Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Посол Антонов указал на провальность санкций США против России
Мир
Семеро дошкольников госпитализированы после наезда машины в Японии
Мир
Глава Севастополя сообщил о сбитом в районе аэропорта беспилотнике
Мир
Японский премьер поручит организовать его встречу с Си Цзиньпином
Мир
Блинкен передал НАТО протоколы о вступлении в альянс Швеции и Финляндии
Мир
Власти Крыма предупредили о «бумеранге» в случае атаки полуострова
Общество
Православные в России празднуют Яблочный Спас
Мир
Власти Запорожья сообщили об усилении системы защиты ЗАЭС
Мир
Певца Пласидо Доминго заподозрили в связях с аргентинской секс-сектой
Мир
Уровень воды в священной реке Иордан сократился из-за конфликта в регионе
Происшествия
Штормовое предупреждение объявили в Сочи из-за возможных смерчей
Мир
Индонезия готова организовать встречу Путина и Байдена на саммите G20

«Импортозамещение — шанс выхода на новый уровень для российской IT-отрасли»

Управляющий директор компании Т1 Консалтинг Кирилл Булгаков — об импортозамещении в IT и удачных отечественных продуктах
0
Выделить главное
вкл
выкл

Как меняется в последнее время расстановка сил на российском IT-рынке, какие продукты российским разработчикам удаются лучше всего и как на их конкурентоспособность влияет поддержка государства — об этом на полях Восточного экономического форума «Известиям» рассказал управляющий директор компании «Т1 Консалтинг» Кирилл Булгаков.

— Что означает умное импортозамещение в сфере IT? Каков сейчас уровень использования отечественного программного обеспечения в российской промышленности и каким потенциально этот уровень может стать?

Импортозамещение приводит к повышению суверенитета в сфере информационных технологий. И эта программа набирает обороты. Для российской IT-индустрии это шанс вырваться на новый уровень, завоевать новые сегменты рынка не только в России, но и в мире.

Это предопределяет изменение отечественной IT-индустрии: мы видим консолидацию игроков, вливание значительных средств в создание собственного ПО нового уровня. В его основе микросервисная архитектура — самая современная, позволяющая создавать решения, которых нет у традиционных западных игроков рынка.

Что касается отечественной промышленности, по итогам 2020 года уровень использования отечественного ПО здесь не превышает 10%. Но уже к 2024 году стоит задача достичь уровня в 60%. И эта амбиция, думаю, вполне реализуема.

— Государство вводит серьезные меры поддержки для российских решений. Скажите, насколько конкурентоспособными они могут стать в ближайшее время?

Положительную динамику обеспечивает комбинация нескольких очень положительных факторов. Во-первых, это господдержка с точки зрения налоговой политики и экономических льгот. Во-вторых, это возможность создавать технологически более совершенные продукты: в ряде случаев ИТ-решение создается с чистого листа с учетом лучших практик западных вендоров. Это ПО, которое будет пользоваться спросом не только на отечественном рынке, но и на рынках других стран.

Это очень важно.

И если говорить про первые примеры импортозамещения, стоит отметить, что на отечественное ПО переходят не только те организации и предприятия, которые обязаны это сделать по закону, но и те игроки рынка, которые делают это добровольно. Это очень хороший знак, что наше программное обеспечение находится на конкурентном уровне.

— А как формируется прослойка отечественных компаний-разработчиков программного обеспечения? Кто основные игроки на этом рынке? И будут ли появляться новые компании?

Сейчас российский рынок изменяется так, как не менялся за последние 10–15 лет. Если посмотреть назад, это было преимущественно поле игроков системной интеграции, которые умели выполнять комплексные проекты внедрения тех или иных IT-систем под ключ. Сейчас зрелость рынка в России сильно возросла. В частности, крупнейшие заказчики создают собственных IT-интеграторов, так называемых IT-инсорсеров, и решают многие задачи самостоятельно.

Поэтому традиционным игрокам рынка IT приходится трансформироваться. Есть два пути — либо превращаться в фабрику, поставляющую кадры, что само по себе почетно, но не создает какого-то квантового скачка для предприятия, либо становиться вендором, разрабатывать собственное программное обеспечение. Мы сейчас видим появление всё новых и новых вендоров, которые пользуются льготами правительства, используют опыт специалистов, работавших в системных интеграторах, и создают интересные качественные отечественные продукты.

— А в каких сегментах отечественные разработчики преуспели больше всего?

— Могу сказать, что у нас есть качественный софт высокого уровня для управления ресурсами предприятия, так называемые ERP, системы электронного документооборота, системы хранения документов, системы управления отношениями с клиентами, а также ряд специализированных отраслевых платформ. Приведу пример: в банковской индустрии, где проникновение отечественного ПО началось еще до программы импортозамещения (это обусловлено тем, что регулирование финрынка было направлено на «русификацию»), доля отечественного ПО доходит до 80%. Это пример серьезного прогресса. В других отраслях показатели, может быть, скромнее, но динамика позитивная.

— А как, на ваш взгляд, должны меняться требования включения программных продуктов в рейтинг отечественного ПО? И как вы относитесь к идее приравнивания к отечественным продуктам разработок на основе открытого кода?

Мы сами, «Т1 Консалтинг», в своих продуктах часто используем открытый программный код. Скорее всего, в процессе развития рынка регулирование будет меняться. Но на текущем этапе это правильная политика: когда отечественного производителя всесторонне поддерживают — и экономически, и расширяя возможности подходить гибко к созданию нового продукта, в том числе с точки зрения использования открытого программного кода.

— А остается ли государство основным заказчиком у отечественных компаний или уже появляются крупные заказчики со стороны?

Государство является мощным, стабильным и предсказуемым заказчиком — это всё же «краеугольный камень» в программе импортозамещения. Но, как я уже упоминал, есть примеры компаний, которые переходят на отечественное ПО не из-под палки.

Благодаря выбору в пользу российского софта, бизнес освобождается от исторической архитектуры, которую приходится так или иначе обслуживать крупным западным поставщикам ПО. Но немаловажно и то, что отечественные программные продукты стоят буквально на порядок меньше, чем западные аналоги. Мы наблюдаем у ряда заказчиков программу постепенной трансформации — замены дорогих иностранных решений нашими. Своевременный повод для этого — истечение очередного срока использования лицензии импортного продукта. Больше того скажу — экономики хватает на то, чтобы высвобождающиеся средства пускать на создание нового продукта, и этих денег достаточно.

— По качеству они не уступают импорту?

Нет, а в ряде случаев даже превосходят, потому что пишут их те разработчики, которые имеют опыт работы с западным продуктом, понимают от А до Я функциональность систем и в то же время используют самую новую технологичную платформу. Это важно, потому что технологические платформы в сфере IT обновляются каждые два года.

— Согласны ли вы с выводами исследования ассоциации «Руссофт» о том, что условия ведения бизнеса для софтверных компаний за последние годы улучшились?

Условия бизнеса для софтверных компаний несомненно улучшились. Это и правильная налоговая политика, и создание инновационных кластеров, таких как Сколково или Иннополис, — всё это помогает отечественным поставщикам программного обеспечения.

Читайте также
Реклама
Прямой эфир