Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

17 октября в столичном «Главклубе» группа «Браво» дает концерт. Три часа хитов. За день до этого, 16 октября, мне исполняется 60, а группе через два года будет 40. Я в ней с самого начала. Все песни «Браво» написаны мной, и они для меня как дети.

Считаю, что настоящие группы появляются спонтанно — это встреча случайных людей. Химическая смесь. И если задумаешь сделать такое специально — это никогда не осуществится.

Сначала в ДК в Бескудниково я встретил музыкантов, потом появилась Жанна Агузарова — и эта смесь взорвалась. Нас чуть не арестовали, потом реабилитировали, затем включили в запрещенные списки... И вдруг началась перестройка. Нам дали зеленый свет. В общем, всё как обычно.

Мы участвовали в каких-то больших концертах. Но вот Алла Пугачева пригласила нас выступить на концерте «Счет № 904» в «Олимпийском». Это было благотворительное выступление — деньги собирали в поддержку ликвидаторов трагедии на Чернобыльской АЭС. И для нас это стало входным билетом на телевидение.

У «Браво» было несколько ярких солистов: Жанна Агузарова, Валерий Сюткин, Евгений Осин, Роберт Ленц. Но мне трудно ответить на часто задаваемый вопрос: кто из них наиболее значим. Называя кого-то, ты обижаешь других. В любом случае для меня это одна большая яркая история.

У группы были очень разные периоды, и в этом — вся прелесть. Мне сложно представить группу, которая не менялась бы в течение почти 40 лет. Наблюдать одни и те же лица солистов, слышать одни и те же песни? Нет. Благодаря нашему развитию мы записывали разные альбомы. Мы не стоим на месте — и вот в итоге у нас масса молодых поклонников. Уникальный случай! На концертах мы видим людей от 20 до 35 лет — это наши основные зрители. Еще у нас есть особенность: мы играем исключительно в рок-н-ролльных залах, где нет кресел — только танцпол. Это самое большое наше достижение за долгие годы. При этом я никогда не просчитывал аудиторию. Если будешь задумываться об этом — обманешься.

Но в целом, конечно, в «Браво» мы стараемся придерживаться того стиля, с которого начинали. Просто мне очень нравится эта музыка. Если бы меня спросили, когда бы я хотел жить, я ответил бы, не задумываясь: «Я бы хотел вернуться в 1950–1960-е». Эстетику, музыку, кино той эпохи я обожаю. Видимо, это во мне осталось с детства.

Был период, когда мы выступали в галстуках-селедках. Довольно долго. Мы же музыканты-стиляги. Но до чего же в них неудобно! Как удавка — тянет, давит. И вот уже лет 15 я не ношу галстуков вообще. Даже на ответственные мероприятия не надеваю.

«Браво» — моя любовь навсегда. Но, кроме этого, у меня еще есть проект Los Havtanos, которым я увлечен последние два с половиной года. Большая, совершенно новая история. Это коллектив с участием кубинских музыкантов, которые играют как боги. Сейчас мы делаем релиз на испанском языке для испаноязычной аудитории. А русскоязычный альбом уже вышел. Латинская музыка Los Havtanos — это просто огонь! Мне не очень интересно, если никуда не движешься, поэтому я решил попробовать поиграть еще и такую музыку.

Все завертелось, когда я был в Америке в Сан-Франциско и встретил там одну прекрасную группу. Они играли смесь французского шансона и музыки фламенко. Мы записали с ними в студии одну песню, я привез треки сюда — и здесь уже захотел продолжить. Познакомился с кубинскими исполнителями, которые живут в Москве, пригласил их в студию. Мы начали записываться. Потом я понял, что хочу создать целый альбом такой музыки. И так появился первый винил Los Havtanos.

Именно винил — потому что сегодня это абсолютная мода, тренд. Я сужу по нашим поклонникам: у них даже нет виниловых проигрывателей, но они все равно покупают эти пластинки. Обычно музыку в наше время нельзя взять в руки, а тут понимаешь, что держишь настоящий продукт, и это не просто какой-то трек, который висит в интернете. Если закроют Spotify, где останется эта музыка? Даже молодежь пишет винил. Он пережил все музыкальные носители.

Как только я закончу проект Los Havtanos, продолжу заниматься «Браво». Последний альбом нашей группы вышел целых шесть лет назад. Я очень завидую артистам, которые могут выпускать по два релиза в год: настолько продуктивно я работать не умею. Мне нужна концепция для альбома — это старая школа. Но наброски для следующего альбома «Браво» уже есть. Правда, я не умею писать песни с расчетом и заранее наладить всё так, чтобы композиция взорвала эфир. Когда я сочинял и что-то такое предполагал, песня хитом не становилась. Выстреливала же совсем другая, на которую я ставку не делал.

Вообще-то интернет за последние лет 10 полностью изменил нашу индустрию и то, как в ней все устроено. YouTube стал основным каналом, где появляются тренды, — и они меняются каждые полгода. У нового артиста могут быть миллионы просмотров на YouTube, а через полгода о нем никто не вспомнит. Поэтому трудно предсказать, что будет через год-два.

В основном сейчас музыка рисуется мышью на компьютере. Я в этом ничего плохого не вижу, но все-таки очень ценю людей, которые своими руками играют на клавишах, на гитаре. С голосом в эпоху технологий тоже можно сделать все что угодно. Но я люблю, чтобы в музыке были душа, мелодия, ритм. И еще чтобы были живые электрогитары, чтобы было громко. Это исчезающая реальность. А может, я ошибаюсь... Ведь к нам на концерты, как я уже отмечал, приходят совсем молодые ребята, и надеюсь, что как раз за живой музыкой. И, я думаю, вот еще почему. Хотя наша музыка, может быть, не столь популярна, как какие-то новомодные течения, но молодых романтиков, которые хотят спеть под гитару своей девушке, всегда будет достаточно.

Автор — композитор, певец, гитарист, основатель и руководитель группы «Браво»

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир