Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Обострение энергетического кризиса ставит ЕС перед выбором — или европейская солидарность, или собственные национальные интересы. Первой страной, которая выбрала второй вариант, стала Венгрия: ее правительство объявило режим энергетического чрезвычайного положения, который включает запрет на экспорт энергоресурсов. Такой шаг идет вразрез с европейскими правилами, исходя из которых при дефиците поставок члены объединения должны поддерживать друг друга. Явных претензий к Будапешту Брюссель пока не предъявлял: как рассказали «Известиям» в Еврокомиссии, ЕС изучает венгерский план действий и его возможные последствия для других членов объединения. Параллельно с этим Евросоюз ищет новых поставщиков природного газа, которые заменили бы Россию, — по данным СМИ, одним из них может стать Азербайджан.

Семь шагов

13 июля правительство Венгрии объявило чрезвычайное положение в области энергетики. Как сообщил глава канцелярии премьер-министра Гергей Гуйяш, такое решение было принято из-за резкого роста цен на энергоносители на фоне происходящего на Украине (13 июля они достигли $1900 за тыс. куб. м) и европейских санкций против России.

«В последние дни стало ясно, что газа в Европе, скорее всего, не хватит на осенне-зимний отопительный сезон, — сказал политик. — Чтобы обеспечить энергоснабжение венгерских семей и экономики страны, правительство Венгрии <...> объявляет чрезвычайное положение в области энергетики и приняло план действий из семи пунктов, который вступит в силу в августе».

Главная цель режима ЧП — сохранить для населения адекватные цены на энергоснабжение. Он сводится к следующим шагам:

  • временный запрет на экспорт отдельных видов энергоносителей и дров;
  • увеличение собственного производства газа с 1,5 млрд до 2 млрд куб. м;
  • расширение закупок газа за рубежом — по словам Гергея Гуйяша, сейчас венгерские хранилища заполнены на 44%, и этих запасов хватит лишь на три месяца;
  • ограничения на использование газа по льготным ценам;
  • расширение производства бурого угля;
  • перезапуск мощностей электростанции «Матра»;
  • продление срока службы единственной в Венгрии АЭС «Пакш».

Один из пунктов венгерского ЧП — запрет на экспорт энергоносителей — противоречит правилам, которые Евросоюз одобрил в 2017 году на фоне проблем из-за газового спора между Россией и Украиной. Согласно этому регламенту, когда речь заходит об энергетической безопасности, в приоритете стоят уязвимые потребители, домохозяйства и малый бизнес; страны члены ЕС должны действовать солидарно друг с другом.

Но в случаях кризиса с поставками норму о солидарности соблюдают не все страны, в итоге ряд государств подписывает на этот счет двусторонние соглашения: такие договоренности есть у Германии с Австрией и Данией, у Литвы и Эстонии с Латвией, у Финляндии с Эстонией, а также у Италии со Словенией. Венгрия подобных соглашений ни с кем не заключала.

«Известия» обратились к Еврокомиссии с вопросом, как Брюссель оценивает решение Будапешта о режиме ЧП и может ли этот шаг стать еще одной точкой противоречия между Венгрией и ЕС. В ЕК сослались на довольно сдержанное заявление комиссара по энергетике Кадри Симсон от 14 июля. Она отметила, что Будапешт о своем решении Еврокомиссию не уведомлял и что сейчас ЕК общается по этой теме с венгерскими властями, дабы лучше понять их план действий и оценить его последствия для соседних стран.

Флаг Евросоюза
Фото: REUTERS

Объявление чрезвычайного положения и связанные с ним меры должны быть приняты, если существует явная угроза перебоев с поставками, и доведены до сведения комиссии <…> для дальнейшего информирования и координации с соседними государствами, — подчеркнула Кадри Симсон. — Индивидуальные национальные ограничения, влияющие на трансграничные потоки газа, необоснованны, в текущей ситуации на газовом рынке они могут только усугубить проблемы.

В экспертном сообществе отмечают, что чем больше страны будут сталкиваться с дефицитом энергоресурсов, тем проблематичнее будет дилемма между европейской солидарностью и национальными интересами.

Венгрия как последовательный противник эмбарго в отношении российских энергоносителей сыграла на упреждение, — отметил в беседе с «Известиями» замглавы Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. — Позиция других стран будет зависеть от реальных решений со стороны ЕК (пока Брюссель никаких жестких правил не вводил) и от ситуации с обеспечением энергией в конкретных странах. Те, кому будет не хватать энергии, разумеется, будут против таких ограничений, а у кого будет хватать только на себя, могут последовать венгерскому примеру.

Газ на 85% закрывает потребность Венгрии в отоплении, большая часть этого ресурса идет из России. В 2021 году Москва и Будапешт подписали контракт о его поставках сроком на 15 лет — в соответствии с ним РФ должна отправлять в Венгрию 4,5 млрд куб. м газа в год; изменить условия договора можно не раньше 2031-го. Поэтому среди членов Евросоюза Будапешт активно сопротивляется введению санкций против импорта российских энергоресурсов.

Поиск новых источников

По словам Кадри Симсон, Евросоюз работает над мерами, которые бы обезопасили его в случае, если поставки газа из России прекратятся. Конкретные предложения о том, как повысить готовность ЕС к грядущей зиме, ЕК представит 20 июля.

По информации СМИ, сейчас Брюссель активно ищет новых поставщиков газа, которые могли бы заменить Россию: так, 14 июля EUobserver сообщил, что ЕС договорился подписать соответствующий меморандум с Азербайджаном — в соответствии с ним к 2027 году Евросоюз будет получать не менее 20 млрд куб. м каспийского природного газа (возможно, часть этого объема достанется и странам Западных Балкан, которые в ЕС не входят). До этого сообщалось о намерении Брюсселя закупать сжиженный природный газ (СПГ) в Западной Африке: по информации Bloomberg, речь идет о поставках из Анголы, Нигерии и Сенегала.

По словам экспертов, нынешний энергетический кризис — самый мощный за последние 50 лет.

Фото: REUTERS

Такого кризиса в Европе не было со времен арабского эмбарго на нефть в 1970-х. Поэтому особого опыта действий или готовых рецептов у чиновников и политиков нет, — отмечает Алексей Гривач. — Более того, этот кризис может быть масштабнее, так как затрагивает не только нефть, а в той или иной степени всю энергетическую палитру и даже шире — международную торговлю, которая и так сильно пострадала во время активной фазы COVID-карантинов.

Пока главная проблема, которая стоит перед европейскими потребителями, — это высокие цены на газ; в остальном предпринимаемые меры — в частности, режим, который ввела Венгрия, — направлены на предотвращение дефицита в будущем. Как пояснил «Известиям» глава Института национальной энергетики Сергей Правосудов, сейчас страны ЕС заполняют свои хранилища, чтобы решить проблему возросшего спроса на энергоресурсы, который может возникнуть зимой при возможном снижении поставок.

Однако, по данным платформы Gas Infrastructure Europe, на фоне остановки «Северного потока – 1» процесс замедлился в два раза: 11 июля подземные хранилища (ПХГ) пополнились только на 348 млн куб. м, в то время как до этого ежедневная закачка превышала 500 млн куб. м. Сейчас в европейских ПХГ находится 67 млрд куб. м — в среднем они заполнены на 62,34%. Лучше всего дела обстоят в Португалии и Польше — там уровень запасов достиг 100% и 97,53% соответственно. Тяжелее всего обстановка в Болгарии, Венгрии и Латвии: там ПХГ заполнены лишь на 38,43%, 44,5% и 47,79%.

Читайте также
Реклама