Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Остров-сокровище: появится ли новый природный заказник на Курилах

На архипелаге сохранились места, где почти нет следов человека
0
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

На острове Уруп нужно организовать природный заказник, считают участники научной экспедиции на Южные Курилы «Восточный Бастион 2021». Подобных мест, не тронутых цивилизацией, почти не осталось не только в нашей стране, но и на планете. За время экспедиции, стартовавшей в начале августа и ставшей самой масштабной за последние 30 лет, ученые обнаружили уникальных моллюсков, интересные водные растения, черепки посуды трехтысячелетнего возраста, на которой сохранился нагар от пищи, и многое другое. О том, как проходила экспедиция, — в репортаже «Известий».

Труднодоступный уголок

Грузовые военные самолеты, как минимум шесть кораблей Тихоокеанского и вспомогательного флотов России, повышенный интерес японской и американской авиации. Так в начале августа стартовала самая масштабная научная экспедиция на Южные Курилы за последние 30 лет — «Восточный Бастион 2021».

Архипелаг можно назвать самым удаленным и труднодоступным уголком страны. Дело даже не в том, что на большую часть островов реально добраться только кораблем, причем попутный еще нужно найти. Самая большая проблема здесь — погода. Постоянные туманы, внезапные дожди, штормы и сильный ветер надежно защищают Курилы как от хозяйственного, так и от научного освоения.

Нетипичный орнамент

Лагерь археологов и орнитологов расположился в небольшой бухте Наталии на Урупе. В полукилометре от побережья — небольшая ровная площадка. Здесь стоял японский гарнизон во времена Второй мировой, потом была советская погранзастава. Даже сохранилась могила одного из бойцов — старшего сержанта Гришина, погибшего в 1948 году. Табличку на памятнике, кстати, своевременно обновляют. А совсем рядом занесенная несколькими метрами вулканического песка деревня каменного века.

Когда сильный ветер сносит слои песка, из холма вываливаются черепки — остатки керамической посуды возрастом в 2,5–3 тыс. лет. На стенках обломков до сих пор видно орнамент, выдавленное возле горлышка веревочное плетение, и черный нагар от пищи. Это эпоха Дземон, период истории Японии и народа Айны, с уверенностью утверждает кандидат исторических наук, старший научный сотрудник отдела этнографии народов Америки музея антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН Оксана Яншина. По ее словам, орнамент для Урупа нетипичен.

— Здесь очень необычная керамическая посуда, такой я на южных островах не видела. И необычность именно в особенностях орнамента, — рассказала «Известиям» Оксана Яншина.

Черепков здесь тысячи, но полноценные исследования теми силами, которыми располагают археологи, провести невозможно. Нужна или тяжелая техника, чтобы снять несколько метров породы, или пара десятков человек с лопатами. Тем не менее, даже если взять с собой черепок с черным нагаром, в лаборатории можно будет установить, что именно готовили в этом сосуде.

Под властью Японии

В XIX веке Россия обменяла все острова Курильской гряды на полный контроль над Сахалином. В начале XX века южный Сахалин в результате Русско-Японской войны тоже перешел стране восходящего солнца. Японцы, конечно, острова изучали, но по большей части занимались военным строительством. Порой в самых неожиданных и неприступных местах можно встретить бетонные ДОТы, оборонительные позиции и подземные строения. К концу августа 1945 на Урупе всё еще стоял гарнизон императорской армии — около 6 тыс. человек. Но генерал-майор Нихо Сусуми сдал остров без боя. Капитуляцию принимал отряд почти в 350 человек, прибывший на двух тральщиках.

— Нихо Сусуми в знак своего поражения передал свою саблю Алексею Гнечко, командующему Курильской десантной операцией. Но тот, проявив великодушие победителя, вернул ее японскому генералу, — пояснил «Известиям» начальник научного отдела музейно-мемориального комплекса «Победа» Южно-Сахалинска Игорь Самарин.

О японцах на Урупе напоминают тысячи гильз и снарядов, баночек из под репеллента и ампул с йодом, разбросанных по всему острову. За минувшие 80 лет они отлично сохранились.

12 тыс. лет в двух метрах

Природа центральной части острова, даже в нескольких сотнях метров от побережья — Terra incognita. Даже исследование местной почвы может дать ученым материал для множества трудов. Особенно богат на информацию болотный торф. Болота здесь неглубокие — всего пара метров, но именно это и ценно. В двухметровом срезе как на бумаге видны все извержения местных вулканов и изменения климата. Можно даже найти остатки растений, которые не сгнивают в торфе.

— По мощности торфа можно примерно сказать, что вот эти два метра — это около 12 тыс. лет. И на самом дне мы нашли маленькую веточку ольхи. Она здесь и пролежала все эти 12 тыс. лет. Хотя точный возраст, конечно, можно будет сказать только после лабораторного анализа, — отметил главный научный сотрудник отдела генезиса, географии, классификации и цифровой картографии почв Почвенного института им. В.В. Докучаева Сергей Хохлов.

Для ботаников ископаемая ольха, конечно, интересна, но живые растения намного перспективнее. Тем более, на островах часто растут эндемичные виды, то есть, встречающиеся только здесь и нигде больше. На Урупе таких семь. В большинстве своем они науке известны, но это не значит, что открыть что-то новое не получится.

— На юге острова находится крупный болотный комплекс. И в одном из озерков на дне обнаружили очень интересное водное растение. И вместе с ним рос еще один вид — полушник азиатский, который был известен только по литературным указаниям. Мы подтвердили его существование, — сообщила «Известиям» старший научный сотрудник ботанического института РАН Елена Глазкова.

С новой стороны

Самой сложной экспедиция оказалась для гидробиологов. Весь их научный интерес — под водой, нужно погружаться и собирать образцы со дна. Но в самом начале одна из двух быстроходных лодок вышла из строя — на подводных скалах обломилась лопасть винта. На весь состав экспедиции осталась одна лодка. Тем не менее, под воду сходить получилось. И там, на глубине, Курилы открылись с совершенно неожиданной стороны.

— Здесь такое невообразимое буйство жизни, как, например, на Галапагосах. Как в хороших теплых морях, — поведал технический дайвер Сергей Горпинюк. — Здесь такое же буйство жизни. Хотя температура воды даже на трех метрах — всего +4, +5 градусов. Причем те же ламинарии — это огромные леса. Рыбы совершенно непуганые, спокойно приплывают посмотреть на неожиданных гостей — на нас.

Впрочем, гидробиологов интересуют не рыбы, а моллюски. Которых нужно еще найти, собрать, поднять на поверхность, изучить и, как это называют специалисты, зафиксировать. С помощью химического состава их готовят к длительной перевозке в лабораторию. Ученые надеются открыть новый вид.

— В каком-то смысле это пока что некое чутье. То есть я не могу сказать точно, потому что это пока анализ по внешним признакам. Только глубокое исследование, не здесь, а в нормальной лаборатории, даст точный ответ, — рассказала «Известиям» ведущий научный сотрудник Института биологии развития Татьяна Коршунова.

Инфографика

Всё, что собрали ученые, вместе с личными вещами с трудом поместилось в грузовой ИЛ-76, а это 320 куб. метров пространства. Впереди долгие недели и даже месяцы исследований и анализа. Все члены экспедиции уверены: лучше всего организовать на Урупе природный заказник. Тем более, таких мест, где следов человека почти нет, не только в нашей стране, а вообще на планете — по пальцам пересчитать. И как напоминание об этом, в музее МГУ в Москве вскоре появится огромная челюсть кашалота, которую ученые увезли с собой. По некоторым оценкам, такой экспонат может стать самым большим в России.

Читайте также
Прямой эфир