Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Экономика
Путин утвердил кредитные каникулы для мобилизованных и контрактников
Общество
Совладельца «Зимней вишни» осудили на восемь лет за дачу взятки
Интернет
Первый iPhone с разъемом USB-C выйдет в 2025 году
Общество
Умер актер и певец Леонид Шумский
Общество
Стремоусов заявил о контроле наемниками села Великая Александровка под Херсоном
Общество
Уровень доверия Путину превысил 81%
Мир
Президент Киргизии Жапаров поздравил Путина с юбилеем
Мир
Правительство Германии не поддержало слова Зеленского об ударе по России
Авто
Правительство России утвердило изменения в ПДД для электросамокатов
Армия
Герой России Мурадов назначен командующим ВВО
Туризм
Шри-Ланка заявила о готовности выдавать банковские карты российским туристам
Общество
В Энергодаре заявили о начале регламентных работ по перезапуску энергоблоков ЗАЭС
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Признание Северной Кореей независимости Донецка и Луганска не было продиктовано какими-либо корыстными соображениями в расчете получить что-то взамен от Москвы. Это решение объясняется тем, что Пхеньян на международной арене всегда поступает «по совести». Такое мнение в блиц-интервью «Известиям» высказал посол России в КНДР Александр Мацегора. Кроме того, глава российской дипмиссии рассказал о том, какие перспективы могут быть в торгово-экономических обменах между Пхеньяном и двумя отныне признанными им официально республиками.

— Какая мотивация, по-вашему, лежала в основе решения северокорейского руководства признать независимость ДНР и ЛНР? Есть ли тут расчеты получить некие экономические бонусы от Москвы или это предпринято с целью укрепления политической поддержки Пхеньяна со стороны РФ на международной арене, чтобы мы активнее боролись за отмену санкций против КНДР?

КНДР — одна из очень немногих стран, которая может позволить себе проводить абсолютно независимую внешнюю политику. Никто — ни Россия с Китаем, ни тем более США — не может заставить северокорейцев что-то делать или чего-то не делать. Пусть это звучит в наши сверхпрагматичные времена неправдоподобно, но Пхеньян на международной арене всегда поступает по совести, так, как он считает было бы правильно. Иногда это случается даже в ущерб себе. Северокорейцы ничего не получили от нас, например, за признание Крыма российским, они не выставляют нам счета после каждого голосования в нашу пользу в ООН или на любой другой международной площадке.

Руководство КНДР считает борьбу народа Донбасса против бандеровской власти справедливой, а киевский режим — марионетками Вашингтона, который, не щадя крови украинского народа, решает свои геополитические задачи в контексте давления на Россию. Поэтому перед ней не стоит вопроса, кого следует поддержать.

Активно бороться против неправомерных, ухудшающих гуманитарную ситуацию в КНДР санкций Россия и прежде была намерена вне зависимости от того, признает Пхеньян Донбасс или нет. Другое дело, что и мы, и корейцы, и вообще кто бы то ни было сейчас отдаем себе отчет в том, что санкции — это навсегда. США и их союзники не один и не два раза давали это понять, что бы мы ни делали для того, чтобы облегчить санкционное бремя. В той новой реальности, в которой существуем мы, в которой существует КНДР, в которой будут существовать республики Донбасса, надо привыкать жить в условиях всевозможных рестрикций. В Пхеньяне это давно осознали и не питают иллюзий. Так что и это ваше предположение не верно.

Улица в Пхеньяне
Фото: Global Look Press/Dirk Renckhoff

— Стоит ли рассматривать это в рамках большой геополитики и стремления Пхеньяна насолить американцам?

— Для США признание ЛДНР на фоне состоявшихся и, не исключено, предстоящих корейских ракетно-ядерных мероприятий это, можно сказать, мелочь, о которой не стоит даже говорить.

— По словам главы ДНР Дениса Пушилина, «двустороннее партнерство увеличит географию торговли для предприятий обеих стран». Но пока крайне сложно представить, чем таким находящаяся под международными санкциями и, мягко говоря, небогатая Северная Корея может помочь республикам в торговом плане и наоборот.

— Вы не правы. Перспективы сотрудничества КНДР и республик Донбасса есть, и они достаточно обширны. Во-первых, высококвалифицированные, трудолюбивые и готовые работать в самых сложных условиях корейские строители станут очень серьезным подспорьем в деле решения задач восстановления разрушенных отступающими укронацистами социальных, инфраструктурных и промышленных объектов.

Во-вторых, практически на всех предприятиях черной и цветной металлургии, транспортного машиностроения и электроэнергетики, построенных в КНДР при советском техническом содействии, до сих пор остается в эксплуатации оборудование, выпущенное Славянским и Краматорским заводами тяжелого машиностроения, другими расположенными в Донбассе предприятиями отрасли. Корейские партнеры весьма заинтересованы в изготавливаемых там запасных частях и агрегатах, в обновлении своей производственной базы.

Улица в Пхеньяне
Фото: Global Look Press/Anton Kavashkin

В-третьих, имеется очень широкая номенклатура товаров, которыми народные республики могут обмениваться между собой. Так, во времена СССР одним из основных массовых грузов, поступавших в порт Мелитополя (Жданова) был корейский магнезитовый клинкер, использовавшийся в качестве огнеупорного материала в доменных печах всех металлургических комбинатов региона. В свою очередь в КНДР отправлялись донецкий коксующийся уголь, пшеница, выращенная на полях юго-востока Украинской ССР.

Так что расчеты Дениса Пушилина на развитие торгово-экономических обменов с КНДР вполне обоснованы. Никто, конечно, не говорит, что сделать это в условиях санкций будет легко. Будет непросто. Но решить эти задачи вполне реально.

Читайте также
Реклама