Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
МИД РФ заявил о проработке НАТО киберударов по Москве и Калининграду
Мир
Рим и Париж собираются отправить Украине ракеты для систем ПВО
Спорт
Теннисистка из РФ Корнеева победила в юниорском турнире Australian Open
Мир
Воздушная тревога объявлена в шести областях Украины
Мир
РФ и Турция приступили к обсуждению деликатных вопросов создания газового хаба
Мир
В Германии увидели риски из-за перехода Европы на американский СПГ
Мир
Генерал ВВС США призвал военных готовиться к войне с КНР в 2025 году
Мир
Посольство призвало Вашингтон прекратить вмешательство во внутренние дела РФ
Мир
Россия призвала не допустить ядерного противостояния в Северо-Восточной Азии
Мир
WSJ узнала о проблемах горнолыжных курортов в Альпах из-за отсутствия снега
Культура
Рукописная книга Цветаевой продана на аукционе за 7,2 млн рублей
Мир
The Telegraph узнала о намерении Британии передать Украине истребители
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Срок введения ценового потолка для российской нефти подошел уже вплотную — ограничения должны заработать с 5 декабря. Однако до сих пор неясна конкретная цена, которая будет установлена на поставки из России. Практически каждый вариант бьет как минимум по одному из участников сделки — стран-покупателей или посредников. Еще хуже обстоят переговоры по ценовому потолку на газ. Здесь, кажется, договоренностей не будет в принципе. Почему так сложно не только исполнить план ограничения цен, но и даже достичь соглашения по конкретике в вопросе ценового потолка среди стран, в принципе поддерживающих это решение, — в материале «Известий».

Диктует покупатель

Идея ввести ценовой потолок на российскую нефть появилась еще весной в США и вызвала немало шума. У множества аналитиков сразу возникли сомнения: как собственно, план такого масштаба реализовывать? Исторического опыта здесь не было в принципе: программу для Ирака «Нефть в обмен на продовольствие» даже смешно сравнивать с нынешними санкциями. С другой стороны, жесткие ограничения против российской нефти сильно расшатали мировой рынок, в какой-то момент марка Brent стоила дороже $120 за баррель. Вариант, когда торговать разрешено, но лишь по определенным ценам, выглядел оптимальным. А для подтверждения этого замысла предлагалось применять меры воздействия к страховщикам и судовладельцам, базирующимся в странах G7 (в страховой отрасли таких большинство, по крайней мере среди крупных игроков).

нефть труба
Фото: REUTERS/Alexander Manzyuk

Однако остался вопрос: а какую именно цену установить? Первоначальные планы, впервые озвученные министром финансов США Джанет Йеллен, предполагали цены на уровне $40 за баррель, но вскоре эту идею отмели как заведомо нереалистичную. Позднее фигурировали цифры в $50, $60, а сейчас решающее право голоса получил Евросоюз как основной потребитель российской нефти — США «забанили» ее еще весной. Но договориться даже между собой европейцам о конкретной цене по-прежнему не получается.

На последнем заседании представителей стран — членов союза Еврокомиссия предложила как базовый вариант $65 за бочку. Это вызвало непонимание у множества стран. Страны Прибалтики и Польша сочли, что это «слишком щедро», поляки вообще предлагали установить потолок на уровне $20. На противоположном краю расположились Греция и Мальта, считающие, что $65 — слишком мало и потолок надо установить как минимум на $5 выше.

Почему именно эти страны? Греция и Мальта — государства, чьи компании обеспечивают значительную часть морских перевозок в ЕС и его ближайших соседей. На них приходилась значительная часть экспорта российской нефти из черноморских портов. Идею ценового потолка они в принципе восприняли в штыки. Греческие владельцы танкеров боялись, что санкции будут применяться по ним ковровым методом. Кроме того, они не видели возможности для себя проконтролировать цену груза, особенно если он еще в рейсе несколько раз переходит из рук в руки. Лишь к октябрю удалось уговорить их принять потолок как концепцию, но сейчас проблемы возникают на уровне согласования цен. Греки и мальтийцы хорошо понимают, что каждый лишний доллар значительно облегчит работу их компаниям. Нынешние цены на нефть вполне допускают потолок и $65, поскольку Brent нынче стоит $85 за бочку, тогда как дисконт российской Urals к Brent достигает $22–24.

