Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Отчетная работа: как спасти учителей от бюрократии
2021-10-06 19:57:24">
2021-10-06 19:57:24
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Министр просвещения России Сергей Кравцов рассказал, что направил главам регионов письмо с рекомендацией систематизировать контрольные работы в школах и снизить бюрократическую нагрузку на учителей. Разговоры об этом велись уже давно, однако как это реализовать, до сих пор было непонятно. «Известия» вместе с Минпросвещения и учителями разбирались, как защитить школу от излишней отчетности.

Как вести классный журнал

Я подписал письмо на имя руководителей регионов, в котором мы дали настойчивые рекомендации, что нужно систематизировать контрольные работы, — сообщил Кравцов в начале этой недели. Таким образом Минпросвещения выполняет поручение, данное президентом в преддверии Дня учителя, который традиционно отметили 5 октября.

По его словам, уменьшить число контрольных в школах можно за счет Всероссийских проверочных работ (ВПР), которые могут заменить региональные и муниципальные мониторинги и срезы знаний.

Кравцов добавил, что субъектам Федерации также рекомендовано снизить отчетность для педагогов — в частности, была высказана однозначная позиция министерства относительно того, что не нужно дублировать ведение классного журнала: если ведется его бумажный вариант, не нужно заполнять электронный, и наоборот.

Преподаватель в учебном классе
Фото: РИА Новости/Илья Питалев

Руководитель Ассоциации учителей литературы и русского языка Людмила Дудова пояснила «Известиям», что дублирование журнала — это одна из главных жалоб учителей, с которыми она сталкивалась в последнее время.

— Они пользуются электронным журналом, но должны дублировать всю информацию в бумажный, — говорит педагог. — Получается, что журнал заполняют дважды, причем делают это каждый день. Тем более и так произошло увеличение нагрузки из-за ведения образовательного процесса в онлайн-режиме — где-то до сих пор дети учатся на дистанте, где доля контроля только возрастает.

Учитель высшей категории, почетный работник общего образования России Леонид Перлов замечает, что вести электронный журнал, но не вести бумажный всё равно не получится.

— Работать с электронным дневником на уроке учитель не может, — сказал он «Известиям». — Либо я веду урок, либо я утыкаюсь в монитор и не вижу класс. Дети моментально найдут, чем заняться. Следовательно, на уроке я всё равно веду бумажный вариант, а потом уже всё это обрабатываю и вношу в электронный журнал.

Как Минпросвещения сокращает бумажную работу

В Министерстве просвещения «Известиям» рассказали, что в письме министра говорится про двойную работу по заполнению журналов и дневников в бумажном и электронном виде, а также про дублирование контрольных работ в классах по предметам, по которым проводятся проверочные работы.

— Обращаем внимание, что вопрос снижения бумажной нагрузки стоит на особом контроле министерства, — сообщили в пресс-службе. — Так, в декабре 2020 года министерством совместно с Рособрнадзором подготовлен перечень документов, который определяет список отчетной документации, в разработке которой принимают участие администрации школ совместно с учителями или их разработка возлагается на учителей или соответствующих специалистов.

Указывается, что в подготовке перечня документов принимали активное участие представители Всероссийского экспертного педагогического совета (ВЭПС) — это общественное объединение, созданное при Минпросвещения и возглавляемое министром. В перечне содержатся документы, разрабатываемые в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами и связанные с реализацией воспитательного процесса в школе.

Кроме того, отметили в министерстве, на сайте Минпросвещения действует горячая линия по вопросам избыточной отчетности, а в осуществлении контроля помогают члены ВЭПС из всех регионов России.

Что делать с проверочными работами

Дублирование контрольных работ по предметам, по которым проводятся Всероссийские проверочные работы, эксперты обозначают как одну из главных помех образовательному процессу.

— Это система тестов, которые спускают сверху, и мало того, что ломают весь школьный график у учителя и всей школы, теряются учебные часы, которые приходится потом компенсировать и нагонять, так еще и учитель обязан потом проанализировать работы и составить многостраничный отчет об их проведении, — говорит Перлов. — Нужны они только Рособрнадзору — ни школе, ни учителю они не нужны.

урок в школе
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

По его мнению, ВПР нужно сокращать. При этом нельзя, заметил он, вместо этого бездумно убирать все остальные контрольные работы.

— Вроде бы учителя это должно освободить, уменьшить часть работы, связанную с контрольными работами, — отметил Перлов. — Но я как учитель знаю и понимаю, когда и какие мне нужны контрольные работы. Не разрабатывать я их просто не могу, потому что это часть моей работы, они нужны мне, и волевым решением уменьшить их количество невозможно.

По его словам, то же самое касается сокращения количества домашних заданий, о чем тоже не так давно говорили.

Проверка домашних заданий — вещь трудоемкая, но методически чрезвычайно полезная для учителя, просто необходимая, — заметил Перлов. — Проверяя, что написал ребенок, я делаю вывод, что я этому ребенку не додал и по какой причине. Домашнее задание — это материал для анализа, позволяющий мне, как учителю, качественно работать.

О непродуманности Всероссийских проверочных работ высказалась и Людмила Дудова, которая заметила, что учителя, вместо того чтобы разбирать и исправлять ошибки, допущенные учениками во время выполнения ВПР, вынуждены писать по ним многостраничные отчеты.

Как освободить учителя от административной работы

Однако даже без ВПР бумажной работы у учителей очень много. И касаются эти отчеты не только учебного процесса, но и административной работы, которую они вынуждены выполнять.

— Снижение отчетности зависит не столько от Минпросвещения, которое как раз предприняло определенные шаги в этом направлении, а от того, что в образовательную организацию поступают запросы на всякого рода справки, отчеты, таблицы, анализы от самых разных ведомств, — говорит Людмила Дудова. — И всё это спускается до педагога, которому приходится составлять списки социально неблагополучных семей, детей с ограниченными возможностями здоровья.

Она отметила, что как раз запросов, идущих в школу от системы образования, значительно меньше, чем от остальных ведомств.

И запросы эти дублируют друг друга, — говорит Дудова. — Хотя мы и перешли на электронный документооборот и, казалось бы, какую-то информацию ведомства могут получить самостоятельно, не обращаясь в школы, однако эти запросы льются как из рога изобилия, спускаясь до уровня учителя.

Она отметила, что можно было бы систематизировать, в каких случаях и какое ведомство может обращаться в школу, однако сложно запретить, например, органам опеки, запрашивать необходимую информацию у образовательного учреждения. И в этой ситуации, считает она, могла бы помочь единая база данных, откуда ведомства получали бы информацию без лишних запросов в школу.

школа
Фото: РИА Новости/Евгений Епанчинцев

Впрочем, подобные проблемы есть не везде. Руководитель Единой независимой ассоциации педагогов Екатерина Морозова замечает, что в школах Москвы не сталкивалась с какой-либо избыточной отчетностью.

— Я не понимаю, о какой отчетности идет речь, — сказала она «Известиям». — В Москве учителя ведут журнал московской электронной школы, календарь тематического планирования, но это всегда делалось. Я курирую учителей различных предметов, сама преподаю, бываю в школах и не вижу, чтобы учителя вели какую-то излишнюю отчетность.

По ее словам, есть отчеты, которые делают педагоги, но это необходимость, — например, заполнить данные о том, какой ученик из какого класса будет участвовать в предметной олимпиаде. Также она замечает, что нет ничего плохого в том, что учителя контролируют посещаемость детей, потому что, во-первых, это позволяет выявить какие-то проблемы, во-вторых, так было всегда — раньше классные руководители даже по домам ходили.

— Да, есть отчеты, необходимые для выплаты стимулирующей части оплаты труда, — говорит Морозова. — Но это отчет за год — педагог должен заполнить табличку, чтобы получить доплату. В аттестации на высшую категорию отчетность дошла до автоматизации. Нет чего-то такого, от чего надо избавить педагогов, по крайней мере в Москве. И я не вижу жалоб в ассоциацию по этому поводу в последнее время.

Она признала, что педагоги загружены, но не отчетностью, а образовательной деятельностью, так как растут требования к проведению современного урока.

Однако профессор департамента образовательных программ Института образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина замечает, что эта необходимая отчетность — очень значительна.

рубли
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

— Стимулирующие доплаты у нас выплачиваются в зависимости от того, как сам учитель заполнит все свои показатели и выполнение критериев, — сказала она «Известиям». — Если ты не заполнил этот отчет, то и баллы тебе не начислят. А заполнять надо кучу бумаг — от этого никто не освободил.

