Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Саакашвили заявил о нежелании заниматься политикой в Грузии
Экономика
Глава Росавиации указал на безрезультативность санкций против РФ
Мир
HRW заявила о применении ВСУ запрещенных мин «Лепесток»
Мир
ООН призвала все стороны на Украине способствовать прекращению боевых действий
Мир
Президент Зимбабве рассказал о «химии» между ним и Лукашенко
Армия
Пушилин заявил о переброске новых резервов украинских войск в Угледар
Происшествия
В Свердловской области пять человек погибли от отравления угарным газом
Мир
В США обвинили Россию в нарушении ДСНВ
Мир
МИД Украины вызвал посла Венгрии из-за высказываний Орбана
Мир
Почти все из 100 погибших при теракте в Пакистане оказались полицейскими
Мир
Польский язык может стать обязательным для поступления в вузы Украины
Мир
В Николаеве для депутатов намерены оборудовать секретные бомбоубежища

Еда уж

Эксперт в аграрной сфере Александр Корбут — о возможном продовольственном кризисе в 2023 году
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Все чаще в последние дни эксперты и политики говорят о предстоящем продовольственном кризисе в мире. Он уже становится перманентным, хотя пока неясно, для кого — для политиков или все-таки для общества.

Для начала стоит отметить, что продовольственный кризис может быть результатом глобального дефицита базовых видов продовольствия, например из-за неурожая, массовой гибели животных. Он может выражаться и в другом: например, в мире есть продовольствие, и всех можно накормить, но в ряде стран оно дорожает. И это тоже ограничение: продукты становятся экономически недоступными. Как раз с этим и связаны проблемы, о которых теперь постоянно говорят в мире. Именно это имеет в виду Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН, когда пишет о сотнях миллионов людей, у которых нет необходимого доступа к пище.

Кроме того, стоит учитывать, что в период пандемии численность малообеспеченных граждан в мире выросла почти на 150 млн человек, достигнув в 2021 году почти 828 млн, хотя этой проблеме политики не уделили внимания.

Разговоры о продовольственном кризисе 2022 года из-за ситуации на Украине уже отшумели. Оно и ожидаемо: подошел новый урожай, мировые цены на зерно и растительные масла начали снижаться, видимо, появится дополнительная возможность для экспорта продукции из Украины через морские порты. Хотя, надо признать, по другим каналам вывоз не останавливался. Но при всей значимости экспорт продукции из этой страны — не определяющий фактор для мирового рынка. На глобальные цены в большей степени влияет погода.

Поэтому, говоря о возможном продовольственном кризисе в 2023 году, стоит начать немного из прошлого. В последние несколько лет цены на мировом рынке были на относительно невысоком уровне, хотя затраты фермеров во всех странах росли, так что, полагаю, подорожание было запрограммировано уже давно. Пандемия стала катализатором. Она нарушила логистические цепочки поставок, вызвала панические закупки «про запас», которые делали многие страны-импортеры. Сказался масштабный, если не всеобъемлющий, протекционизм: рынки начали закрывать для вывоза продукции и одновременно открывать для импорта. Напомню и про накачивание экономики деньгами в развитых странах.

Результат вполне ожидаемый: цены на все продовольственные товары стали очень быстро расти, хотя урожая было вполне достаточно, чтобы обеспечить мир продуктами.

После начала спецоперации на Украине к этой ситуации добавилась серия негативных событий, например санкции в отношении России Тут и отключение SWIFT, и запрет на заход в порты зарубежных стран, сложности со страховками и заказом судов. Фактически разрывались не только логистические цепочки поставок, но и финансовые. Россия не самый большой мировой экспортер продовольствия: наши поставки в 2021 году составили $37 млрд, что объективно немного по сравнению с США ($146 млрд) или Нидерландами ($111 млрд). Но РФ значима на рынке пшеницы и подсолнечного масла. К тому же страна еще и крупный экспортер минеральных удобрений.

Естественно, попытки «выключения» России создают огромные риски для мирового рынка и производства сельхозпродукции, особенно в условиях надвигающейся рецессии. В ближайшие годы (а по пшенице и калийным удобрениям десятилетия) никто не сможет заместить нашу страну на глобальном рынке. Поэтому первыми обеспокоились развивающиеся государства, потом дошло и до санкционеров: США признали, что торговля сельхозпродукцией, удобрениями и фармацевтикой не подпадает под санкции.

Если в 2023 году не будет серьезных агроклиматических проблем, полагаю, провалов с производством и физического дефицита сельхозпродукции ждать не стоит. А вот риски того, что экономика развивающихся стран ухудшится, есть. В ряде случаев специалисты прогнозируют, что несколько государств объявят дефолт, а значит, есть риски экономической доступности продуктов. В этом году нас ожидают огромный урожай зерновых и рекордный сбор масличных культур, так что весьма значительную часть проблем глобальной продовольственной безопасности решает Россия.

В перспективе РФ может наращивать объемы производства и экспорта, но тут важно понять, как санкции будут тормозить этот процесс. Если западные политики реально обеспокоены глобальной продовольственной безопасностью, то есть простое решение — снять санкции и восстановить логистические, кооперационно-технологические и финансовые цепочки.

Автор — вице-президент Российского зернового союза

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Реклама
Прямой эфир