Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Ню и ню: эротические шедевры из постоянных экспозиций русских музеев
2021-07-28 18:27:00">
2021-07-28 18:27:00
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Не утихает скандал вокруг проекта Classic Nudes одного известного порноресурса. Лувр и флорентийская галерея Уффици подали в суд на сайт, обвинив его в нелегальном использовании принадлежащих им изображений. Предлагаемые порталом онлайн-туры, посвященные эротическим шедеврам мировой живописи, действительно включают в себя фотографии оригиналов, а кроме того — их «оживленные» версии, да еще с участием актеров специфического жанра.

Не тот контекст

Музеи, конечно, были возмущены не тиражированием как таковым, но самим контекстом: идея породнить искусство и порнографию, мягко говоря, провокационна. Хотя вряд ли кто-то будет отрицать, что многие великие художники любили писать обнаженные женские тела и сцены страсти, да и заказчики с удовольствием покупали такие произведения. Поэтому сегодня даже в самых известных государственных галереях можно увидеть немало пикантных образов. Наша страна — не исключение.

Не приветствуя сексуализацию культуры и тем более любые усилия по пиару порнографии, мы решили предложить альтернативный взгляд на тему и составить подборку эротических шедевров из постоянных экспозиций Москвы и Петербурга. Чтобы с ней ознакомиться, не надо идти на злачные онлайн-ресурсы, а вот купить затем билет в музей и оценить оригиналы, упомянутые в нашей статье, — очень даже стоит. Всё-таки живопись надо смотреть вживую. Заодно увидите и множество других прекрасных вещей.

Школа Леонардо да Винчи. «Обнаженная женщина (Донна Нуда)»

Начнем с самого старого и самого загадочного произведения. Это женский портрет, демонстрируемый в постоянной экспозиции Эрмитажа. Грудь модели обнажена, но ни малейшей тени смущения у девушки, дерзко и игриво смотрящей прямо на зрителя, нет. Для начала XVI века — весьма смелая композиция.

Но самое интересное — любой, кто увидит полотно, сразу испытает ощущение дежавю. «Донна Нуда» недвусмысленно (или, напротив, двусмысленно?) смахивает на «Мону Лизу» Леонардо да Винчи. Похожи и поза, и полуулыбка, и расположение фигуры относительно фона — пейзажа за балконом или широким оконным проемом. Отсюда — неофициальное название картины: «Обнаженная Джоконда».

Автор нам неизвестен, но считается, что это был один из учеников Леонардо. В мире существует несколько вариантов «Обнаженной Джоконды» — все написаны леонардесками примерно в одно время. Это позволило некоторым исследователям сделать смелое и яркое предположение: подмастерья копировали несохранившуюся работу самого да Винчи. В каком-то смысле это действительно звучит логично. А иначе зачем все последователи вдруг стали раздевать Мону Лизу?

Так или иначе, эрмитажная «Донна Нуда» заслуживает внимания и без связи с творчеством гения. Сегодня эта вещь воспринимается как феминистический гимн: эротизм здесь не маскируется под мифологические или библейские сюжеты, перед нами — женщина, осознающая свою телесную красоту и гордо демонстрирующая ее.

Тициан. «Даная»

Если предполагаемая Джоконда обнажена на картинах леонардесков лишь по пояс, то Даная у Тициана изображена полностью и при этом вовсе без одежды. Полотно ренессанского гения — одна из жемчужин эрмитажного собрания, появившаяся в России еще в XVIII веке. И в то же время это одна из самых эротичных картин эпохи Возрождения.

Посетительница у картины Тициана «Даная» в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге

Посетительница у картины Тициана «Даная» в Государственном Эрмитаже в Санкт-Петербурге

Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин

Напомним древнегреческий миф. Царю Акрисию было предсказано, что он падет от руки своего внука. Пытаясь обмануть судьбу, правитель заточил свою единственную дочь Данаю в башню, чтобы никакой мужчина не мог до нее добраться. Но, покоренный красотой пленницы, к ней явился Зевс в облике дождя из золота. Тициан изображает именно этот момент: раскинувшаяся на перинах нагая девушка с готовностью принимает любовь бога, а служанка пытается поймать монеты подолом платья.

Метафорические подтексты мизансцены понятны, и они вовсе не целомудренны. Золотистые волосы Данаи небрежно разметались вокруг левой груди, взгляд — устремлен вверх. Венецианский мастер изобразил девушку на пике блаженства.

Франсуа Буше. «Геркулес и Омфала»

От Италии — к Франции, от XVI века — к XVIII. Куда же в такой подборке без знаменитого полотна Франсуа Буше, которое по откровенности — практически вне конкуренции среди шедевров классической живописи! Оно хранится в Москве, в 22-м зале ГМИИ им. Пушкина, и поэтому во время походов в музей с детьми это помещение следует посещать с осторожностью.

Хотя здесь, как и в «Данае», изображен хрестоматийный древнегреческий сюжет, никаких метафор уже нет, всё сказано прямо. Геркулес (Геракл) страстно целует в губы царицу Омфалу, хватая рукой ее обнаженную грудь. Не надо быть ханжой, чтобы испытать некоторую неловкость при созерцании этого жеста. И тем более странно видеть рядом с любовниками двух карапузов-ангелочков. Впрочем, не будем забывать, что представители рококо (а Буше — главный из них) вообще любили рисовать пухлых путти к месту и не к месту. Здесь они, видимо, должны подчеркивать мифологическое содержание сцены. Но сути это не меняет. Буше изобразил мужчину и женщину, охваченных почти животной страстью.

Жан-Леон Жером. «Продажа невольницы»

Во второй половине XIX века писать мифологических героев прогрессивным художникам было уже как-то не комильфо, поэтому самым удобным способом изобразить женскую плоть, не скованную одеждой и условностями, оказались восточные и исторические сюжеты. Например, француз Жан-Леон Жером специализировался на сценах с продажей рабынь (разумеется, нагих) на невольничьих рынках. Один из ярких примеров его творчества демонстрируется в 308-м зале Эрмитажа.

Картина французского автора XIX века Жана-Леона Жерома «Продажа невольницы» из собрания Государственного Эрмитажа

Картина французского автора XIX века Жана-Леона Жерома «Продажа невольницы» из собрания Государственного Эрмитажа

Фото: ТАСС/Руслан Шамуков

Композиция следующая: в центре высокого помоста стоит обнаженная женщина, рядом с ней — древнеримский работорговец, внизу — покупатели, жестами предлагающие цену.

Здесь, конечно, следовало бы рассуждать об угнетении, харассменте, объективизации (выражаясь современным языком) и протесте художника против социальной несправедливости (говоря языком советских учебников). Формально — всё это есть. Но то, с каким любованием Жером изображает женские прелести, насколько соблазнительными и отнюдь не измученными в неволе выглядят его героини, заставляет предположить, что вовсе не праведный гнев хотел вызвать у своих зрителей автор. Помните сериал «Анжелика», для многих советских граждан ставший первым эротическим киновпечатлением? Его корни — именно в творчестве Жерома и подобных ему мастеров.

Поль Гоген. «А, ты ревнуешь?»

Ставку на экзотику сделал и Поль Гоген, уехав на Таити и использовав в качестве моделей девушек-туземцев. Но если у академиста Жерома, даже когда он пишет Восток, — всё-таки традиционный взгляд европейца, то постимпрессионист Гоген смог увидеть своих героев по-новому, во многом предвосхитив искусство XX века. Условность, тяготение к двухмерности вместо классической перспективы, самодостаточность цвета — всё это органично сочетается с сюжетами из жизни «дикарей» на тропических островах.

А еще Гоген совершенно не боялся эротизма, и это тоже было логично: если таитянки привыкли ходить без одежды, зачем же их изображать иначе? Пример тому — полотно «А, ты ревнуешь?» из ГМИИ им. Пушкина. На розовом песке побережья мы видим двух смуглых нагих девушек во время драматичной беседы об отношениях.

Посетитель у картины Поля Гогена 1892 года «А, ты ревнуешь?» из собрания Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина

Посетитель у картины Поля Гогена 1892 года «А, ты ревнуешь?» из собрания Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина

Фото: РИА Новости/Ирина Калашникова

С одной стороны, Гоген лепит самодостаточную художественную форму из женских тел (одно — под солнцем, другое в тени), фона, зеленого дерева, красной ткани-подстилки и разноцветных водорослей. С другой — он, конечно, любуется девичьей красотой.

Не секрет, что Гоген не только писал таитянок, но и жил с ними. И сегодня активисты протестуют против его выставок, обвиняя в сексуальной эксплуатации несовершеннолетних коренных жительниц островов. Стоит ли судить художника XIX века по меркам «новой этики» и должен ли этот факт помешать нам любоваться его картинами, в том числе считывая их эротический подтекст, каждый может решить сам.

Зинаида Серебрякова. «Баня»

Последнее полотно в нашей подборке — отечественного автора, да еще и женщины. «Баня» Зинаиды Серебряковой хранится в Русском музее, а изображены на картине крестьянские девушки во время помывки. Художница не скрывала, что сюжет был лишь поводом поработать в жанре ню. Действительно, если в более ранней работе «Купальщица» нагота героини частично прикрыта благодаря ткани и особенностям позы, то в «Бане» ничто не мешает любоваться красотой одиннадцати молодых тел.

Любопытно, что Серебрякова пишет их без идеализации — сегодня мы бы назвали этот подход бодипозитивным. Перед нами не безупречные нимфы с Олимпа, а простые деревенские девки. Однако их витальность, здоровье и естественность привлекают, пожалуй, даже больше, чем аристократическая изысканность героинь прошлых веков.

Читайте также