Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
В Подольске мужчину избили за замечание и бросили умирать на дороге
Наука
Ракета «Протон-М» со спутником «Электро-Л» стартовала с Байконура
Мир
Экс-премьер Израиля обвинил Запад в срыве российско-украинских переговоров
Армия
ВС РФ заняли более выгодные рубежи на донецком направлении
Стиль
Россиянка Елена Максимова выиграла конкурс «Миссис Вселенная – 2022»
Происшествия
Число погибших в результате удара ВСУ по жилому дому в Донецке выросло до трех
Политика
Пушков заявил об отсутствии у Европы военного суверенитета
Мир
В КНР назвали чрезмерной реакцию США в отношении китайского аэростата
Мир
В украинском порту Рени затонула баржа из Румынии с 860 т зерна
Мир
Арестович предупредил о неприятностях для ВСУ в Донбассе
Происшествия
Массовая драка произошла в вагоне метро в Москве
Спорт
Игорь Гришин покинул пост главного тренера ХК «Спартак»

Зеленая «жертва»

Профессор ГУУ Владимир Линник — о том, как ЕС на фоне антироссийских санкций постепенно сворачивает экологическую повестку
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Грета Тунберг — известная экоактивистка, носитель звания «Человек года» по версии журнала Time, а также обладательница почетной докторской степени Университета Монса в Бельгии — на днях была задержана германской полицией как активный участник протеста из-за сноса деревни Лютцерат в Северном Рейне — Вестфалии. Дело в том, что рядом с этой деревней находится достаточно крупный карьер, где открытым способом ведется добыча угля. Энергетическая компания RWE, одна из крупнейших в Германии, владеет этим карьером и недавно получила от властей ФРГ разрешение на его расширение. Поскольку запроектированное увеличение площади карьера затрагивает границы деревни, было принято решение ее снести.

Вообще экологическая, а следом за ней и климатическая повестка Германии, да и всего Евросоюза, в последнее время снизила обороты, набранные в 2011-м, когда Берлин инициировал, во-первых, полнейший отказ от атомной энергетики к 2022 году, во-вторых — постепенное сокращение добычи угля. Попробуем разобраться, что происходит с экологической повесткой в ЕС и не получится ли так, что в скором времени экоактивисты в Европе будут приравнены к экстремистам?

Ранее Германия активно эксплуатировала 23 атомные электростанции. Однако после трагедии на японской «Фукусиме» федеральное правительство страны принимает решение о полном отказе от мирного атома к 2022-му. При переходе на альтернативные источники энергии Германия также планирует постепенно отказаться от производства электроэнергии из угля — в идеале уже к 2030-му. Как атомная, так и угольная энергетика должны быть заменены возобновляемыми источниками энергии. Но для реализации этого плана властям Германии необходимо сделать многое.

В 2020 году, по данным Федерального статистического ведомства, 11,3% электроэнергии производились из атомной энергии, 16,2% — из бурого угля и 7,5% — из каменного угля. Вслед за Германией потянулись и другие страны Евросоюза, но далеко не все. Франция, как второй в мире производитель атомной энергии, неохотно приветствовала такую инициативу, ведь 70% энергобаланса страны принадлежит именно атому. Государства Восточной Европы также не очень радостно восприняли такой вектор развития энергетики. Интегрироваться в западноевропейскую экономику они смогли, но по-прежнему во многом зависят от развитых соседей. Хотя изначально планы у ЕС, безусловно, были благородные: забота об окружающей среде, снижение углеродной нагрузки и тому подобное.

Но начались антироссийские санкции, произошли взрывы на «Северных потоках», западные страны установили потолок цен на российскую нефть. Кроме того, не исключено, что с очередным пакетом ограничения затронут и российскую атомную отрасль. Результаты уже видны невооруженным взглядом: трубы в Европе от холода, конечно, не полопались, но цены на электроэнергию и на отопление выросли. И общество заволновалось.

При этом, когда европейская экономика полностью обеспечит себя энергией из возобновляемых источников, неизвестно. Если только Илон Маск придумает мощный аккумулятор с емкостью, стремящейся к бесконечности. Впрочем, это он действительно может сделать. Но аккумулятор, во-первых, заряжать надо, а во-вторых — запасы лития в мире стремительно сокращаются. Кроме того, весьма интересно, каких же размеров должен быть аккумулятор, чтобы обеспечить энергией, например, Брюссель или Гаагу?

На этом фоне зеленую повестку тихо, без громких конференций и киотских протоколов в Европе сворачивают. И если экологический ущерб от атомных электростанций минимален — главное, чтобы аварий не было, — то с углем всё не так радужно. Продукты сгорания угля — это действительно нехорошо. Серый снег, выпадающий периодически в промышленных районах Китая, тому яркое подтверждение. А добыча угля карьерным способом — безопасная по условиям труда, если сравнивать с добычей угля в шахте, — природе наносит ущерб колоссальный и практически невозместимый. Если выработка ведется открытым способом, то атмосфера загрязняется пылью, образующейся во время взрывов вскрышной породы и непосредственно при добыче. Кроме того, во внешнюю среду попадают выхлопные газы от тяжелого транспорта, перевозящего полученную породу.

При открытой добыче вместе со вскрышными породами удаляется плодородная почва, уничтожаются леса, луга, сельскохозяйственные угодья. Кроме того, карьерная добыча приводит к ландшафтным изменениям, а отвалы, образующиеся при добыче угля, оказывают колоссальное давление на грунт, что приводит к уплотнению почвы и заглублению грунтовых вод, так что сельскохозяйственные угодья тоже страдают.

В общем, куда ни кинь — всюду клин. Правительства стран Евросоюза понять можно: экономика требует энергии. Но у рядовых бюргеров от этих новостей настроение точно не улучшится.

Автор — профессор кафедры экономики и управления в ТЭК Государственного университета управления

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Реклама
Прямой эфир