Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
В ДНР сообщили о гибели ребенка в результате обстрела ВСУ
Армия
Путин поздравил 80-й танковый полк с присвоением наименования «гвардейский»
Экономика
Минпромторг выдаст лицензии на экспорт свинца «Фрегату» и другим заводам в РФ
Экономика
Во Франции сочли рубль самой успешной валютой в мире
Экономика
Стоимость золота впервые с октября 2021 года опустилась ниже $1750 за тройскую унцию
Мир
В Германии стартовали учения НАТО Dynamic Front под руководством США
Авто
В российских регионах отремонтируют 37 км мостов и путепроводов
Экономика
Цена нефти Brent опустилась ниже $99 за баррель
Мир
В ВОЗ заявили о более чем 6 тыс. случаев оспы обезьян почти в 60 странах мира
Общество
Народного артиста РФ Сосновского похоронили на Троекуровском кладбище в Москве
Мир
Генштаб Белоруссии назвал действия Запада подготовкой к войне на восточном направлении

Сплошные договоры

Политолог Денис Денисов — о том, почему после встречи Москвы и Киева в Стамбуле вопросов осталось гораздо больше, чем ответов
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Стамбуле 29 марта состоялся очередной этап российско-украинских переговоров при посредничестве Турции. По завершении встречи участники дали уже традиционно раздельные брифинги, на которых достаточно оптимистично интерпретировали переговорный процесс и достигнутые результаты. Единственный нюанс заключается в том, что публичные позиции сторон остаются полярными и мало походят на компромисс.

Попытаемся разобраться, что же происходит вокруг специальной военной операции и ситуации на Украине.

Еще до начала переговоров в Стамбуле министр обороны России Сергей Шойгу сообщил, что главные задачи первого этапа специальной военной операции на Украине выполнены. В ходе него ВСУ был нанесен существенный урон. И уже через несколько часов его заместитель Александр Фомин заявил, что российские военные «кардинально сократят военную активность на киевском и черниговском направлениях». Этот подход был интерпретирован российской делегацией как шаг, направленный на деэскалацию конфликта.

Вторая инициатива российской стороны, связанная со снижением напряженности, заключается в предложении организации встречи президентов Владимира Путина и Владимира Зеленского раньше изначально запланированного, то есть одновременно с парафированием мирного договора на уровне министерств иностранных дел.

Также помощник президента РФ Владимир Мединский, возглавляющий российскую делегацию на переговорах, отметил, что украинская сторона передала понятно сформулированную позицию по предполагаемому договору. В частности, она касается нейтрального, внеблокового, безъядерного статуса, а также запрета на нахождение на территории Украины иностранных военных баз и иностранных войск.

И вот тут начинается самое интересное, так как во время брифинга украинской делегации прозвучали пассажи, априори неприемлемые для Российской Федерации.

Ключевым вопросом на своем брифинге Киев обозначил «новую систему безопасности для Украины». В силу запутанности и сбивчивости изложения не представляется возможным проанализировать украинское видение этой проблемы. Однако можно выделить несколько ключевых тезисов. По мнению делегации Киева, это должен быть международный договор о гарантиях безопасности для Украины со стороны Великобритании, Китая, России, США, Франции, Турции, Германии, Канады, Италии, Польши и Израиля. Ключевой элемент договора — пункт, касающийся всеобъемлющей поддержки (вплоть до военной) Украины в случае агрессии против нее. Договор должен быть подписан всеми гарантами и ратифицирован через парламенты. Из этого договора изымаются Крым и ОРДЛО (то есть ДНР и ЛНР), и на них его действие не распространяется. Изначально текст документа планируется вынести на общеукраинский референдум, и после одобрения населением его ратифицирует парламент. Также договор будет обязывать страны-гаранты содействовать Украине в ее присоединении к Европейскому союзу.

Вопросы, касающиеся статуса и взаимодействия с ДНР и ЛНР (ОРДЛО), украинские представители считают нужным оставить для президентских переговоров.

Также Киев предлагает формат 15-летних двусторонних переговоров между Украиной и Россией относительно статуса Крыма и Севастополя. Но с оговоркой, что РФ признает Крым оккупированной территорией и, как следствие, согласно Женевской конвенции 1949 года, на всей территории Крыма должно действовать украинское законодательство.

Также Украина определяет свои территории в границах на момент получения независимости в 1991 году, то есть с Донбассом и Крымом.

Как сообщил участник переговоров с украинской стороны Александр Чалый, это те требования Киева, от которых он никогда не откажется. Его поддержал глава украинской делегации Давид Арахамия, сообщив, что эта позиция Киева не поддается обсуждению.

На фоне заявлений российской и украинской делегаций осталось фактически незамеченным сообщение министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, который сообщил, что надеется на установление режима прекращения огня на Украине, что приведет к долгосрочному политическому урегулированию. Примечательно, что об этой инициативе ни российские, ни украинские переговорщики не сообщили.

Кстати, также остались за скобками роль и цель присутствия на мероприятии бизнесмена Романа Абрамовича.

Подводя итог очередному раунду переговоров, можно сделать вывод, что украинская сторона, по-видимому, продолжает заниматься дипломатической эквилибристикой. Чего только стоит пассаж, связанный с обязательством для Российской Федерации по способствованию интеграции Украины в Европейский союз.

Аналогичная ситуация с Крымом и Севастополем: будет крайне интересно наблюдать, какие механизмы украинцы намерены задействовать, чтобы заставить Россию обсуждать статус этих территорий, притом что за последние восемь лет позиция РФ выкристаллизировалась — никаких обсуждений статуса и принадлежности Крыма и Севастополя быть не может.

Ну и вопрос относительно референдума остается открытым, ведь, по последним социологическим исследованиям, поддержка вступления страны в НАТО составляет порядка 70%.

Всё это очень похоже на очередную уловку, направленную на забалтывание проблем, а не на их решение.

Ну и в завершение хочется напомнить об одной из двух целей специальной военной операции, а именно о денацификации Украины. Если эта цель будет просто забыта, в стратегической перспективе Россия неоднократно столкнется с экзистенциальными проблемами, решать которые будет все сложнее и сложнее.

Автор — директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии, доцент Финансового университета при правительстве РФ

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Реклама
Прямой эфир