? Как шло становление иракской государственной системы после свержения Саддама Хусейна?

— Режим Саддама Хусейна был очень жестокий. Конечно, у него были свои сторонники, их было немало. Но те, кто боролся с американской оккупацией, отнюдь не выступали за реставрацию старого режима. С одной стороны, при нем Ирак был сильный в военном и экономическом отношении, с другой — это была жесткая диктатура.

Американцы в условиях оккупации начали сотрудничать с теми, кого устраивало, что режим Саддама Хусейна свергнут. Оккупанты хотели сохранить контроль над страной, а иракцы — быстрее прийти к власти и распоряжаться ею самостоятельно. Никто не желал, чтобы иностранцы здесь оставались надолго. В этом клубке противоречий и сложилась нынешняя иракская государственная система. Формировали ее большей частью, конечно, американцы. Для них главной задачей было, чтобы Ирак не восстановился. Для этого нужно было обеспечить децентрализацию власти.

В свое время Ирак превратился в горящую землю под ногами его американо-британских оккупантов. Завоевали они его относительно легко, основные потери стали нести, уже когда хозяйничали в стране. В результате в Ираке возник ИГИЛ и раскрутилась «Аль-Каида» (обе организации запрещены в РФ). Они начали устраивать теракты. Всё это было показательно: с этой страной шутить нельзя. Из Ирака терроризм начал доставать до Европы.

Что касается политической системы, то в Ираке закрепился принцип, согласно которому основные посты должны быть справедливо распределены между курдами, шиитами и суннитами. Однако проблема в том, что каждый человек выдвигался на должность от определенной партии. Зачастую складывалась парадоксальная ситуация, при которой подчиненные отказывались слушать руководство.

восстание
Фото: Global Look Press/dpa/Ameer Al Mohammedaw

— Номинально после вторжения США в Ираке установилась демократия, однако по факту это далеко не так?

— Да, совершенно верно. Их задачей было, чтобы Ирак не возродился.

— Что можно сказать про Ирак сейчас, насколько страна стабильна?

Эта страна еще формируется, но в принципе испытание временем Ирак прошел. Кризис, связанный с иностранным вторжением, оккупацией, с ИГИЛ, перманентное состояние тупика, конфликты, споры, период конфессиональных чисток — через всё это Ирак прошел и остался одной страной по-прежнему. Да, она раздирается противоречиями, здесь очень бурная, тяжелая политическая жизнь. Много чего не получается, но страна не развалилась.

«Преуменьшать роль военного присутствия США нельзя»

— А как сейчас разные группы в Ираке воспринимают американское военное присутствие? Считают ли они Штаты по-прежнему оккупантами?

— Нет, понятию оккупации это уже не соответствует. Термин «американская оккупация» в регионе применим только к Сирии. Там у американцев незаконная база в районе Ат-Танф на сирийско-иорданско-иракской границе и такое же присутствие в Заефратье — это мы называем оккупацией. В Ираке они находятся по просьбе иракского правительства. Тут в этом смысле всё легитимно.

Сейчас американское военное присутствие относительно небольшое. Если сравнить с 2003 годом, когда у них группировка была порядка 120 тыс. человек, если не больше, то сейчас речь идет о примерно 2,5 тыс. человек. Это уже в любом случае не оккупационная армия, которая контролирует ситуацию.

Но американское военное присутствие не такое мощное по сравнению с тем, что было 20 лет назад, не потому, что американцы такие белые и пушистые, и не потому, что они одумались. Просто у них ничего здесь не вышло, им пришлось адаптироваться к новым условиям.

С другой стороны, преуменьшать роль военного присутствия США ни в коем случае нельзя, потому что, во-первых, это базы, на которые можно в любой момент перебросить сколько угодно людей. Плюс эти базы можно использовать как аэродром подскока, если надо что-то сделать. И есть вещи, которые не определяются количеством военнослужащих. В частности, это то, что, по сути, американцы контролируют иракское воздушное пространство.

рынок
Фото: Global Look Press/dpa/Ameer Al Mohammedaw

— А еще каким-то образом влияние США на Ирак проявляется?

— Если говорить здесь об американском влиянии, оно комплексное. Военное присутствие — это лишь его часть. У них еще и очень существенное влияние на иракскую финансово-банковскую систему. По сути дела, ее в нынешнем виде создавали американцы, замкнув на себе многие иракские потоки. К примеру, согласно действующей системе, средства от продажи иракской нефти поступают на счета США.

Иракская экономика во многом работает по схеме наличности. У них есть своя национальная валюта, и она везде используется, но тем не менее доллар тоже нужен, и доллары эти поступают из США наличными самолетами. Естественно, точных цифр никто не знает, но далеко не один и не два миллиарда в месяц сюда наличными привозят из США. То есть вы можете представить степень взаимосвязанности экономик двух стран и в данном случае иракскую зависимость. И когда американцы в этом плане решили навести порядок, они нанесли Ираку очень сильный экономический ущерб: курс национальной валюты упал, рынки затрясло. В общем, такая неприятная зависимость налицо.

Это устоявшаяся система. Как ее поменять? Для этого нужно менять всю страну. А стране меняться некогда, она постоянно находится в состоянии выживания.

«Американо-иранская конкуренция в Ираке не выходит за рамки разумного»

— Есть же и другие внешние игроки, оказывающие влияние на то, что происходит в Ираке? Иран, например.

— Иран здесь тоже имеет колоссальное влияние. Ирак балансирует между Ираном и США. Обе страны для него важны. У Ирана здесь нет своих войск, но есть политические силы, проиранские вооруженные отряды.

Слава богу, американо-иранская конкуренция в Ираке не выходит за рамки разумного. Американцы, которые, по сути, сами своей бездумной политикой пустили сюда Иран — а он на тот момент был для них главным врагом, — понимают, что они отсюда Иран не вытеснят. И иранцы понимают, что вытеснить отсюда США невозможно. И обе страны не заинтересованы в дестабилизации Ирака. В этом смысле между ними консенсус.

Справедливости ради скажу, что не только Иран и США, здесь много других игроков: и Британия играет свою роль, и арабские монархии Персидского залива играют, и сирийцы в свое время, пока сами не оказались в состоянии глубочайшего кризиса, тоже здесь вели определенную игру. Такова судьба страны, которая подверглась иностранному вторжению, дестабилизации, — сюда заходят все. Причем необязательно под корыстными мотивами, иногда просто заходят, чтобы обеспечить свою безопасность, свои интересы здесь, пока это всё не докатилось до дома. Такая вот вселенская трагедия.

помощь
Фото: Global Look Press/ZUMA Press/Gabriel Romero

— А как здесь относятся к России?

— Еще в конце 1990-х Россия знала, что в Ираке нет никакого оружия массового уничтожения. Мы считали, что надо снимать санкции или хотя бы облегчать. А вот западники хотели Ирак душить дальше. Экономическая блокада страны по решению Совбеза ООН к концу 1990-х уже свою легитимность стала утрачивать.

Люди, которые, по сути, вернулись в Ирак благодаря свержению Саддама Хусейна, не испытывали к России какого-то негатива и не имели претензий за то, что Москва пыталась воспрепятствовать этому вторжению США. Наоборот, они ценят, что РФ всегда была другом Ирака и поддерживала его, в том числе в условиях незаконной экономической блокады, которую устроили западники.

«Наступательная мощь Китая вызывает небезосновательные опасения»

— Одной из самых громких международных новостей последнего месяца стало известие о нормализации отношений между Ираном и Саудовской Аравией при посредничестве Китая, который в последнее время очень активизировался на Ближнем Востоке. Что думаете о потенциале КНР как факторе освобождения и возрождения Ирака?

— Что касается Китая, то, конечно, его способности к экономической экспансии весь мир на себе чувствует. Иракцы очень дружественно настроены к КНР. Это несомненно, у Китая здесь врагов нет. Но при этом даже те, кто за сотрудничество с Китаем, выступают за то, чтобы оно было дозировано и балансировалось контактами с другими странами. Иначе китайцы здесь всё захватят.

Иракцам совершенно не улыбается, чтобы кто-то один, даже такой большой друг, всё захватил. Они понимают, что надо в национальных интересах соблюдать какой-то баланс. Поэтому у других стран тоже есть в Ираке шанс, пусть и не всегда в результате того, что они могут предложить такие же хорошие условия, как КНР. Китайцы готовы прийти и всё дешево делать, но при этом, как я сказал, наступательная мощь этой страны вызывает небезосновательные опасения.

В 2019 году, когда премьер-министром был наш друг Адель Абдель Махди, он подписал соглашение на $100 млрд китайских инвестиций. Китайцы были готовы заходить. И тут начались массовые протесты. Недовольные иракцы с социально-экономическими требованиями вышли на улицы, и правительство пало. И тогда же, кстати, начался кризис внутриполитический, который потом продлился не один год и формально закончился только в конце 2022-го.

Так вот из опыта мировой истории мы знаем, что протесты бывают разные. Иногда за ними стоят те, о ком не знают те, кто протестует. И здесь основная версия, что протесты против Адель Абделя Махди стали расплатой за то, что он разозлил американцев своим прокитайским курсом.

Прямой эфир