Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вся нынешняя эволюция SARS-CoV-2 происходит на базе штамма «Омикрон», но существующие вакцины защищают от него лишь на 20–25%. В интервью «Известиям» заведующий лабораторией бионанотехнологии, микробиологии и вирусологии Новосибирского государственного университета, академик РАН Сергей Нетесов охарактеризовал такую степень защиты как «ничтожную». По его убеждению, нужно срочно проводить испытания и внедрять вакцину именно от «Омикрона». Когда это произойдет, чем обусловлен новый рост заболеваемости COVID-19, какой стратегии вакцинации придерживаться разным группам населения и почему снятие всех антиковидных ограничений было преждевременным — в беседе корреспондента «Известий» с ученым.

«В России наметился рост заболеваемости»

— В мире снова фиксируют подъем заболеваемости COVID-19. По данным ВОЗ, за две недели она выросла на 30%. Можно ли говорить о новом витке пандемии?

— Рост заболеваемости в 30% — это предварительные данные, собранные в экстренном порядке. Если мы посмотрим на показатели за последние две–три недели, то увидим некоторое повышение заболеваемости, произошедшее в основном за счет вариантов «Омикрона» ВА.4 и ВА.5. В первую очередь рост фиксируется в странах, в которых «Омикрон» и его варианты проявляли себя не так сильно, как в Центральной и Восточной Европе.

Да, действительно, во Франции наблюдается сильный подъем заболеваемости, однако нет подъема смертности. Волна, вызванная «Омикроном» у них, конечно, была в начале 2022 года. Также у них и подъем был за счет варианта ВА.2. Сейчас, вероятно, рост обусловлен вариантами ВА.4 и ВА.5. Но это еще предстоит доказать. Вполне возможно, повышение связано с тем, что пошла волна заболеваемости среди людей, ранее не болевших ВА.1 и ВА.2. Произошло это, вернее всего, оттого, что они вакцинировались в основном более полугода назад. Во-вторых, нужно принимать во внимание тот факт, что все мировые вакцины построены на основе исходного уханьского варианта. И против него имеющиеся вакцины эффективны на 90%, а от «Омикрона» защищают лишь на 20–25%.

Поэтому сейчас многое зависит от того, как сработают санитарные службы стран, где пошла новая волна. Нужно определить, кто болеет непривитые или привитые, но кто еще не болел «Омикроном». Отталкиваясь от этой информации, специалисты и определят меры по борьбе с нынешней волной. А пока этой определенности нет, то и меры борьбы неясны.

— Дойдет ли до нас эта новая волна? Когда?

— В Россию волны заболеваемости и сами новые субварианты приходят позже. Во-первых, из-за того, что у нас очень сильно упал уровень международных перевозок. Во-вторых, даже с учетом этого новые штаммы в Россию преимущественно привозят курортники, которые сейчас в большом количестве находятся в Турции. Через две–три недели они начнут возвращаться с отдыха и привезут к нам последние версии субвариантов коронавируса. Хотя в небольшом количестве новые варианты к нам, судя по информации Роспотребнадзора, уже попали.

Я считаю очень правильным решение о начале испытаний в России вакцины против «Омикрона». Этим занимается сейчас Центр имени Н.Ф. Гамалеи. Такая вакцина должна защитить тех, кто не переболел этим вариантом, гораздо более эффективно, чем имеющиеся на данный момент вакцины.

Эпизодические вспышки более чем возможны, новые волны тоже. Уже сейчас наметился рост заболеваемости. К примеру, по России с 5 июля число заболевающих за сутки возросло почти на 25%, а в столице — почти в два раза наблюдается рост. Пока нельзя точно сказать, это колебания или тенденция. В течение нескольких дней картина станет ясна. Но варианты ВА4 и ВА5 менее летальны и патогенны для людей, чем их предшественники.

— Следует ли снова вводить ограничения в случае подъема заболеваемости в России?

— На мой взгляд, полная отмена масочного режима Роспотребнадзором преждевременна. Сейчас заболеваемость находится на уровне июня 2021 года. Тогда антиковидные меры никто и не думал отменять. Да, смертность сейчас ниже. Но всё равно она остается на уровне августа–сентября 2020 года.

Я вижу такую проблему: группы риска остались, заболеваемость и смертность тоже. А все ограничения сняли.

врач
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

В Москве 7 июля от инфекции умерли 10 человек. 90% из них по статистике входят в группы риска. Людям с диабетом первого или второго типов, хроническими заболеваниями печени, почек и сердца; людям, у которых повышен уровень тромбообразования, индекс массы тела (выше 30), а также всем гражданам старше 60 лет не стоит пренебрегать масками в местах общего пользования. Но этого нет в постановлении Роспотребнадзора. И, к сожалению, снятие ограничений ведомствами расслабляет людей, хотя риски остались. Эти категории людей должны быть по-прежнему осторожны в общественных местах и не контактировать с заболевшими. Процент заражений от близких родственников очень велик. Причем риск откровенно большой, если ходить без маски.

