Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Профсоюз призвал шахтеров незамедлительно сообщать об опасных условиях труда

0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Одного звонка в профсоюз про условия труда шахтеров было бы достаточно, чтобы избежать трагедии в шахте «Листвяжная». Об этом рассказал в беседе с «Известиями» председатель Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Иван Мохначук в субботу, 4 декабря.

Шахтеры «Листвяжной» знали о повышенном уровне метана, но продолжали работать под угрозой увольнения. Мохначук заявил, что подобные ситуации в отрасли встречаются достаточно редко, предположив, что работникам некуда больше идти: людям надо содержать семьи, а шахтерам неплохо платят.

«Во многом всё зависит от того, где находится это предприятие. <...> Если взять поселок Грамотеино, где находится шахта «Листвяжная», то, конечно, она рядом, люди привыкли там работать. Я не исключаю (мы будем разбираться), что работодатель мог уволить там двух, трех, четырех, пять человек за проявление какого-то недовольства, чтобы другим было неповадно. И, оставшись без работы, они прекрасно понимают, что семью кормить надо, нужно куда-то бегать, искать работу, а тут вроде всё рядом… и люди, конечно, держались за это рабочее место. Я хочу сказать, что если взять заработную плату, допустим, в пределах 30–40 тыс. рублей, а у них выходило до 100 тыс. рублей и даже больше, то, конечно, люди за такую работу держались», — предположил он.

Мохначук добавил, что сейчас идет разбирательство, и причастные к трагедии будут наказаны. Он охарактеризовал халатность всех виновных как преступление.

«Потому что знали, что шахта газовая, газа много, вели двойную бухгалтерию, как вчера генеральный прокурор сказал, а истинный учет газа метана (датчики) были за экраном, а на экран были выведены дублирующие датчики, которые показывали нормальную газовую обстановку. И понятно, что та же инспекция, которая была буквально за несколько дней до взрыва, они пришли, посмотрели в монитор… всё нормально. Ну да, они допустили халатность, и, может быть, она в данном случае будет преступной, что они не поехали в забой и не проверили на месте, не убедились в соответствии одного с другим. Но вместе с тем внешне выглядело всё нормально», — подчеркнул он.

Также, со слов председателя профсоюза, «Листвяжная» является современной шахтой, с хорошей техникой и высокими показателями по добыче угля.

Мохначук отметил, что профсоюз не снимает вины в том числе с себя: «Значит где-то не доработали, не дали людям возможность прийти и сказать о нарушениях и условиях работы». Он добавил, что достаточно просто позвонить ему напрямую, и любой проблемой на шахте тут же займутся.

«Поверьте мне, если бы ко мне обратились, то мы бы там навели порядок очень быстро. Я могу привести примеры: тот же Кузбасс, звонили ночью шахтеры с кузбасской шахты. <…> Я тут же звоню начальнику, ночью (четыре часа разница с Москвой), Рострудинспекции Кемеровской области. <…> Он же знает, что у меня прямая дорога к начальнику Ростехнадзора России, в Генпрокуратуру России. <…> Он ночью послал трех своих горнотехнических инспекторов на шахту, они пришли, проверили, и мы сняли эту проблему, сразу. <…> Если бы они позвонили, мы бы остановили эту шахту на раз-два, и пока бы там не разобрались, шахта бы не работала, не было бы этой трагедии. Но, к сожалению, мы имеем то, что имеем», — подчеркнул он.

Председатель профсоюза выразил скорбь по погибшим шахтерам: «К сожалению, мы потеряли своих друзей, товарищей и семьи потеряли своих близких. Это очень большая трагедия».

Версию, что у компании «СДС-Уголь» огромные долги и руководство якобы пыталось компенсировать убытки увеличением выработки любой ценой, Мохначук тут же опроверг.

«Данная шахта, данный актив у «СДС» — он прибыльный. Но «СДС» — это многопрофильная компания, у которой есть и строительство, есть и сельское хозяйство, и есть торговля, есть еще какое-то ликеро-водочное производство, много-много других сегментов рынка (бизнесов). Я их не знаю, честно скажу. Что касается угля, то уголь у компании, он был не убыточный, он был прибыльный», — заверил он.

Также Мохначук сказал, что лично не знаком с генеральным директором шахты «Листвяжная» Сергеем Махраковым, но знает, что тот, как и вся компания «СДС-Уголь», всегда откликался на социальные запросы профсоюза: детям шахтеров выделялись средства на лечение, привившимся бывшим шахтерам выдавали подарки и т.д.

Возвращаясь к своим словам о решении проблем с трудовыми условиями шахтеров, председатель добавил, что в подобных разбирательствах с «ушлыми» работодателями они доводят дела до Верховного суда России. Как это происходит и сейчас в деле шахты «Листвяжная».

ЧП на шахте случилось утром 25 ноября. По данным МЧС, произошел взрыв. В результате аварии погиб 51 человек, в том числе пятеро спасателей. Пострадали 99 человек. После произошедшего в регионе ввели режим ЧС.

По факту произошедшего возбуждены уголовное дело, предусмотренное ч. 2 ст. 217 УК РФ («Нарушение требований промышленной безопасности опасных производственных объектов, повлекшее по неосторожности смерть человека»), а также уголовное дело по факту халатности сотрудников отдела Ростехнадзора.

3 декабря стало известно, что адвокаты всех фигурантов дела об аварии на шахте обжаловали их арест. Апелляционные жалобы подали адвокаты директора шахты, его заместителя и начальника участка, а также двоих сотрудников Ростехнадзора.

Репортаж об аварии в шахте «Листвяжная» смотрите на телеканале РЕН ТВ в воскресенье, 5 декабря, в программе «Добров в эфире» в 23:00.

Читайте также
Прямой эфир