По ее мнению, бюрократизацию при сокращении этих выплат нужно сократить, так как сейчас это превратилось в погоню за баллами и тяжелую административную работу.

Не надо учителю ничего подтверждать при назначении стимулирующих выплат, нужно, чтобы кадровая комиссия сама могла увидеть эту работу и назначить выплату, — считает Абанкина. — Кроме того, нужны стимулирующие выплаты на более долгосрочной основе.

Как отказаться от ненужных мероприятий

В регионах же учителям приходится заполнять регулярные отчеты о проведении неких мероприятий, спущенных сверху в школы, замечает активист профсоюза «Учитель» Дмитрий Казаков, который преподает историю в сельской школе в Нижегородской области. И тут, считает он, рекомендации не помогут.

— Насколько помню, еще в 2016 году принимался некий документ с рекомендациями по снижению отчетности, но это были лишь красивые слова, — сказал он «Известиям». — Отчетность ведь связана не с тем, что принимается какой-то документ, а с тем, что всё образование сейчас подчинено рыночным отношениям. Существует куча проектов, под которые выделяются финансы, и школам навязывается участие в них.

Казаков рассказывает, что делается это следующим образом: в школу присылают рекомендацию поучаствовать в мероприятии, которое оказывается никому не интересным, и школа в нем не участвует. Тогда управление образования снова присылает эту рекомендацию, но уже с просьбой прислать отчет, сколько учеников в мероприятии приняли участие.

— Естественно, директора — ставленники управлений образований чисто физически не могут от этого отказаться, — говорит Казаков. — Их могут просто уволить по 278-й статье закона об образовании. Поэтому сколько угодно приказов о снижении загруженности учителей может быть направлено, но пока выделяются деньги вот на такие проекты, заинтересованные в них лица будут настаивать на их реализации такими способами.

школа
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

По его словам, отказаться от участия в них может лишь школа с сильным независимым директором, но таких немного — в Москве это может быть уважаемый человек, депутат Мосгордумы, например. В регионе подобных директоров крайне мало. Кроме того, отбиться от мероприятий могут сильные профсоюзные объединения педагогов, однако чаще всего учителям приходится в них участвовать, зачастую в ущерб образовательного процесса — и составлять потом по ним отчеты.

— Поэтому наш профсоюз уже очень давно выступает за то, чтобы школы и их директор стали действительно независимыми, не подчиненными управлению образования, — сказал Казаков. — Если руководитель школы будет действовать в интересах детей, учителей, жителей района, это может поправить ситуацию.

Леонид Перлов не верит в то, что подобную бюрократию могут сократить, так как ведомства, которые их требуют, «живут на отчетности от школ».

— А раз нельзя сократить поток бумаг по административной части, остается единственная возможность — уменьшить количество бумаг за счет педагогической составляющей, — заметил Перлов. — Других вариантов не существует.

Кому нужны отчеты по воспитательной работе

Людмила Дудова замечает: в образовательном процессе сейчас всё как раз налаживается. Например, недавно утвердили качественные примерные рабочие программы по целому ряду школьных предметов, что значительно упростит учителям составление отчетности. Однако появилась другая проблема: организация внеурочной воспитательной деятельности, по которой теперь тоже нужны отчеты, и здесь пока много сложностей.

— Были приняты поправки в закон об образовании, касающиеся воспитательной работы, — говорит Ирина Абанкина. — Вообще-то она и до этого у нас в школах была организована, была программа по воспитательной работе. Но теперь воспитательная работа осуществляется по одному из шести направлений, а не просто так. По каждому из направлений составляется программа, план деятельности и результаты, по которым надо отчитываться.

школа
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Она отмечает, что образовательный процесс неразрывно связан с воспитательной работой, и пока непонятно, как об этом отчитываться.

— Считаю, что вообще не должно быть отчетности по воспитательной работе, — говорит Абанкина. — Программы воспитания пусть распространяются по школам, но пусть это будет инструмент помощи учителю, а не документ, по которому необходимо отчитываться. Мы уровень недоверия учителю загнали на слишком высокую планку. Ему нужно доверять, и это доверие позволит сократить всю ненужную отчетность.

Читайте также