Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Захарова назвала признанием собственной ненужности реакцию ООН на удар ВСУ по Севастополю
Происшествия
Перестрелка у церкви в Махачкале закончилась
Общество
Мертвого кита обнаружили у берега Итурупа в Сахалинской области
Происшествия
Сотрудник Росгвардии погиб в результате атаки боевиков в Махачкале
Общество
В Севастополе и Крыму 24 июня объявлено Днем траура
Общество
Меняйло назвал теракты в Дагестане срежиссированной извне атакой
Происшествия
В Махачкале ликвидированы четыре боевика
Общество
На Камчатке следователи начали проверку после авиаинцидента с самолетом Ан-24
Происшествия
Число погибших при нападениях в Дагестане выросло до девяти
Мир
Трамп определился с кандидатурой своего вице-президента
Общество
В Севастополь направили специалистов центра медицины катастроф
Мир
Нетаньяху заявил о сокращении оружейных поставок из США
Происшествия
Неизвестные обстреляли машину с полицейскими в дагестанской Сергокале
Общество
Путин выразил соболезнования после атаки ВСУ на Севастополь
Политика
Карасин призвал смотреть на дела после слов главы МИД Вьетнама
Экономика
НОВАТЭК отправил первую в этом году партию СПГ по Северному морскому пути
Общество
Медведев назвал атаку на Севастополь гнусным терактом
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Еще 30 лет назад милиционеры (как тогда назывались полицейские) понятия не имели, что такое GPS, сотовые, электронные базы данных, а камеры видеонаблюдения были разве что на Красной площади. Память, интеллект, умение общаться с людьми и профессиональная интуиция — вот что было (да и остается) главнейшим в работе оперативника. 5 октября, в 103-ю годовщину основания службы уголовного розыска, «Известия» рассказывают о полковнике Анатолии Покладе, прошедшем долгий путь от сотрудника «на земле» в тихом Подмосковье до службы в горячих точках последних лет СССР.

«Знания за спиной не носить»

Анатолий Федорович Поклад родился в Воронежской области в многодетной семье. Связать свою жизнь с милицией он решил по примеру старшего брата Бориса, первым в семье пошедшим на службу правопорядка. Отслужив на флоте, по совету брата Анатолий Поклад в 1967 году поступает рядовым милиционером в Лобненский райотдел.

— Брат предупредил — устраивайся с условием, что через год отправят учиться. А учиться я очень хотел. Мама у нас была неграмотная. Но всегда говорила, когда мы, бывало, прогуливали школу: учитесь, дети, знания за спиной не носить.

Анатолий Поклад

Анатолий Поклад

Фото: из личного архива Анатолия Поклада

Вскоре Поклад попал в Каунасскую школу милиции, где до того отучился и его старший брат.

— Вернулся в Лобню через два года лейтенантом, а мне говорят, мол, давай, участковым. А я: «Нет, я учился на инспектора уголовного розыска». Этой службе я до конца дней своих в МВД так и не изменил.

«Только живое общение с людьми»

В Лобне на должности инспектора угрозыска Поклад прослужил пять лет. Свое первое раскрытое дело он помнит до сих пор.

— Это было в 1970 году. Пацаны пацанов ограбили на свалке. Там горы мусора были высотой метров по 40. Молодежь в то время очень интересовалась электрогитарами, а в продаже их не было. Так вот они там разбирали вышедшую из строя аппаратуру — искали диоды и другие запчасти. Вот с потерпевшего моего там часы и сняли.

Анатолий Федорович признается, что не сразу понял, что нужно делать: не такому учили его в школе милиции.

милиция
Фото: ТАСС/Антон Тушин

— Я представления не имел, как раскрывать преступления. Мы изучали архивные дела, лекции слушали, но когда столкнулся с реальностью — растерялся. Мальчишка хорошо запомнил ребят, которые забрали у него часы. И я целую неделю с этим пацаном за руку ходил по школам Лобни, а их семь штук. Другого способа не было. Уже и мать его говорила, что хватит ребенка мучить.

Эта история показала молодому сыщику, что только благодаря общению с людьми можно получить информацию, необходимую для раскрытия преступления.

— Находился за день, всё без толку. Подошел к дому, а там играл паренек. Я знал его, так как родственник стоял на учете. Разговорились с ним, и я поинтересовался между делом, хвастался ли кто-то из мальчишек часами. А он возьми и скажи — есть такой-то, и фамилию назвал. Потерпевший его сразу опознал. Вот так повезло мне. Премию дали — пять рублей.

«Он любил ее. Но она спилась»

Еще одно дело времен службы в Лобне запомнилось полковнику Покладу своим драматизмом.