танкер  нефть
Фото: Global Look Press/Jonas Walzberg

Таким образом, погрузочная цена на черное золото из России даже немного уступает предполагаемому потолку. Совсем другое дело — резкий рост цен, который в ближайшем будущем вполне возможен. При таком раскладе Россия может отказаться пользоваться услугами компаний, предлагающих заведомо невыгодные условия. Возможности найти альтернативных транспортников и страховщиков всегда есть, и если «потолковые» цены будут значительно отличаться от реальных рыночных, эта возможность будет использована. Для морской отрасли Греции и Мальты речь пойдет о потерях в миллиарды, а возможно, и десятки миллиардов долларов, что крайне негативно скажется и на состоянии отрасли, и на поступлениях в бюджет соответствующих стран — что особенно актуально для Греции. Повышение потолка даже на $5 эту угрозу не снимает, но по крайней мере немного ослабляет.

В товарищах согласья нет

Есть еще и очередное «особое мнение» Венгрии, из-за которого ее автоматом пришлось записать в разряд исключений. Будапешт, как и раньше, сможет получать нефть по нефтепроводу «Дружба» без каких-либо ограничений, а в случае необходимости и рассчитывать на закупку нефти из России по морю (танкеры «река – море» могут перевозить нефть по Дунаю). Возможны и другие подобные особые случаи, например льгота для Италии, которая была бы не против поставок российской нефти на принадлежащий «Лукойлу» НПЗ ISAB на Сицилии. Разумеется, такие исключения не могут не нервировать остальные страны, которые терпят убытки из-за «геополитического фактора», но такова цена обоюдоострых санкций.

Приемная станция нефтепровода «Дружба» между Венгрией и Россией на Дунайском нефтеперерабатывающем заводе

Приемная станция нефтепровода «Дружба» между Венгрией и Россией на Дунайском нефтеперерабатывающем заводе

Фото: REUTERS/Bernadett Szabo

Еще дальше от какого-либо прогресса обстоят и переговоры внутри ЕС по аналогичному потолку цен на газ. Пока лишь удалось договориться о том, что коллективные закупки голубого топлива, которые планируется начать со следующего года, исключат Россию из списка поставщиков. Во всем остальном согласия нет и близко. Причем если в случае нефти часть стран считает потолок слишком низким, то предлагаемая Еврокомиссией предельная цена на газ определенно кажется слишком высокой. Сейчас ее рекомендуют выставить на уровне €275 за мегаватт-час. Это очень много: в данный момент газ на хабе TTF в Нидерландах идет в пределах €130–135 за мегаватт-час. Если же брать «нормальные» котировки до начала энергетического кризиса, то они не превышали €60 за мегаватт-час, и даже эта сумма в 2021 году казалась невероятно высокой по историческим меркам.

Представители всё той же Греции считают, что €275 — неподъемная цена и по факту она означает, что потолка попросту нет, поскольку платить за газ столько невозможно на протяжении даже нескольких месяцев, не говоря уже про годы.

Собственно, сумма возникла как компромисс между Германией и Нидерландами, которые считают, что любой потолок только отгонит потенциальных поставщиков от европейского рынка. Если раньше страны Европы могли рассчитывать на стабильные трубопроводные поставки, то сейчас газовый рынок под влиянием увеличивающихся объемов СПГ становится поистине глобальным. Это означает, что нельзя просто взять и ограничить цены в одном отдельно взятом месте, поскольку поставки легко уйдут в сторону, где ограничений нет.

евро деньги газ
Фото: Global Look Press/Komsomolskaya Pravda

В последние годы ЕС находился в постоянной борьбе с Восточной Азией как главным потребителем СПГ. Потеря конкурентного преимущества может невероятно дорого обойтись региону, и в первую очередь странам Центральной и Северо-Западной Европы, промышленность которых не сможет обойтись без поставок газа. Это же создаст проблемы и во взаимоотношениях с ближневосточными поставщиками, с которыми у немцев и их ближайших соседей только-только начал прощупываться диалог по поводу долгосрочного сотрудничества. Одним словом, согласование общеевропейского газового потолка не может являться сколько-нибудь реалистичной задачей в ближайшие месяцы, а скорее всего, и годы.

Читайте также
Реклама