Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Большой театр завершил продажу билетов на декабрьские представления «Щелкунчика». С огромными очередями в дни кассовых продаж и обвалившимся вдребезги сайтом в стартовый день онлайн-реализации. Счастливчикам удалось приобрести заветные квитки по вполне комфортной для престижного новогоднего спектакля цене — от 2 тыс. до 20 тыс. рублей. В кассе и на сайте ГАБТа билетов нет. Зато на сайтах перекупщиков их полно.

Цены — от 31 тыс. рублей на галерку до 107 тыс. рублей в партер. О чем это говорит? О том, что в Большой вернулись спекулянты. И по иронии судьбы помог им документ, призванный стоять на страже интересов законопослушных добропорядочных зрителей. Речь о постановлении правительства РФ от 18 сентября 2020 г. № 1491 «Об утверждении Правил и условий возврата билетов». Сразу оговорюсь: свою задачу оно в целом выполняет, за исключением одного-единственного пункта. Но обо всем по порядку.

То, что в Большом театре долгие годы действовала билетная мафия, ни для кого секретом не было. В дни старта продаж того же «Щелкунчика» в кассу выстраивались по 200–400 человек. Люди дежурили с ночи. А с утра приезжали крепкие ребята. К паре-тройке «театралов», уже стоявших в очереди, добавлялось еще человек 80. Если кто-то пытался возразить, не церемонясь применяли силу, а потом скупали билеты. На официальном сайте после таких налетов билетов не оставалось, и зрители волей-неволей отправлялись к перекупщикам.

В 2017 году гендиректор Владимир Урин решил положить конец беспределу. Билеты на «Щелкунчика» стали продавать только по паспортам или свидетельству о рождении ребенка. Передать или переписать на кого-то их было нельзя, а вернуть только в случае болезни. Реализация шла в несколько этапов. С 23 сентября в кассах продавались спектакли с 23 по 28 декабря, с 30 сентября — с 29 по 31 декабря, с 7 октября — со 2 по 7 января. Оставшиеся места поступали на сайт. Цены в зависимости от дня показа варьировались от 1 тыс. до 20 тыс. рублей.

В одни руки как в кассах, так и на сайте можно было приобрести не более двух билетов (второй продавался при наличии документов второго зрителя) и только на одно представление. Оплатив места онлайн, необходимо было обменять распечатанный сертификат на билет в кассе. При этом предъявлялись документы и оригинал банковской карты. Все билеты содержали персональные данные владельца. Документы, удостоверяющие личность, проверялись при входе, билеты с исправлениями были недействительны.

В ту осень, открыв сайт ГАБТа вскоре после завершения офлайн-продаж, я лично убедилась, что билеты есть, причем на разные числа и кошельки. Имелись проблемы с местами рядом, скажем если вы хотели посетить театр вчетвером — мама, папа и двое детей. Не выскакивали места на 31 декабря и 1 и 2 января, но тут уж пенять было не на что: они достались тем, кто побывал в кассах.

Следующие два года новогодний «Щелкунчик» продолжал радовать театралов доступностью билетов и адекватными ценами. Ковидные осень и зима-2020/21 с их 25-процентной заполняемостью залов подпортили зрительскую картину, но и спекулянтам радости не принесли. Их час настал, когда Большой ввел использование QR-кодов и вместе с ними 70% зрителей в зале. Сейчас жулью есть что ловить, и вышеупомянутое постановление ему в помощь.

Дело в том, что там прописаны правила переоформления именных билетов на другого зрителя. Не позднее трех дней до начала мероприятия можно подать заявление и переписать свой билет на другого гражданина. Не важно, куплен ли он через сайт или за наличные. То есть меры, предпринятые театром для защиты честного потребителя, оказались бессмысленными. Спекулянт просит изменить имя зрителя — театр обязан переписать билет. И так можно делать бессчетное количество раз: правила ограничений не подразумевают, у администрации нет повода отказать просителю.

В толпе у касс Большого театра на этих выходных и в зрительской массе, хлынувшей на сайт в понедельник, спекулянтов наверняка было достаточно. А дальше схема проверенная: купили билеты, получили через свои сайты-двойники заявку от зрителя, внесли его данные и продали ему билет втридорога.

О таком развитии событий вскоре после выхода «возвратного» постановления «Известиям» рассказывал Владимир Урин: все случилось так, как он предсказывал. В Большом театре пытались закрыть спекулянтскую лазейку, предлагали для правил иную формулировку — возможность переоформить билеты только на ближайших родственников. Но здравый голос не услышали. И уже нет смысла запускать продажи «Щелкунчика» с сентября: в этом случае спекулянты просто получают дополнительное время для маневра.

С 4 декабря стартуют продажи на январские «Щелкунчики» — по той же схеме. Сначала касса, затем онлайн. Обрушение сайта можно предотвратить, сделав очередь попадания, как это делают агрегаторы при продаже билетов на престижные футбольные матчи. Ждешь какое-то время, пока ресурс покинут покупатели, затем без проблем оформляешь билеты. Но правила быстро не изменить. И сколько в зрительском потоке балетоманов, а сколько барыг, не измерить. Словом, хотели, как лучше, а получилось хуже, чем всегда.

Автор — доктор искусствоведения, профессор, редактор отдела культуры газеты «Известия»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир