Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Закрытое профессиональное сообщество «Врачи РФ» провело опрос среди медицинских работников, по итогам которого 87% респондентов заявили о дефиците кадров в своих медучреждениях. Специалисты отрасли в целом подтверждают выводы исследования, замечая, что пандемия лишь усилила кадровый голод в учреждениях здравоохранения. Как обстоят дела с проблемой кадрового обеспечения важнейшей отрасли и что нужно сделать для ее решения — в материале «Известий».

Одной ставки недостаточно

Профессиональное сообщество «Врачи РФ» объединяет 650 тыс. специалистов здравоохранения с медицинским образованием. С 30 июля было опрошено 2855 врачей. Согласно опросу, 87% опрошенных участников сообщества заявили о дефиците кадров в своих медицинских учреждениях, только 9% заявили об отсутствии проблем с сотрудниками, а 4% затруднились ответить на этот вопрос.

37% сообщили, что работают на 1,5 ставки, еще 18% — на две ставки, а больше двух ставок имеют 12% опрошенных. На одну ставку работает только четверть из всех опрошенных врачей.

терапевт
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Говоря о причинах кадрового дефицита, почти половина респондентов (47%) указывают на низкие зарплаты, 32% назвали оптимизацию здравоохранения и излишнюю бюрократизацию работы. Еще 5% указали на негативный образ медработника, созданный СМИ.

В целом с выводами опроса, проведенного сообществом «Врачи РФ», медицинское сообщество согласно. Так, президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль заметил, что о «дефиците кадров, особенно в первичном звене, палата говорит уже не один год». При этом с цифрой в 87% дефицитных медучреждений он не согласен.

— Считаю, что эта цифра завышена, — сказал Рошаль «Известиям». — А совмещают врачи, чтобы заработать больше. Но, конечно, было бы правильнее, если бы они на одну ставку получали достойную заработную плату, без подработок.

Эксперт ОНФ, главный врач городской клинической поликлиники № 1 Новосибирска Сергей Дорофеев также заметил, что проблемы с кадрами действительно есть — и если сравнивать с ситуацией, например, пять лет назад, то улучшилась она совсем немного.

— Цифра в 87% реальная, я думаю, — сказал он «Известиям». — Просто проблемы в поликлиниках разные по масштабам: где-то одного не хватает врача, а где-то и 50 врачей. Всё относительно, нужно рассматривать отдельно город и село, поликлиники и стационары. У каждого направления есть свои проблемы. На селе этих проблем больше — там почти до половины врачей не хватает.

О дефиците кадров в медицине в конце июля говорили и региональные власти. В частности, в Пермском крае в государственных медучреждениях не хватает около 1 тыс. врачей и более 1,5 тыс. средних медицинских работников, а 10% работающих медиков — старше 60 лет. В Ростовской области региональный министр здравоохранения Юрий Кобзев говорил, что с учетом «коэффициента совмещения» проблем нет, но в сельской местности ощутимо не хватает эндокринологов и участковых врачей. В минздраве Ростовской области «Известиям» подтвердили существующие в отрасли проблемы, заметив, что дефицит не очень большой, но усилившийся из-за пандемии.

В Минздраве России на запрос «Известий» на момент публикации текста не ответили.

Несправедливость коронавирусных выплат

Пандемия ситуацию, безусловно, ухудшила, потому что врачей больше не стало — коронавирусом занимаются всё те же врачи, что и раньше оказывали помощь, — замечает Сергей Дорофеев. — Но другие больные никуда не делись, а на оставшихся падает большая нагрузка.

Врач в красной зоне
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

Он замечает, что это в большей степени проблема именно увеличившейся нагрузки, а не увольнений, хотя и такие прецеденты отмечаются.

Оргсекретарь межрегионального профсоюза медработников «Действие» Александр Золотарев замечает, что в ситуации с пандемией медики увидели очевидные пробелы в организации системы здравоохранения.

— Вместо того чтобы открывать новые ковидные отделения, закрываются терапевтические, хирургические койки, инфекционные койки по другим заболеваниям, — сказал он «Известиям». — Нужно было дополнять уже имеющееся количество бригад скорой помощи новыми, но работает то же самое количество. Вызовы на инсульты, инфаркты никто не отменял, они никуда не делись. И если раньше, например, средний город обслуживали 9–10 бригад, то теперь тот же город по некоронавирусным вызовам обслуживают 4–5 бригад.

Согласен с негативным влиянием пандемии и заместитель председателя профсоюза работников здравоохранения России Владимир Беспяткин, который отмечает, что максимальная нагрузка на медицинские учреждения и медицинских работников «лишь показала необходимость скорейшего принятия необходимых мер по ликвидации кадрового голода в здравоохранении».

Федеральный проект не выверен

Однако проблемы пандемией не созданы, а лишь подсвечены — они всё те же самые, говорит Золотарев.

— Нехватка кадров была изначально, — отмечает эксперт. — Уже было и неравномерное распределение заработной платы, и неимоверные трудовые нагрузки, которые не всегда оплачиваются, мы замечали снижение и сокращение социальных гарантий, льгот, видим низкий престиж медицинских работников. Это основные причины.

поликлиника
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

Беспяткин среди основных причин кадровой проблемы также называет неблагоприятные условия труда, низкую заработную плату, большую психоэмоциональную нагрузку, отсутствие дополнительных мер социальной поддержки и низкую престижность профессии для молодежи.

При этом усилия государства, по мнению экспертов, недостаточны. Леонид Рошаль, в частности, замечает, что в России «нет четко выверенной государственной программы по решению кадровой проблемы». Беспяткин замечает, что дефицит кадров сохраняется, «несмотря на все усилия государства в части повышения привлекательности работы в здравоохранении путем развития образовательных программ и действий, не направленных на повышение финансового благополучия медработников».

— Показатели сегодняшнего кадрового дефицита в первичном звене здравоохранения известны и не являются какой-либо тайной, были многократно озвучены на всех уровнях власти, — говорит он. — По состоянию на 2020 год, дефицит составляет 25 тыс. врачей и 130 тыс. среднего медперсонала. По данным Росстата, дефицит врачей по регионам составляет до 20%.

Между тем в рамках нацпроекта «Здравоохранение» работает федеральный проект «Обеспечение медицинских организаций системы здравоохранения квалифицированными кадрами», по которому до конца 2024 года дефицит врачей и среднего медперсонала в поликлиниках будет практически ликвидирован, должности должны быть укомплектованы на 95%.

— Я не вижу, чтобы этот федеральный проект работал, — заметил Сергей Дорофеев. — Само целеполагание — укомплектование должностей — предполагает численное решение проблемы. Но укомплектование должно быть по нормативам, причем новым, а не старым, на 10 тыс. населения. Там же прописаны нормативы по количеству врачей в общем, но у нас увеличивается и доля необходимости врачей разных специальностей — например, в лабораторной, УЗИ-диагностике, даже замы и главврачи здесь учитываются.

Он замечает, что в последнее время появилось много дополнительной работы, ложащейся на врачей и средний медицинский персонал, и это тоже должно учитываться.

— Углубленная диспансеризация — это дополнительная работа, паллиативный уход — тоже дополнительная, работа в новых онкоцентрах — дополнительная, — заметил Дорофеев. — Эту работу кто-то должен делать, а людей физически не хватает.

Медицинский работник в процедурном кабинете детского хосписа

Медицинский работник в процедурном кабинете детского хосписа

Фото: РИА Новости/Павел Лисицын

Председатель комитета Госдумы по охране здоровья Дмитрий Морозов также подчеркивает необходимость комплексной работы, однако замечает: она ведется в том числе в рамках федерального проекта.

Решение проблемы требует комплексных решений и поступков, нельзя это решить каким-то одним действием Министерства здравоохранения, — сказал он «Известиям». — Федеральный проект создан, чтобы объединять всех. У нас дефицит кадров складывался десятилетиями — мы живем в хроническом дефиците.

По его словам, основной дефицит приходится на небольшие больницы — участковые, центральные, районные и так далее. Также есть проблемы в скорой помощи и отдельных тяжелых врачебных специальностях.

Морозов заметил, что решения по проблеме уже приняты, по всем направлениям что-то делается.

Насколько хватит этого федерального проекта? Он рассчитан на то, чтобы закрыть дефицит полностью, но нужно понимать, что вопрос требует постоянного, в том числе парламентского, мониторинга, — говорит депутат. — И если динамика будет нас не устраивать, то будем принимать дополнительные меры.

Медуниверситеты на пределе

Сергей Дорофеев уверен, что программа по решению кадровой проблемы должна быть по-настоящему комплексной, затрагивающей все аспекты.

— Начать с подготовки специалистов — недостаточно просто выделить больше бюджетных мест, — считает он. — Нужно больше преподавателей, нужно их заинтересовать, а для этого нужно поднимать зарплату. Нужно больше студенческих общежитий, чтобы студентам из глубинки не пришлось решать проблему жилья. Нужно поднимать стипендию. В конце концов даже лабораторных и учебных мест не хватает — медуниверситеты работают на пределе.

Студент во время занятия на кафедре нормальной и топографической анатомии с оперативной хирургией

Студент во время занятия на кафедре нормальной и топографической анатомии с оперативной хирургией

Фото: ТАСС/Елена Афонина

При этом, добавляет Дорофеев, необходимость в медработниках в ближайшем будущем будет только расти, так как увеличивается продолжительность жизни — и растет обращаемость за медпомощью.

Дмитрий Морозов замечает, что уже приняты решения по подготовке студентов за счет бюджета, уже достигнута почти 100-процентная подготовка ординаторов, педиатров, врачей общего профиля.

— В последние годы я также убеждаюсь в том, что мы незаслуженно обходили вниманием подготовку фельдшеров, — заметил он. — Хороший толковый фельдшер может выполнить практически все задачи в первичном звене, а готовить его нужно не семь лет, а 2,5 года, то есть мы можем быстро восполнить дефицит. Пожилые люди смогут обращаться не в участковую поликлинику, а к фельдшеру, который живет в их квартале, чтобы им померили давление и оценили состояние здоровья — и только при необходимости направили в поликлинику.

Бесплатное жилье для врача

Однако, говорит Морозов, важно также то, что оставит врача на его должности после университета и ординатуры.

— Любой глава района или губернатор прекрасно понимают: речь здесь идет о жилье, — заметил депутат. — Этот вопрос в некоторых субъектах Федерации очень хорошо решен. Например, в Волгоградской области, в Белгороде и ряде других областей, где врачи сначала получают жилье, а спустя некоторое время его приватизируют — после 10, 15 лет практики, это не так важно. Важно, чтобы студент, оканчивая институт, мог понимать: к 40 годам у него будет своя квартира. У меня такой возможности не было.

больничная палата
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Кристина Кормилицына

О необходимости решения вопроса с жильем говорят и в профсоюзе работников здравоохранения России.

— Прежде всего необходимо решить вопрос с обеспечением жильем медицинских работников, поскольку законодательно данный вопрос на протяжении достаточно долгого времени так и не был решен, — заметил Беспяткин. — Выделение квартир, служебного жилья с последующей передачей в собственность для медицинских работников должно осуществляться на безвозмездной основе.

По его мнению, это помогло бы в первую очередь обеспечить квалифицированными кадрами сельское здравоохранение, не оптимизируя при этом больницы и ФАПы. Дорофеев также замечает, что медикам могли бы предоставлять право на льготную ипотеку.

Читайте также
Реклама