Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Народная милиция ЛНР к 15 марта освободила до 80% территории бывшей Луганской области. На большинстве участков она вышла непосредственно к ее границе. Но ВСУ и националистические батальоны всё еще оказывают упорное сопротивление в крупных городах Северодонецк и Лисичанск. О том, что происходит на фронте и как встречают новые власти на освобожденных территориях — в репортаже корреспондента «Известий».

Раскаленные точки

Главными болевыми точками Луганщины остаются почти слившиеся друг с другом города Северодонецк и Лисичанск. Именно там сейчас максимальная концентрация украинских военных и нацгвардейцев, боевой техники. В них же заблокированы десятки тысяч мирных жителей, для которых те не открывают гуманитарные коридоры. Наступление Народной милиции успешно развивается в соседнем с ними Рубежном. Звуки артиллерийской канонады оттуда хоть и не доносятся до Луганска, но прекрасно различимы в радиусе 30–40 километров.

Украинские танки, пушки стоят в жилых кварталах Северодонецка и ведут оттуда огонь. Я видел «Грады» собственными глазами, — рассказывает Дмитрий, под обстрелом выехавший со своей семьей из города накануне. — Украина сообщила об открытии гуманитарного коридора, но сразу же закрыла его. А обстановка просто никакая. Булка хлеба стоит 50 гривен (около 135 рублей), картошка, морковка столько же, да и то ты их не найдешь нигде и никак. У нас был только хлеб, соль и сахар.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

Без гуманитарных коридоров жители Северодонецка и Рубежного выбираются из городов по малоиспользуемым плохим дорогам, постоянно рискуя попасть под обстрелы ВСУ. В колонне Дмитрия было три машины, замыкающая получила пробоины, но ее пассажиры остались целы.

Еще одним местом, где пушки работают непрерывно, остается район городов Первомайск, Кировск и Стаханов. Мощная группировка НМ ЛНР пытается здесь взять под контроль ключевой населенный пункт Попасная, чтобы создать угрозу окружения украинской группировки. Противник хорошо окопался в прочных зданиях и сосредоточил артиллерию, что замедляет продвижение.

Улучшение погоды и уход сплошной низкой облачности позволили активнее задействовать для поддержки наступления в этих районах авиацию. На голубом небе видны инверсионные следы летящих на большой высоте боевых самолетов. В районе Попасной работают ударные вертолеты Ми-28Н.

Гуманитарная дипломатия

В первую очередь гуманитарные поставки на освобожденной территории налаживают в крупные села и города, которые оказались повреждены в боевых действиях или принимают беженцев. Но в помощи сейчас нуждается каждый населенный пункт, особенно находящийся вдалеке от основных дорог. Для снабжения маленьких поселков с населением 100–200 человек не используются колонны большегрузных автомобилей с развернутыми флагами. Помощь по ним распределяют обычные труженики.

У луганского городского стадиона в путь собирается одна из таких колонн. В кузов трехосного военного КАМАЗа загружают десятки отсортированных мешков с мужской, женской и детской одеждой, собранных в России организацией ветеранов-афганцев. Есть и продукты — тушенка, сахар. В «Газели» — дополнительное продовольствие, включая чай и сладости к нему, детское питание, сгущенка. Десяток бойцов Народной милиции ЛНР и отставников едут в 100-километровый маршрут по почти десятку отдаленных сел и хуторов. Их задача — доставить первоочередную помощь и собрать информацию о потребностях их жителей и актуальной численности населения, которое надо поддерживать. Кое-где представителей новых властей увидят впервые.

Украинские операторы мобильной связи на освобожденных территориях уже не работают, а луганские пока до них не добрались. Поэтому людей даже не получается заранее предупредить о завозе помощи, чтобы собрать их в одном месте. Появление машин с гуманитаркой везде становится приятным сюрпризом. Большинство встречных охотно идут на контакт, помогают найти общественные здания, куда можно разгрузить коробки, и представителей местных властей, которые займутся организацией раздачи. На месте виднее, кто в ней нуждается больше всего.

Но жителей заботят не только одежда и еда.

Связь бы нам наладили, без связи же гибель! — сокрушаются женщины в Артёме. — Интернета тоже нет, ни мобильного, ни проводного. Украинский отключился на днях. Ничего не знаем, что происходит вокруг!

Жалобы на проблемы со связью мы слышим в каждом посещенном селе, да и сами на весь день оказываемся в ситуации «цифрового детокса», не получая информации даже о ходе очередного раунда мирных переговоров делегаций России и Украины. Впрочем, ситуация постепенно меняется к лучшему.

Во вторник власти республики объявили о том, что к ранее запущенной базовой станции в Станице Луганской добавлены вышки в освобожденных городах Беловодск, Новоайдар и Старобельск. Это продвинет зону покрытия на 80 км на север от Луганска, далеко вглубь территории, ранее контролировавшейся Украиной.

В дальнейшем планируют полностью покрыть сотовой связью территорию всех райцентров и ближних к ним населенных пунктов. Пока же в Артёме временно оставшиеся без всемирной паутины подростки коротают время на улице, пиная футбольный мяч. Они охотно присоединяются к разгрузке гуманитарной одежды и продуктов.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

В отличие от Трёхизбёнки и Станицы Луганской, где магазины уже налаживают новые линии поставок продуктов, в отдаленных поселках до этого еще далеко. Большинство точек торговли закрыты или почти опустели, сохранив скудные остатки еще украинского завоза. Людей выручает традиционная сельская запасливость. Но женщины уже жалуются на отсутствие хлеба, муки и других продуктов первой необходимости.

В условиях полной остановки поставок для маленького села с населением в полторы сотни человек даже несколько мешков круп и муки могут стать серьезным подспорьем на переходный период и поводом для оптимизма. Это ощутимая и действенная помощь.

В вытянувшемся вдоль дороги длинном селе с необычным названием Красный Деркул центром распределения гуманитарки выбран местный монастырь. Но на окраине колонна тормозит у первых же встреченных местных жителей.

Старушка, дрожащая на холодном ветру, плачет. Для нее дорога в три километра пешком до монастыря за гуманитаркой и затем обратно — тяжелое испытание. Оставляем ей и вышедшим на звук мотора тяжелого грузовика соседям продуктовые наборы с просьбой распределить по ближайшим домам на этом конце села.

Основной груз отправляется в монастырь Рождества Богородицы в Красном Деркуле. Туда на машинах и велосипедах сразу начинают подтягиваться местные жители. Их просят подождать до возвращения авторитетного тут настоятеля храма, который и займется справедливым распределением.

Рядом с монастырем отстраивается в камне сгоревший не так давно старый деревянный храм. На земле стоят наполовину завершенные красивые чешуйчатые купола золотистого цвета.

— Их собирал хороший мастер, мой знакомый отставной военный из Черниговской области, — замечает священник. Невысказанное сомнение о дальнейшей судьбе работы над куполами из-за новых реалий повисает в воздухе.

Появление людей в форме и с оружием вызывает просьбы не только о еде, связи и одежде. К первым за недели представителям хоть каких-то властей эмоционально обращаются и за справедливостью. В одном селе просят разобраться в запутанной вражде между соседями. В другом местные жители сообщают о живущем здесь пришлом бывшем контрактнике ВСУ, хваставшем своими победами над «сепаратистами» и боевыми наградами. Он служил в 28-й механизированной бригаде ВСУ, оставившей в этих краях о себе особенно недобрую память.

Не всем важна пища телесная. В Тёплом местный мужчина первым делом интересуется, привезли ли мы флаги. Украинские тут спустили еще в первые дни спецоперации. Теперь он хочет вывесить у местной школы российский триколор и флаг Луганской народной республики, но взять их здесь негде. Порадовать его пока нечем, но представители ЛНР обещают учесть просьбу в следующих гуманитарных рейсах.

Читайте также
Реклама