Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Прошедший 13–15 октября в Москве международный форум «Российская энергетическая неделя» в очередной раз продемонстрировал, насколько важную роль играет энергетический сектор во взаимоотношениях РФ и Европы. При этом климатическая повестка все в большей степени оказывает свое влияние, именно она будет задавать вектор развития в ближайшие десятилетия и станет индикатором того, насколько велико стремление наших стран к двустороннему сотрудничеству.

Евросоюз одним из первых в мире стал активно изучать и разрабатывать вопросы климата. С середины 1990-х годов в Европе задумались о необходимости мониторинга и подсчета объемов выбросов парниковых газов (ПГ), являющихся ключевой причиной глобального повышения температуры.

Для регулирования выбросов ПГ ЕС сделал ставку на два ключевых инструмента — систему торговли квотами на выбросы (СВТ) и «зеленые» инвестиции. В 2005 году был дан старт работе СВТ Евросоюза. Естественно, это не означало сиюминутного введения для европейских компаний новых штрафов и дополнительных затрат. Европейская СВТ предусматривает четыре фазы, постепенное расширение ее действия на разные секторы и поэтапное снижение объема бесплатных квот.

Благодаря предпринятым усилиям углеродный след в ЕС с 2000 года снизился на 20%, и это при том, что совокупный ВВП стран Европы удвоился за тот же период. Этот пример крайне важен и для России, так как в готовящейся ею стратегии низкоуглеродного развития до 2050 года делается акцент на то, что снижение углеродного следа должно быть связано с экономическим ростом страны.

В 2018 году выбросы ПГ в секторах, которые входят в программу СВТ, снизились на 29% по сравнению с 2005 годом, а к 2030-му планируется, что этот уровень будет на 43% ниже, чем в 2005 году.

Второй важный аспект стимулирования к «зеленому» переходу — длинные и дешевые деньги (то есть на долгий срок под низкий процент), инвестируемые государством в проекты устойчивого развития. Бюджет ЕС 2021–2027 годов и фонд на восстановление экономики Европы, равные совокупно €2 трлн, предполагают, что 30% этих средств будет направлено именно в проекты устойчивого развития.

Большинство крупных компаний вполне резонно жалуется, что обязательства по климату берет государство, а вкладывать в модернизацию должны предприятия. Именно тут и выходит на первый план государственное стимулирование развития декарбонизации. При этом важно понимать: 100 компаний по всему миру являются эмитентами более 70% всех выбросов ПГ в период с 1988 года, поэтому корпоративная ответственность очень высока.

Модернизация должна быть направлена на повышение энергоэффективности и снижение углеродоемкости, что повлияет на рост производительности компании и ее конкурентоспособность. Поскольку энергоэффективные технологии — дорогие, возврат инвестиций по ним пока невысокий. Именно государственная поддержка и субсидии делают такие проекты более экономически привлекательными.

По данным Всемирного банка, по всему миру уже внедрены или запланированы к внедрению более 60 инициатив по стимулированию снижения углеродных выбросов (торговля квотами и внедрение углеродного налога). Мы отчетливо видим траекторию развития, по которой движется мир. Сегодня создается определенный климатический клуб стран, и с каждым днем он становится все больше.

Было бы ошибочно предполагать, что если один рынок вводит климатические ограничения, то можно будет легко переориентировать свой товар на другой рынок, где их не существует. Помимо ЕС Китай в июле 2021 начал внедрять биржевую торговлю квотами на СО2. Это важный сигнал!

Уже сейчас введение платы за выбросы ПГ в Китае будет стимулировать местные предприятия потреблять меньше в первую очередь угля, а затем и углеводородов. Газовый кризис последних недель во многом был вызван тем, что, увеличивая потребление газа, Китай подстегнул рост цен на СПГ в Азии, куда и устремились основные поставщики этого топлива.

Углеродная нейтральность — это постепенный процесс, который будет длиться не менее 30–40 лет, здесь многое зависит от инвестиций, в том числе в технологии. Сегодня миру для достижения углеродной нейтральности к 2050 году необходимы новые технологические решения, 40% которых до сих пор не существует. Для эффективной и быстрой разработки таких решений наши страны и компании должны создавать технологические альянсы.

«Зеленый» переход также скажется на рынке труда. По оценкам McKinsey, вложения в «зеленую» энергетику и энергоэффективность приводят почти к трехкратному росту рабочих мест по сравнению с традиционной энергетикой.

За последние два года Россия добилась большого прогресса в развитии нормативной базы, связанной с климатом. Вслед за присоединением к Парижскому соглашению был принят революционный закон об «Ограничении выбросов ПГ». Несмотря на то что он предусматривает меры на добровольной основе, крайне важно, что в стране будет введен мониторинг и контроль выбросов ПГ.

Сейчас готовится к рассмотрению законопроект о введении государственной системы регулирования выбросов ПГ на Сахалине. Речь идет о пилотном проекте, который, я не сомневаюсь, даст зеленый свет дальнейшему развитию регулирования выбросов ПГ в различных регионах России, а впоследствии и на всей территории страны.

Также недавно правительство приняло постановление, закладывающее основу так называемой зеленой таксономии. Определены критерии проектов устойчивого развития, разделенных на два типа — «зеленые» проекты и адаптационные. Теперь крайне важно проработать механизмы реализации финансовых инструментов, прежде всего «зеленых» облигаций и кредитов, которые позволят сделать данные проекты максимально привлекательными как для инвесторов, так и для компаний.

Ключевым элементом во всей этой работе станет международное признание таких проектов, реализуемых в РФ. Это даст огромный импульс к участию иностранных компаний. Россия представляет собой сверхперспективную площадку для развития климатического партнерства с другими странами, мы стоим на пороге создания огромного нового рынка климатических инициатив, объемы которого до сих пор невозможно оценить. Необходимо грамотно спланировать диалог с зарубежными партнерами и разработать взаимно признаваемые стандарты «зеленой» экономики, которые позволят максимально использовать потенциал России. Важно и то, что климатические инициативы не могут быть предметом никаких международных ограничений.

На площадке РЭН президент Владимир Путин заявил о готовности РФ к достижению углеродной нейтральности к 2060 году. Это важный и значимый шаг. Эта инициатива, несомненно, должна получить отражение в одном из правительственных документов. Более того, данная позиция могла бы быть озвучена на 26-й сессии Конференции сторон (КС-26) РКИК ООН, которая состоится в ноябре в Глазго.

Автор — председатель координационного комитета проекта «Зеленая инициатива», председатель комитета по энергетике Ассоциации европейского бизнеса

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Читайте также
Прямой эфир