Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Армия
ВС России уничтожили более 100 украинских боевиков на краснолиманском направлении
Мир
Евросоюз вывел из-под потолка цен две категории российских нефтепродуктов
Здоровье
Россиян предупредили о возможности появления тропических болезней в стране
Мир
Сейсмолог предупредила о годе афтершоков в Турции после землетрясения
Мир
В МЧС заявили о наличии шансов найти живыми людей под завалами в Турции
Мир
Число погибших при землетрясении в Турции выросло до 3419
Мир
В Швейцарии допустили отказ от нейтралитета в вопросе поставок оружия Киеву
Наука
Космический грузовой корабль «Прогресс МС-20» затопили в Тихом океане
Мир
Россиянин погиб при землетрясении в Турции
Общество
Сотрудники ФСБ ликидировали ячейку террористов в Москве и Красноярске
Армия
Шойгу сообщил об освобождении ВС РФ семи населенных пунктов
Мир
СМИ узнали о планах ФРГ дать разрешение на поставку Киеву 187 танков Leopard 1

Инклюзия — не иллюзия

Исполнительный директор кинотеатрального проекта «ВзаимоДействие» Ксения Кабишева — о том, как научиться слушать и слышать «другого» человека
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Инклюзивный театр — что приходит в голову зрителю, который впервые видит приставку «инклюзивный», приобретая билет на спектакль? Скучно, грустно, а если и весело, то это скорее капустник какой-то, нежели полноценный художественный продукт. А за это еще и платить надо? Подобные стереотипы у большей части театральной аудитории в России сохраняются от отсутствия опыта соприкосновения с современным, актуальным и качественным инклюзивным искусством.

Инклюзивный спектакль предполагает участие актеров с дополнительными потребностями. Лукаво говорить, что зритель воспримет актера с синдромом Дауна или неслышащего так же, как человека без этих особенностей. Конечно, такие актеры создают уникальную атмосферу на сцене и в зале. Но инклюзивные театральные постановки должны создаваться и оцениваться в первую очередь по общим критериям, применяемым к любому спектаклю: глубина заложенных смыслов и идей, качество сценария, продакшена, режиссерской работы, уровень подготовки актеров, выбор площадки для показа.

Когда внутри инклюзивного коллектива задана высокая планка, работает команда профессионалов из культурной, а не только социальной среды, и творческий продукт конкурентоспособен по всем этим параметрам, для аудитории стираются границы и различия, человек получает новый художественный опыт, воспринимает увиденное целиком.

Создавая новые постановки, наша команда, как и многие коллеги, ставит цель помочь зрителю отключиться от повседневных забот, избавить его от страха проявить себя, научиться лучше слушать и слышать другого, непохожего человека, обнаружить собственные уникальные и сильные стороны. Нам кажется крайне важным добиваться всего этого, развлекая, а не поучая. Чтобы опыт соприкосновения с инклюзивным театром влиял не только на развитие толерантности в обществе, но и на качество жизни каждого потребителя этого уникального продукта.

Итак, с составляющими интересного широкой публике инклюзивного спектакля всё достаточно очевидно — подходы к его созданию мало отличаются от механизмов работы над любой качественной театральной постановкой, будь то детский спектакль или современный пластический перформанс.

А вот вопрос привлечения новой аудитории стоит крайне остро. К сожалению, долгое время формировался достаточно закрытый круг любителей инклюзивного искусства.

О мероприятиях гости узнавали максимум через ограниченное сарафанное радио, а на спектакли попадали по пригласительным билетам, о продажах речи и не шло. Таким образом, прирост новых зрителей был катастрофически мал. К счастью, последние несколько лет команды многих инклюзивных театров приходят к необходимости создания собственной маркетинговой стратегии, нацеленной как на развитие бренда театра, так и на продажу билетов на мероприятия.

В первую очередь изменения стали происходить в стиле коммуникации — афиши, фотографии, тексты статей и пресс-релизов всё больше рассказывают потенциальному зрителю о том, какую историю он узнает, какие эмоции получит, выбрав для вечернего досуга тот или иной спектакль. Сейчас даже можно услышать полемику на тему: «А можно ли вообще не сообщать зрителю о том, что он идет на инклюзивное мероприятие, до того, как он оказался в зале?» Мы во «ВзаимоДействии» пока не решились на такой эксперимент. А вот тенденцию убирать акцентную приставку «инклюзивный» от слов «спектакль» или «театр», сместив акцент с социального характера постановки на интерес к истории, очень поддерживаем.

Точный выбор каналов коммуникации и понимание своей целевой аудитории или нескольких целевых групп — это еще один очевидный ключ к повышению офлайн и онлайн зрительских охватов, но пользоваться таким ключом в этой среде многие лишь начинают. Кстати, когда мы говорим «среда», мы можем подразумевать сразу широкую сферу развлекательных мероприятий. Именно на этом уровне должны себя ощущать представители инклюзивных театров, конкурируя за зрителя с любыми другими культурными институциями. Цирковой акробатический спектакль, детская классическая постановка или современная хореография — стилистика, жанры, смыслы — вот что делит целевую аудиторию при продвижении, а не участие или отсутствие в постановке инклюзивных актеров.

Кому-то удобно узнавать о мероприятиях из социальных сетей и поисковых систем, кто-то увидит анонс на ТВ, с кем-то лучше работает наружная реклама, а кто-то ориентируется на блогеров. Разобраться со всей этой механикой инклюзивным театрам отлично помогут маркетинговые специалисты из сферы культуры, развлекательной индустрии, а не только из социальной среды.

Коллаборации и интеграции во внешние культурные события профессиональных инклюзивных актеров, разработка собственных креативных спецпроектов — еще один способ расширения аудитории. Перформанс в Пушкинском музее, лаборатория Бориса Павловича «Пора-Театр» совместно с театром «Современник», съемки в полноценном сериале с российскими звездами — вот лишь малая часть списка внешних проектов, в которых приняли участие актеры «ВзаимоДействия». Подобные активности запускают процесс погружения актеров, режиссеров, сценаристов и других творческих профессионалов, ранее не имевших такого опыта, в инклюзивную среду, что провоцирует создание новых и новых культурных продуктов при участии актеров с дополнительными потребностями.

И здесь крайне важна инициатива — нужно придумывать, креативить яркое, интересное, цепляющее, искать партнеров и способы реализации, а не ждать, когда придут к тебе. Но всегда остается основополагающий вопрос — где же брать материальный ресурс на все эти движения? Каждый отвечает индивидуально.

Едва ли можно составить бюджет из суммы проданных на спектакли билетов даже в среднем неинклюзивном театре. Но у многих всё же получается повысить процент продаж и среднюю стоимость билета за счет качества продукта, продуманной и гибкой маркетинговой стратегии и применения различных технологий распространения билетов.

Актуальным остается обращение к государственным и коммерческим грантам, однако логичные правила их использования часто ограничивают творческую деятельность, а непрогнозируемость получения не позволяет существенно масштабировать проект и выводить его на новый уровень.

Работа с частными пожертвованиями наряду с грантами позволяет инклюзивным театрам осуществлять свою регулярную деятельность, проводить репетиции, показы уже созданных спектаклей, закрывать бытовые и организационные расходы.

Наиболее перспективным же направлением кажется сотрудничество инклюзивных театров с бизнесом.

В июне 2022 года кино-театральный проект «ВзаимоДействие» присоединился к национальному инклюзивному договору «Открыто для Всех», который как раз нацелен на практическую интеграцию инклюзивных практик в бизнес-структуры. С точки зрения искусства мы видим две наиболее вероятных формы сотрудничества.

Во-первых, это спонсорство инклюзивных театров или их отдельных мероприятий (спектаклей, перформансов, фестивалей), которые могут проводиться под брендом той или иной компании. Подобный формат сотрудничества давно распространен в индустрии развлекательных мероприятий. Эти коллаборации позволяют бизнесу повысить лояльность своей аудитории, захватить новые целевые группы и стать частью масштабных общественных изменений.

Второй путь — это, по сути, социальное предпринимательство со стороны инклюзивных театров: продажа своих продуктов для внутренних и внешних нужд компаний. Спектакли для корпоративов или культурной части бизнес-форумов, коммуникативные театральные тренинги для тимбилдингов, короткие перформансы в рамках бизнес-презентаций и т.д. Так существуют инклюзивные театры сейчас, так они делятся опытом, корректируют стратегии, развиваются, находят нового зрителя и меняют этот мир и жизнь каждого из нас к лучшему

Автор — маркетолог, исполнительный директор кинотеатрального проекта «ВзаимоДействие»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Реклама
Прямой эфир