Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Происшествия
Четыре автомобиля столкнулись на МКАД
Мир
Россиянин Дубников освобожден из-под стражи в США до вынесения приговора
Мир
The Telegraph предрекла потерю Западом интереса к Киеву через три месяца
Спорт
Леброн Джеймс подпишет новый контракт с «Лейкерс» почти на $100 млн
Армия
БПК «Адмирал Левченко» войдет в состав группировки Северного флота
Мир
МИД РФ обвинил канадские СМИ в отрицании преступлений Киева
Происшествия
Более 20 детей отравились в лагере «Юнга» во Владивостоке
Наука
В России завершили госиспытания РЛС для отслеживания малых спутников
Мир
Основатель Pink Floyd допустил тайное убийство Ассанжа в США
Общество
Генпрокуратура вскрыла хищения почти 1 млрд рублей из средств на нацпроекты
Мир
Fitch повысило долгосрочный рейтинг эмитента Украины до «CC»
Общество
Россияне активно едут в Белоруссию за товарами ушедших из РФ брендов
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Москве отец с наследственным генетическим заболеванием борется за право воспитывать свою пятилетнюю дочь — она остается с ним последние несколько лет после смерти матери. Против этого выступает мать и брат умершей женщины — они настаивают на том, что из-за заболевания, которое в его случае влияет только на моторику и координацию движений, отец не может достаточным образом заботиться о ребенке и представляет для него опасность. «Известия» разбирались в этой истории, а также в том, действительно ли сам факт наличия инвалидности может повлиять на право человека быть родителем.

Спорный ребенок

Суды по поводу пятилетней девочки (ее имя, как и имена родственников, редакция не раскрывает из этических соображений), которая сейчас живет в Москве с бабушкой и папой, продолжаются последние несколько лет. Однако в декабре они вышли на новый виток.

Мать девочки умерла в 2017 году, вскоре после родов, из-за быстро развившегося онкологического заболевания, которое ранее было выведено в ремиссию. В это время она находилась с ребенком у своей матери, на территории Украины. Поскольку въезд на Украину для граждан из России без оформления приглашения на тот момент был невозможен, женщина договорилась с мужем, что он останется в России, а она, прибыв в страну, оформит для него необходимые документы. Сделать этого она не успела, поскольку спустя несколько дней после родов состояние женщины резко ухудшилось, затем она скончалась.

— После этого девочка осталась со своей бабушкой по маме, у которой была на нее оформленная матерью доверенность, — рассказывает Анастасия Геласимова, координатор проекта «Помощь семьям в сложной жизненной ситуации» благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», которая занимается помощью семье. — Затем доверенность истекла, и девочка оставалась там без каких-либо официальных оснований.

погран
Фото: ТАСС/Алексей Павлишак

В конце концов отцу, который всё это время находился в Москве, удалось через российское консульство добиться сначала права навещать ребенка, а затем — и полюбовного соглашения с семьей жены. В июле 2019 года бабушка вместе с внучкой приехала в столицу, и семья начала готовиться к передаче ребенка отцу и его матери. Девочке к тому моменту было чуть больше двух с половиной лет.

Однако вскоре после возвращения бабушка неожиданно попыталась вывезти ребенка на территорию Украины. Ее остановили на границе и передали девочку отцу.

После этого он запретил женщине видеться с ребенком — в том числе опасаясь повторения ситуации. Она, в свою очередь, обратилась в суд, чтобы забрать девочку к себе. Летом 2021-го бабушке со стороны матери удалось через суд добиться ограничения отца в родительских правах, сославшись на наличие и у него, и у его матери, которая помогает заботиться о девочке, наследственного генетического заболевания — атаксии.

— Они считают, что его заболевание представляет угрозу и опасность для ребенка. Они считают, что с таким заболеванием он не может заботиться о ребенке: не может готовить еду, не может кормить, не может водить ребенка в садик, не может причесывать и одевать, хотя делает это много лет, — говорит Анастасия Геласимова.

Атаксия — нервно-мышечное заболевание, связанное в первую очередь с нарушением моторики. Его симптомы могут напоминать симптомы ДЦП. Оно предполагает наличие инвалидности, но влияет в первую очередь на моторику, оставляя сохранным интеллект.

При этом, подчеркивают в фонде, в суде не было представлено необходимых заключений от профильных врачей, а единственный представленный медицинский документ был подписан врачом-терапевтом общего профиля.

отец
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Павел Волков

Заботливый и любящий отец

Сначала мужчина пытался отстаивать свои права самостоятельно, за помощью в благотворительный фонд он обратился только после того, как проиграл апелляцию во всех инстанциях.

Поскольку девочке грозило изъятие опекой и помещение в детский дом, фонду при поддержке органов опеки удалось сделать опекуном бабушку со стороны отца — и отец вместе с девочкой переехал к ней в квартиру. Кроме того, там выступили за восстановление контактов со второй стороной спора: бабушка по матери получила возможность видеться с ребенком и посещает девочку раз в неделю.

Однако несмотря на достигнутые договоренности, представители семьи матери девочки продолжили обращаться в различные инстанции с требованием снять с бабушки ранее оформленную опеку. В конце декабря их требования были поддержаны в прокуратуре — если это произойдет, ребенку может грозить изъятие из семьи.

В фонде подчеркивают, что находятся в контакте с представителями всех сторон.

— Я как человек, который регулярно смотрит на условия, в которых в семьях живут дети, абсолютно уверена, что у этой семьи всё благополучно и у нее с отцом есть нормальная, устойчивая привязанность, — подчеркивает Анастасия Геласимова.

В начале декабря отец при участии фонда прошел независимое обследование у невролога и психиатра. В заключении, выданном в МГМУ им. И.М. Сеченова («Известия» ознакомились с документом), говорится, что мужчина страдает спиноцеребеллярной атаксией. При этом его заболевание не связано с нарушениями психики.

«Заболевание исчерпывается неврологическими симптомами без признаков психических нарушений. <…> Не представляет угрозы окружающим, в том числе собственному ребенку», — говорится в заключении.

здоровье
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

Как следует из документа, в случае отца девочки заболевание сопровождается тремором конечностей, неустойчивостью походки и неточностью движений. В то же время мужчина «полностью ориентирован во времени и окружающей обстановке» и хорошо понимает всё, что происходит с ним по время беседы.

«Краткосрочная и долгосрочная память сохранены. Внимание не страдает. Круг познаний достаточно широк. Мышление не страдает», — следует из материалов осмотра после проведения ряда специализированных тестов.

Отдельно подчеркивается, что мужчина является «заботливым и внимательным отцом», а ограничение общения с ним может травмировать психику ребенка.

Один из реальных рисков, который существует, в частности, если речь идет об инвалидности в семье, — это сложности с социализацией ребенка, признает Анастасия Геласимова.

— Еще в любой семье может быть такая проблема, что родители не отдают ребенка в детский сад, и всё вроде бы хорошо, а потом ребенок идет в школу и выясняется, что ребенок общаться просто не умеет. Но в данном случае ребенок прекрасно социализирован, они пропускают садик только по болезни, папа водит ребенка по кружкам, и везде о них дали самые прекрасные отзывы, — говорит она.

В ближайшее время фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» намерен подать иск о восстановлении мужчины в родительских правах, а также помочь ему трудоустроиться.

«Известия» также связались с представителями второй семьи — бабушкой и дядей со стороны матери ребенка — с просьбой о комментарии с их стороны, однако к моменту публикации материала ответ получен не был.

В деле также задействованы три органа опеки: по месту прописки отца, по месту прописки его матери, бабушки ребенка, в квартире которой они сейчас живут втроем, и по месту прописки второй стороны. Первая из опек, которая хорошо знает отца и дочь, выступила в поддержку отца, два других органа опеки настаивают либо на передаче девочки в семью по линии матери, либо на поиске приемной семьи.

система
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

«Зависнуть в системе»

Инвалидность нередко становится аргументом в спорах между родственниками, которые претендуют на то, чтобы забрать к себе ребенка в случае смерти или лишения прав одного из родителей, рассказывает Анастасия Геласимова. Это, в свою очередь, может привести к изъятию ребенка из семьи и помещению его в детские учреждения, а это «прямой риск социального сиротства», предупреждает собеседница издания.

— Беда в том, что в этом случае ребенок «зависает» в государственной системе — потому что он попадает в сиротское учреждение при живых родителях, которые в любой момент могут свои права восстановить. Брать такого ребенка в семью потенциальные приемные родители не заинтересованы, — обращает внимание она.

При этом, подчеркивают в фонде, в ситуации с этой семьей бабушка со стороны матери по-прежнему является гражданкой Украины, а значит, не сможет усыновить внучку в случае, если отца лишат родительских прав (напомним, усыновление детей гражданами иностранных государств в России запрещено). Если эти требования будут удовлетворены, ребенок может быть передан своему дяде — брату умершей матери, который получил российское гражданство, либо передан в приемную семью или сиротское учреждение.

— Для ребенка, который так рано потерял мать, а затем фактически был вывезен в другую страну и разлучен с отцом, это может быть дополнительным огромным стрессом, — уверена Геласимова.

История, которая складывается с этой семьей, во многом говорит об отношении общества к статусу родителя-инвалида в целом, отметила ранее глава фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.

— У нас до сих пор в обществе к родителям с инвалидностью относятся так, как относятся, и считают их недостойными родительства над собственным ребенком. Нам нужна сейчас помощь, огласка и внимание. Этого не должно произойти, — уверена она.

путь
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

«Насквозь не видит»

Сама по себе инвалидность не является и не должна быть основанием для лишения любящего родителя прав, поскольку если человек остается дееспособным, он и в этом случае по-прежнему может исполнять свои родительские задачи, уверена адвокат, член Московской городской коллегии адвокатов Наталия Карагодина. В то же время решения «по умолчанию» в таком случае быть не может, подчеркивает собеседница издания.

— Здесь есть очень тонкая грань: могут быть действительно случаи, когда есть опасность для жизни и здоровья ребенка, — например, если есть риск того, что заболевание будет активно или незаметно прогрессировать, — обращает внимание она. — Поэтому каждую конкретную ситуацию необходимо изучать очень внимательно, даже если речь идет про кровную семью.

Норм, по которым отца можно было бы лишить родительских прав на основании инвалидности, не существует, подчеркивает адвокат, специалист по семейным спорам Анна Лукирская.

— Если отец может осуществлять воспитание и уход, в состоянии содержать ребенка, не отягощен вредными привычками, то, безусловно, суд будет на его стороне. Безусловное право ребенка — жить и воспитываться своими родителями или одним из них, — поясняет она. — У папы есть абсолютное и неоспоримое право воспитывать собственного ребенка. Другое дело, если он по каким-то причинам (объективным или субъективным) это сделать не может. Тогда уже есть право передать ребенка другим родственникам.

Однако во многом исход дела здесь зависит от степени подготовки той или другой стороны, а также от качества предоставленных в суд материалов.

— Суд не рентген, насквозь не видит. Решение принимает по собранным доказательствам. Поэтому та сторона, которая лучше подготовилась, и придет к финишу первой, — резюмирует адвокат.

Читайте также
Реклама