«Нужно срочно внедрять вакцину от «Омикрона»

— Какие эволюционные механизмы еще не задействовал коронавирус? Куда он может развиваться?

— Сейчас уже можно сказать, что вся нынешняя эволюция вируса происходит на базе «Омикрона». Но летом 2021 года ученые склонялись к мнению, что основная эволюция пойдет от варианта «Дельта». Он нее действительно отпочковались несколько субвариантов, но затем «Омикрон» их полностью вытеснил. Как вирус поведет себя дальше — вопрос к будущему. И никто не даст сейчас точный прогноз, по какому пути пойдет эволюция. Эволюция штаммов вирусов гриппа для нас в этой ситуации не ориентир. Мы знаем только районы S-белка, в которых в основном будут происходить значимые мутации. Но вот вариантов того, какими они будут, масса.

«Омикрон» возник в ЮАР — стране, где больше всего в мире доля ВИЧ-инфицированных, то есть людей с ослабленным иммунитетом. В схожих регионах мира и будут возникать новые варианты. Кроме того, инкубатором для закрепления мутаций могут стать люди, которые имеют пересаженные органы и принимают иммунодепрессанты. Таких людей нужно вакцинировать в первую очередь. Нужно делать более выводы из данных двух с половиной лет эволюции вируса и принимать действенные превентивные меры. Прежде всего — в развивающихся странах, которые могут стать месторождениями новых вариантов из-за малого числа вакцинированных. Вот в них и надо направлять вакцины, помогая им поставить препоны эволюции коронавируса.

вакцина от COVID 19
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

РНК-содержащие вирусы имеют один эволюционный механизм: фермент, который размножает РНК вируса, делает ошибки. Из-за этого получается много разных вариантов. Их дальнейшая выживаемость зависит от скорости распространения, размножения и иммунитета организма-хозяина. Выживает самый быстрый и стойкий к иммунитету. Более патогенные варианты распространяются гораздо меньше по разным причинам. Одна из них банально проста: тяжело больной человек по улицам не ходит и вирус не разносит.

Поэтому эволюция вируса идет по направлению к меньшей патогенности и летальности, но большей заразности.

— Согласны ли вы с рекомендациями по вакцинации от ковида? Следует ли продолжать прививаться раз в полгода?

— 10 дней назад была опубликована рекомендация комиссии экспертов ВОЗ на этот счет. Там говорится о необходимости срочной доработки и испытании вакцин, направленных именно на противостояние «Омикрону». У нынешних вакцин эффективность по отношению к нему ниже в четыре раза. Защита в 20–25% ничтожна. Я полностью согласен с заключением экспертов ВОЗ. Конечно, ни разу не прививавшимся людям из групп риска нужно вакцинироваться имеющими сейчас прививками. А потом ревакцинироваться препаратами, разработанными под «Омикрон». И нужно срочно проводить испытания и внедрять вакцину от «Омикрона».

— Почему возвращаются давно забытые заболевания? К примеру, оспа обезьян, чума?

— Нет ни одного сообщения о случаях заражения чумой в России уже несколько лет. И я не вижу поводов для беспокойства о распространении или завозе этой бактерии. Оспа обезьян, напротив, представляет из себя реальную угрозу.

лаборатория
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

Это заболевание было открыто еще в 50-х годах прошлого века в Центральной Африке — Демократической Республике Конго. С тех пор оно появлялось в виде небольших вспышек то в одной африканской стране, то в другой. Чаще всего эти вспышки возникали из того, что люди в рамках традиционных обрядов заражались от умершего от оспы обезьян родственника. В некоторых общинах там до сих пор по традиции принято целовать все тело покойника или вскрывать тело умершего и доставать внутренности.

Сейчас рост заболеваемости обусловлен рядом уникальных причин. Гораздо менее патогенный вариант вируса, обнаруженный в Нигерии примерно 15 лет назад, в 2022 году был занесен в Европу и случайно попал в сообщество ЛГБТ. Дело в том, что сексуальный контакт гомосексуалистов намного более травмоопасный, чем обычный. Вирус быстрее распространяется посредством таких контактов. Из-за этого возникла цепочка заражений. А когда маловероятная передача от человека к человеку становится «многовероятной», обычно и происходит эволюция вируса.

Сейчас, похоже, этот вирус уже изменил свои свойства и стал быстрее передаваться от человека к человеку. И само заболевание в единичных случаях выявляется почти во всех странах Европы. Надзор за ним необходимо усиливать, что абсолютно правильно и сделал Роспотребнадзор. Сейчас людей, прибывающих в Россию с подозрительной сыпью, проверяют на маркеры этой инфекции — постановление Роспотребнадзора у врачей на этот счет есть. И диагностикумы такие разработаны и производятся сейчас в России.

Читайте также
Реклама