Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Один из вариантов реализации предложения ЦБ по введению обязательной суммы возврата денег при кражах со счетов, который кажется вполне реализуемым и наиболее логичным, — создание в этой сфере аналога ОСАГО. Тогда эта мера будет довольно действенной. В таком случае гражданам будет предложено приобрести страховой полис на случай мошенничества, и, если страховой случай наступит, они смогут рассчитывать на возврат. В противном случае непонятно, из каких резервов может финансироваться фонд для компенсаций.

По статистике, средняя сумма мошеннических операций — в районе 15 тыс. рублей. Обычно страхование компенсирует примерно 80–90% от суммы, значит, это примерно 10–12 тыс. рублей. Возможно, здесь точно так же, как в ОСАГО, могут применяться повышающие и понижающие коэффициенты: например, стандартная страховка стоит 3 тыс. рублей в год, а если необходимо увеличить покрытие, то придется доплатить.

Разумеется, выплаты должны осуществляться не просто по заявлению гражданина, а только тогда, когда будет доказано, что это действительно мошенничество. Поэтому, скорее всего, потребуются документы от полиции, подтверждающие таковой факт. Это позволит бороться с недобросовестными гражданами, которые вполне могут выставлять проведенные операции в качестве псевдомошеннических.

Также логично, что страховое покрытие будет рассчитано на определенное количество выплат в год. Человек, который регулярно, чуть ли не каждый месяц, обращается за выплатами из-за потерь от мошеннических действий, выглядит странно.

В данный момент в России не существует на законодательном уровне эффективных мер борьбы с телефонными мошенниками. Внедрить действенное регулирование в этой сфере достаточно сложно. Во-первых, в большинстве случаев злоумышленники используют методы социальной инженерии — их невозможно подогнать под законодательные рамки, поскольку схемы всё время меняются. Во-вторых, во многих случаях мошенники действуют не на территории РФ, а из соседних государств, поэтому организовать их оперативное задержание очень сложно. Учитывая эти факторы логичнее предусмотреть механизмы защиты для самих граждан.

В своих предложениях ЦБ делает исключение для банков с низким уровнем антифрода: предполагается, что они должны будут компенсировать всю сумму потерь. Это выглядит логично, но здесь есть нюансы.

Антифрод — это набор программ, который должен защищать банковских клиентов на техническом уровне. В частности, от хакерских атак, фишинга, скимминга. Но, если мы говорим о социальной инженерии, когда клиент сам сообщает злоумышленникам в том числе коды из SMS, действовать программе в этом случае довольно затруднительно. Технологии пока в редких случаях могут дистанционно определить, вводит ли верные данные хозяин счета или нет. Вместе с тем антифрод — необходимый минимум, который должен быть в любой кредитной организации.

Если банк всё же подозревает, что операция проводится преступником, то предлагаемый ЦБ промежуток времени в 1–2 дня для выяснения обстоятельств вполне достаточен. Когда человек становится жертвой мошенников, ему необходимо время, чтобы это осознать. Обычно жертвы начинают всё понимать примерно через 1–3 часа после происшествия — как правило, после того как проходит первый шок.

В нынешнем варианте предложения ЦБ выглядят сырыми. Однако принципиально важно, что в этой теме появилось какое-то движение. Механизм защиты граждан от мошенников необходимо продумать уже давно. Сейчас все только разводят руками — и банки, и полиция, — мотивируя это тем, что клиент сам предоставил все «пароли-явки». Но совершенно очевидно, что он сделал это не по собственному желанию, а потому что был введен в заблуждение.

На мой взгляд, самая эффективная мера в данном направлении — это своего рода «период охлаждения», когда человек может отозвать свой перевод, хотя бы на карты физических лиц. Для этого обязательно нужно давать время, хотя бы полчаса. В конце концов, граждане часто ошибаются при переводах, вводят неправильные данные и из-за этого теряют деньги, а отозвать платеж в подавляющем большинстве случаев нет возможности. Еще одной эффективной мерой может стать обязательное заполнение поля «назначение платежа» при каждой трансакции: так человек сможет еще раз подумать, куда и зачем он переводит деньги.

Автор — старший управляющий партнер юридической компании PG Partners

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир