Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
Посольство РФ выразило соболезнования в связи со взрывом в Ереване
Мир
Уголовное дело возбудили по факту взрыва в Ереване
Общество
Бастрыкин поручил возбудить дело по факту осквернения мемориала под Воронежем
Мир
Палестина заявила о готовности возобновить диалог с Израилем
Мир
Германия запросила у Польши объяснения причин массовой гибели рыбы в Одере
Мир
Global Times назвала Европу жертвой конфликта вокруг Украины
Мир
Дипломат Лю Сяомин назвал новый визит делегации конгресса США на Тайвань опасным ходом
Мир
В ДНР сообщили о прорыве обороны ВСУ под Угледаром
Спорт
В WADA призвали допустить российских атлетов до международных турниров
Мир
Премьер Белоруссии сообщил о сигналах с Запада о готовности сотрудничать
Армия
ВС России полностью освободили населенный пункт Уды под Харьковом
Мир
В ДНР зафиксировано 43 случая подрыва мирных граждан на минах «Лепесток»
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В России могут пересмотреть правила традиционной охоты для представителей коренных и малочисленных народов. Если поправки будут приняты, вести ее смогут в том числе и те, кто переехал в города и более крупные населенные пункты, а не только остающиеся в местах традиционного проживания таких народов, на территориях, как правило, расположенных в удаленных и труднодоступных районах. В этом случае, полагают эксперты, у представителей малочисленных народов появится возможность жить в современном обществе, не отказываясь при этом от своей культуры. Подробнее о проблеме и людях, которые оказываются между двух цивилизаций, — в материале «Известий».

Связь с землей предков

Предлагаемые поправки в закон «О гарантиях прав коренных и малочисленных народов» и в закон «Об охоте» были опубликованы Федеральным агентством по делам национальностей в начале недели. В июле Конституционный суд вынес постановление, касающееся правил ведения традиционной охоты, в котором встал на сторону представителя одного из коренных малочисленных народов Севера, саамов, — Андрея Данилова.

Мужчина, проживающий в городе Оленегорске, больше года добивался от властей Мурманской области разрешения вести охоту для поддержания традиционного образа жизни, однако сталкивался с отказами. Местная администрация аргументировала свою позицию тем, что Оленегорск не относится к местам традиционного проживания представителей саамов, а сам Данилов имеет стабильный доход и, следовательно, по мнению чиновников, не нуждается в дополнительном праве на ведение охоты.

сезон охоты
Фото: РИА Новости/Алексей Мальгавко

Охота является важным элементом культуры его народа, но переезд в тундру для того, чтобы сохранить возможность ей заниматься, означал бы ухудшение жизненных условий, в свою очередь, настаивал Андрей Данилов. Он возглавляет Фонд саамского наследия и развития и, несмотря на переезд в город, зарабатывает сбором дикоросов и изготовлением традиционных сувениров.

Конституционный суд счел, что право представителей коренных и малочисленных народов на ведение охоты не должно зависеть от их места проживания.

— Требования о необходимости соблюдения мест традиционного проживания и ведения традиционной деятельности для распространения гарантий прав коренных малочисленных народов справедливы и исходят из необходимости сбережения их образа жизни, — отмечено в постановлении. — Однако они могут препятствовать получению этих гарантий тем представителям этноса, кто не живет постоянно на прежних местах, переехал в город (в том числе вынужденно), не может вести исторически сложившийся образ жизни, но при этом сохраняет связь с землей предков, следует их обычаям и передает их будущим поколениям.

Право на ведение традиционный охоты регулируется ст. 19 закона «Об охоте». В действующей редакции вести ее свободно и без получения каких-либо разрешений могут представители коренных малочисленных народов либо те, кто постоянно живет в местах их традиционного проживания и для кого охота является основой существования.

В законопроекте, опубликованном на портале нормативных правовых актов, предлагается дополнить эту статью пунктами, согласно которым представители малочисленных народов, не живущие постоянно в местах традиционного проживания этих народов, также получают право вести традиционную охоту.

Китобои во время охоты
Фото: РИА Новости/Владимир Астапкович

— В случае если осуществление традиционной охоты в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов невозможно, высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) по согласованию ‎с советами представителей малочисленных народов, — говорится в документе.

Таким же образом предлагается определять и допустимый объем добычи животных в процессе традиционной охоты. Сейчас документ проходит стадию общественных обсуждений.

Гибридная жизнь

Такие поправки «продиктованы самой жизнью» и необходимы в том числе для того, чтобы избавить представителей коренных и малочисленных народов от необходимости выбирать между сохранением собственной культуры и возможностью вести более современный образ жизни, полагает заместитель генерального директора «Проектного офиса по развитию Арктики» (ПОРА) Андрей Иванов.

— Если смотреть из центральной части страны, то складывается впечатление, что коренные малочисленные народы Севера живут либо в тундре, либо в городе. На самом деле уже давно многие живут гибридным образом — они переезжают в город, но при этом могут часть времени, в том числе довольно значительную, проводить в тундре или в традиционных жилищах рядом с городом, — отмечает он.

Обусловлен такой формат, по его мнению, бывает двумя разными факторами. В первом случае люди, заработавшие достаточно средств для комфортного проживания в городе, выезжают в тундру, руководствуясь внутренней потребностью поддерживать связь с традициями и сохранять их.

женщина из саамской общины
Фото: РИА Новости/Павел Львов

Во втором случае люди, наоборот, хотели бы перебраться в город для более комфортной жизни, но вынуждены периодически возвращаться в тундру по экономическим причинам — в том числе потому, что охота или рыбалка являются для них наиболее понятным и знакомым способом зарабатывать на жизнь.

Эту специфику необходимо учитывать в законодательстве и создавать механизмы, на которые они могли бы опираться, полагает Иванов.

— Они хотят быть современными. Не нужно им в этом отказывать. Они и так встраиваются одновременно в две цивилизации — свою и современную. Это непросто, и не нужно им в этом мешать, — подчеркивает он.

Всего в России к весне 2021 года было зарегистрировано 47 коренных малочисленных народов, общая численность их составляла около 300 тыс. человек. Большая часть проживает на Севере, в Сибири и на Дальнем Востоке. По закону они имеют право на дополнительные льготы, направленные на то, чтобы помочь им сохранить культуру и связанный с ней традиционный образ жизни. Места их традиционного проживания, а также виды традиционной хозяйственной деятельности закреплены в специальных перечнях, которые утверждаются правительством Российской Федерации.

Возможность сохранять доступ к привычным занятиям во многом определяет в том числе и судьбу всей культуры или языка того или иного народа, обращает внимание вице-президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ по правовым вопросам Сергей Сизоненко.

северные олени на пастбище
Фото: РИА Новости/Павел Львов

— Ненецкий язык, например, — это профессиональный язык оленевода, сохранить его без сохранения оленеводства как отрасли и образа жизни, а значит, и связи с тундрой, невозможно, — говорит эксперт.

При этом, напомнил он, право на этнокультурное развитие есть не только у коренных малочисленных народов, но и в целом у народов России: «Это отражается в различных программных мерах и во многом, конечно, зависит не только от государства, но и от самих этносов», — отмечает собеседник издания.

Степень свободы

В межрегиональной общественной организации «КМНСОЮЗ» эти поправки считают «движением в правильном направлении», рассказала «Известиям» юрист в сфере защиты прав коренных малочисленных народов, исполнительный директор организации Антонина Горбунова.

— Мы рассматриваем данную инициативу как одно из необходимых изменений отраслевого законодательства для эффективной реализации прав коренных малочисленных народов. Доступ к охотничьим угодьям, отметка в охотничьем билете, объемы лимитов, пробелы в законодательстве, противоречивая правоприменительная практика — со всем этим надо работать, эти вопросы необходимо решать, — говорит она.

Новый документ, по ее мнению, должен помочь в урегулировании различных коллизий, возникающих в регионах в результате расхождений в трактовке существующего законодательства. Так, в Забайкалье, по ее словам, власти ограничили территорию ведения традиционной охоты территориями традиционного природопользования.

Несовершенным, по ее словам, также является и сам перечень мест традиционного проживания таких народов.

охота на утку
Фото: РИА Новости/Алексей Мальгавко

— В него, в частности, входят города, такие как Петропавловск-Камчатский. И наоборот, в ряде регионов не входят межпоселенные территории, — говорит юрист.

К дополнительным трудностям нередко приводят общий характер действующих законодательных норм и формальный подход к их трактовке со стороны правоохранительных и надзорных органов, отмечает Андрей Иванов: «В этих условиях представителям малочисленных народов трудно защищаться, и такие действия иногда ставят под угрозу существование целых семей».

С другой стороны, в последние годы общины и другие объединения представителей коренных малочисленных народов всё чаще привлекают к работе при принятии тех или иных решений, касающихся их жизни, что является положительным фактом, убежден эксперт.

— Надо больше полагаться на их саморегулирование — они знают, как лучше, и сами себе плохого не сделают. Поэтому степень свободы там должна быть высокая, — заключает он.

Читайте также
Реклама