Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В России мы хорошо знаем, что такое инфляция. Даже поколение миллениалов. Каждый ощущает ее на собственном кошельке, скорость опустошения которого обескураживает. Еще до пандемии COVID-19 мой друг Саша жаловался, что не мог объяснить американцу Брайану, как растут цены. Тому было крепко за 30, и он был убежден, что в США цены на товары не меняются. Ясное дело, ведь последний раз у наших «партнеров» индекс цен взлетал выше 5% в 1990 году.

Зато Брайан знал значение ставки рефинансирования ФРС, так как для своего бизнеса брал в банках кредиты. Саша, в свою очередь, понятия не имел, что такое ключевая ставка. Также выяснилось, что американец здорово разбирается в акциях, но совершенно не следит за курсом доллара. Мой приятель из макроэкономики, собственно, интересуется только котировками рубля. В общем, разговор у них тогда получился долгим и поучительным для обоих.

И вот инфляция в России снова напомнила о себе. Пять лет сидела в засаде и в октябре вплотную подошла к отметке 8%. Люди реагируют по-разному. Многие расстраиваются, потому что доходы не поспевают за ростом цен на прилавках. Есть и те, кто потирают руки в ожидании повышения ставок по депозитам.

Наш Центральный банк тоже реагирует. Повышает ключевую ставку. В начале осени все были единодушны, что индикатор больше увеличиваться не будет. Теперь участники рынка ожидают роста ставки сразу на 0,5 п.п., до 7,25%. Это будет максимальным значением за последние два года. Новость нехорошая.

Последствия уже есть. Стоимость государственных облигаций упала, причем заранее. Так бывает часто. Профессиональных участников рынка трудно удивить, они такие вещи на несколько ходов вперед просчитывают.

Растет и доходность облигаций. Это значит, что на обслуживание долга теперь надо больше тратить. И рентабельность проектов снижается, потому что банки повышают ставки по кредитам. На повышенную доходность потянулись иностранные спекулянты. Их доля в структуре держателей российских гособлигаций растет с середины лета. Медленно, конечно, с 19,5 до 21,4%, но в условиях санкций такая активность весьма показательна: выгода перевешивает риски. Особенно спекулянты любят, когда ключевая ставка выше инфляции. Как во второй половине 2017 года. Тогда для них была не жизнь, а малина.

С другой стороны, если инфляция в России в следующем году будет ниже и приблизится к целевому уровню 4–5%, то покупать ОФЗ сейчас может быть делом выгодным. С депозитами сложнее, потому что они не сразу отреагируют на повышение ключевой ставки.

В общем, волна инфляции накрыла Россию, теперь надо понять, как долго темпы роста цен будут оставаться высокими. И мы не единственные. Почти все страны мира решают аналогичную задачу. В одних государствах также активно повышают ставки (Норвегия, Бразилия, Мексика), в других считают всплеск инфляции временным явлением и ничего не предпринимают (Япония), третьи собираются сокращать стимулы (США, ЕС).

Экономика, природа инфляции и структура индекса потребительских цен в России отличаются от других стран. Поэтому рецепты США или Бразилии нам не подойдут. Если судить по инфляционным ожиданиям населения, которые регулярно замеряет наш Центробанк, то пока все нацелены на то, что высокая инфляция сохранится еще год. Если ориентироваться на специальные ОФЗ, защищенные от инфляции, то там, как и пару месяцев назад, заложены инфляционные ожидания на уровне 4,3–4,5%.

Если попробовать оценить инфляцию по основным группам товаров и услуг, то картина может быть такой. Больше всего мы тратим на питание. Этот фактор определяет более 1/3 изменения потребительских цен. На него влияют цены импортных товаров, топливо и т.д. Вероятнее всего, рост цен замедлится в следующем году. На втором месте транспорт и ЖКХ. Их вклад в показатель по 11%. ЖКХ подорожает в любом случае, а вот стоимость автомобилей, скорее всего, стабилизируется. Одежда и обувь (вклад 6–9%) будут зависеть от импортных цен, спрогнозировать сложно. Товары для дома (5%) аналогично предыдущему. Здравоохранение, отдых и связь подорожают, но, скорее всего, слабее, чем в этом году, так как компенсационный рост цен тут заканчивается. В итоге получаем грубую оценку инфляции в 2022 году на уровне 5–7%.

Вывод. Инфляция с большой вероятностью в следующем году замедлится, но понижения ключевой ставки пока ждать не стоит. Хорошо хоть, что рубль укрепляется.

Автор — главный инвестиционный стратег «БКС Мир инвестиций»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир