Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Китай установил самый низкий за последние 30 лет прогноз по приросту ВВП страны: в текущем году этот целевой показатель составит около 5,5%. Цифра была объявлена на проходящей с 4 по 10 марта ежегодной сессии парламента Поднебесной — последнем собрании такого рода в преддверии ожидаемого переизбрания председателя КНР Си Цзиньпина на третий срок нынешней осенью. Заниженные ожидания стали отражением как внутренних проблем — кризиса на рынке недвижимости и слабого восстановления внутреннего потребления, так и геополитических трений на внешней арене, включая операцию России на Украине. При этом, однако, темпы увеличения расходов Китая на оборону будут опережать экономический рост.

Курс на понижение

В ходе всех предыдущих сессий Всекитайского собрания народных представителей мир прежде всего самым внимательным образом следил за тем, какой прогноз по росту ВВП власти страны сделают на текущий год. Это служило важным индикатором состояния дел во второй экономике мира, от благополучия которой во многом зависит и глобальная торговля. Предыдущие два года из-за пандемии китайские власти не стали обозначать цель по росту ВВП, чтобы не пришлось искусственно под нее подстраиваться.

Си

Председатель КНР Си Цзиньпин во время открытия сессии Всекитайского собрания народных представителей в Пекине, 3 марта 2022 года

Фото: REUTERS/Carlos Garcia Rawlins

В этом году премьер Госсовета Ли Кэцян определил эту цель на уровне «примерно 5,5%», заявив 5 марта, что «в нашей работе в этом году мы должны сделать экономическую стабильность нашим главным приоритетом». Для Китая это стало самым низким целевым показателем ВВП за три последних десятилетия, причем достижение даже этой цели «потребует напряженных усилий», подчеркнул Ли Кэцян.

При этом некоторые эксперты сочли даже такой скромный по китайским меркам показатель чрезмерно оптимистичным. В частности, Международный валютный фонд еще в январе снизил свой прогноз роста ВВП Китая с 5,6 до 4,8%, обосновав это последствиями COVID-19, проблемами на рынке недвижимости КНР и санкциями США.

Помимо многочисленных повышенных тарифов на китайский экспорт, посыпавшихся на голову Пекина еще со времен президентства Трампа, в последний год Китай активно пытались оттеснить от западных передовых технологий, что вынудило КНР активнее вкладываться в разработку собственных инноваций. В середине февраля палата представителей США приняла закон «Америка соревнуется» (America COMPETES Act), направленный на повышение конкурентоспособности США с Китаем в расчете вернуть передовое производство полупроводников на американскую территорию. Кроме того, все последние месяцы Вашингтон активно подбивал союзников к созданию своих цепочек поставок таким образом, чтобы минимизировать влияние Китая в сфере полупроводников, искусственного интеллекта и других передовых технологий.

полупроводники
Фото: Global Look Press/Xinhua/Wang Peng

Быстро усиливающаяся геополитическая напряженность, особенно новая холодная война, — это самая большая проблема. Для экономики, которая сильно зависит от международной торговли, это не очень хорошая новость. Чрезмерная зависимость Китая от импорта технологий — еще одна проблема, с которой сталкивается страна. И простых решений этих проблем не существует, — очертил главные вызовы для китайской экономики эксперт факультета бизнеса и экономики Университета Гонконга Чэнь Чжиу.

Украинский фактор

Как правило, в ежегодных отчетах премьера, да и на сессии ВСНП в целом, заявлений по внешней политике никогда особо не звучало. Этот год не стал исключением. «Китай будет продолжать проводить независимую внешнюю политику мира, оставаться на пути мирного развития, стремиться к новому типу международных отношений», — только и отметил в своем докладе Ли Кэцян, ни разу не упомянув даже косвенно конфликт России и Украины.

Между тем ситуация вокруг Украины затронула и Китай. С политической точки зрения многократно обозначенный властями Поднебесной нейтралитет по отношению к этому конфликту на пару с высказанным пониманием российских озабоченностей в отношении расширения НАТО усилили западные нападки на КНР — за то, что Пекин, как добрая половина мира, не осудил Россию. А тот факт, что незадолго до российской операции на Украине Си Цзиньпин принял совместное заявление с Владимиром Путиным, по сути поставив Пекин и Москву по одну сторону баррикад против Запада, многие западные эксперты и вовсе назвали «самой большой внешнеполитической ошибкой за два срока его пребывания на посту». С экономической точки зрения ситуация на российско-украинской границе и введенные против РФ санкции привели к турбулентности на мировых рынках, что взвинтило цены на газ и уголь и в Китае, а также осложнило банковские операции для китайских банков, работающих с Россией.

уголь
Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/Costfoto

— Конфликты на Украине имеют далеко идущие последствия для мировых энергетических и продовольственных рынков с точки зрения как инфляции, так и стабильности цепочки поставок. Китай является крупнейшим торговым партнером как России, так и Украины. Хотя двусторонняя торговля Китая с Россией и Украиной составляет лишь относительно небольшую долю от общего объема торговли Китая, торговля с Россией и Украиной важна, поскольку она влияет на поставки энергии и продовольствия, — сказал «Известиям» профессор политической экономики КНР в Китайском университете Гонконга Чэнь Ли.

По словам Чэня Чжиу, операция на Украине и санкции действительно усугубили проблемы с глобальной цепочкой поставок, но Китай вначале может и выиграть от этого.

— России необходимо торговать с Китаем, чтобы заполнить большую часть вакуума. Но эта ситуация будет выгодна КНР в основном в краткосрочной перспективе. В долгосрочном плане ухудшение геополитики нанесет стране ущерб, особенно в связи с тем, что многие развитые страны попытаются отделиться от китайской экономики, — пояснил гонконгский эксперт.

К слову, на фоне нарастающих геополитических трений (не столько Запада с Россией, сколько Запада с Китаем) в ходе нынешней парламентской сессии Пекин сообщил об увеличении военного бюджета на 7,1%. Предполагаемые расходы на нужды обороны, таким образом, составят 1,45 трлн юаней ($229,5 млрд).

военное
Фото: Global Look Press/Xinhua/Cheng Min

— Китайцы планомерно продолжают строить свои вооруженные силы, и, как правило, увеличение военного бюджета увязано довольно тесно с темпами инфляции и темпами роста ВВП, — сказал «Известиям» директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василий Кашин. — Сейчас при некотором замедлении темпов роста можно говорить даже о небольшом повышении доли военного бюджета в ВВП, хоть и не радикальном.

По словам эксперта, у военного бюджета КНР всегда была скрытая компонента. В него не включаются расходы на исследования и разработки оборонной промышленности в интересах создания перспективных образцов вооружения и расходы на всякие резервные компоненты Вооруженных сил. Таким образом, фактически военные расходы Китая были всегда выше заявленных.

Ложка дегтя

Нынешняя ежегодная сессия китайского парламента стала последним коллективным собранием такого рода для второго срока председателя КНР Си Цзиньпина на этом посту. И еще несколько недель назад казалось, что она станет своеобразной витриной достижений руководства страны в политике сдерживания COVID-19 в преддверии грядущего осенью ХХ съезда Компартии Китая, на котором, вероятно, дадут зеленый свет на третий срок председателя Си.

Но ожидавшийся фурор омрачил Гонконг: район накрыла пятая, самая сильная волна коронавируса. Хотя 85% населения мегаполиса полностью вакцинированы, с марта число новых случаев заболевания стало ежедневно превышать 50 тыс. И согласно исследованиям Университета Гонконга, уже к середине марта ежедневное количество новых заражений подскочит до 182 тыс. Цифры для Китая, третий год придерживающегося политики «нулевой терпимости к COVID», немыслимые.

Гонконг
Фото: REUTERS/Tyrone Siu

Более того, безотносительно ситуации в отдельно взятом Гонконге, в Китае стали расти опасения на тему влияния коронавирусных ограничений на экономику страны. Ведь если большинство других крупных стран уже переориентировалось на подход «жить с вирусом», КНР по-прежнему продолжает курс на жесткое купирование любых, даже минимальных вспышек болезни, что сильно осложняет все международные обмены и тормозит покупательскую активность. И нынешняя сессия должна стать сигналом как для самих китайцев, так и мира о том, стоит ли ждать каких-то изменений в политике «нулевой терпимости» Пекина к коронавирусу на фоне того, что остальной мир стал практически забывать про пандемию.

Читайте также
Реклама