— В 1973 году рыбаки нашли в Клязьминском водохранилище ногу. Мы скоро установили, что это женская конечность, но долго не могли установить личность погибшей. Проводили сложнейшие по тому времени мероприятия, экспертизы. Запрашивали Гидрометцентр, пытаясь установить, откуда течение могло принести останки в это место. Огромная была проделана работа. В итоге нам удалось установить личность жертвы и выйти на подозреваемого.

Анатолий Поклад
Фото: из личного архива Анатолия Поклада

Оказалось, что парень со своей невестой засиделся в квартире. Оба перебрали, но девушка требовала продолжения. Подозреваемый был против дальнейших возлияний и сгоряча несколько раз стукнул барышню. Потом он пошел за водкой, сказав, что уйдет от пассии навсегда. По словам сыщика, когда парень вернулся, молодая женщина была уже мертва. Собутыльник испугался и решил избавиться от тела — расчленил возлюбленную. Казалось, парню светит статья за убийство. Однако уже после того, как Поклад и его коллеги раскрыли преступление, пришло заключение судебно-медицинской экспертизы, что смерть девушки наступила из-за алкогольного отравления.

— Нужно было видеть состояние жениха, когда я его отпускал из ИВС. Помню, как он плакал, говорил, что сильно любил ее, но она спивалась.

«Нужно лазить по подвалам»

Сейчас полковник Поклад уже в отставке, но продолжает следить за жизнью современного уголовного розыска. И, надо сказать, во многом не разделяет нынешний подход полиции к работе.

— Раньше мы с участковым работали над преступлением в одной связке. Теперь их обязывают протоколы за антисанитарию составлять, обходы по квартирам делать. Мы же тогда лазили по подвалам и чердакам, лежки находили, засады там устраивали. С каждого задержанного обязательно что-то вытрясем, чтоб он хоть что-то сказал ценное. А сегодня у них компьютеры, машины… Я не против этого, но главное-то — работа с народом. Я постоянно с людьми общался.

Анатолий Федорович считает, что доброжелательность и проявление человеческого участия с его стороны не раз помогали ему в работе.

— Вот был случай — женщина пожаловалась на участкового. Мол, муж бьет, заявление подала — а милиционер никаких мер не принял. Я к коллеге — так мол и так, давай поможем. Она жила в проблемном районе, и я уже знал, что к ней в случае чего можно обратиться. Она помогала нам не раз — нет-нет, да записочку с адресом фигуранта, интересующего нас, в почтовый ящик бросит.

Умение налаживать отношения с людьми не раз выручало Поклада. Не случайно после окончания высшей школы милиции он успешно служил на направлении работы с агентами.

Восток — дело тонкое

В конце 1980-х Анатолий Федорович занялся в ГУУРе работой на новом и сложном направлении — борьба с преступлениями на межнациональной почве. Первая командировка на место межнационального конфликта случилась в 1989 году — в Степанакерт. Потом были Фергана, во время погромов турок-месхетинцев, дважды — командировки в Чеченскую Республику, Южную Осетию, Баку, Кировобад (ныне Гянджа), другие неспокойные точки того тревожного времени.

— Сотрудники угрозыска главным образом боролись с незаконными вооруженными формированиями, выявляли организаторов массовых беспорядков, ловили бандитов, убийц, мародеров и собирали доказательства по этим делам. Само по себе присутствие милиции уже вселяло в простых людей надежду на спокойную жизнь в будущем, усмиряло горячие головы.

милиция
Фото: РИА Новости/Михаил Фомичев

В Баку Поклад едва не лишился жизни в столкновении с толпой, а его коллега потерял руку.

— Это был 1990 год. Напали сзади — шла колонна с черными знаменами. А мы только вышли из здания МВД, нужно было в соседний район пройти поработать с задержанным. Удара даже не почувствовал. Помню — тепло по спине пошло. Попадали мы с напарником как груши. Спас местный милиционер Тофик Зейналов — оттолкнул бандита от нас и в сторону увел. Привезли коллегу в больницу — не захотели нас оперировать. Мы опасались, что могут и заколоть в лечебнице. Пришлось добираться до Красноводска. Время было потеряно, у товарища началась гангрена. Руку отрезали.

Кавалер ордена Мужества

Полковник Поклад не кривит душой — признается, видел он и несправедливость системы, и трусость коллег, бравших больничные, как только появлялась разнарядка в горячую точку. Но всё же больше было вокруг людей достойных, которые рисковали жизнью ради общего дела.

Офицер ушел в отставку в 1997 году.

— В последние годы жена мне говорила — ты добросовестно поработал. Хватит тебе уже по горам бегать. Последняя моя должность была начальник отдела по раскрытию хищений автотранспортных средств. Прослужил там два года и вышел на пенсию. Проводили с почетом, в столовой главка на первом этаже. А это дорогого стоит, — вспоминает полковник Поклад.

За службу Анатолий Федорович награжден орденом Мужества.

Прямой эфир