Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Спецпосланник генерального секретаря ООН по Сирии Гейр Педерсен 22 июля находился с визитом в Москве, где провел переговоры с главой МИД России Сергеем Лавровым. Ожидалось, что они обсудят проведение в скором времени шестой сессии редакционной комиссии Конституционного комитета Сирии в Женеве. Российский министр упомянул главное событие, произошедшее в ООН по сирийскому урегулированию в последнее время — принятие 9 июля резолюции 2585 по продлению трансграничного механизма доставки гуманитарной помощи в САР.

Резолюция Совбеза ООН 2585 была принята на фоне беспрецедентных споров вокруг принципов предоставления гуманитарной помощи сирийскому населению. Это была ключевая тема всех обсуждений по Сирии последние месяцы. Россия и сирийское правительство выступали за закрытие трансграничной доставки ооновской гумпомощи, отдавая приоритет поставкам через линии соприкосновения в соответствии с нормами международного гуманитарного права. Российские официальные лица заявляли, что механизм изжил себя, принимался при других условиях и более не актуален.

В свою очередь, западные государства во главе с США рассчитывали сохранить имеющиеся и возобновить работу ранее закрытых для ООН погранпереходов для доставки помощи. До 2021 года существовали маршруты через территорию сопредельных с Сирией государств — Турцию, Иорданию и Ирак. К 2021 остался только один: из Турции в неподконтрольную официальному Дамаску сирийскую провинцию Идлиб — «Баб аль-Хава». Особенно болезненным для США оказалось закрытие погранперехода из Ирака в Сирию «Аль-Ярубийя». Напряжение по поводу механизма предоставления гуманитарной помощи САР удалось преодолеть ввиду совместной работы России и США. Стороны выступили коспонсорами резолюции Совбеза ООН 2585, согласно которой мандат на трансграничную помощь через КПП «Баб аль-Хава» сохранили на шесть месяцев с возможностью дальнейшего продления. Однако в резолюции содержится и ряд условий.

Во-первых, за этот период необходимо обеспечить прозрачность гуманитарных операций. Как отмечалось в заявлении МИД России, «СБ ООН поручил Антониу Гутеррешу подробно информировать о параметрах гуманитарного снабжения не только изнутри Сирии, но и о трансграничных поставках. Впервые — включать в доклады сведения о механизме распределения гуманитарной помощи в Идлибе, который как известно, контролируют боевики группировки «Хайят Тахрир аш-Шам» (запрещена в РФ), признанной террористической СБ ООН, а также о работе партнерских НПО в зоне деэскалации, куда у ооновцев до сих пор нет доступа».

Во-вторых, и это важно, необходимо запустить гуманитарную помощь из внутренних районов САР через линии соприкосновения. Это предполагает серьезную работу и усилия. Как заявил Сергей Лавров на встрече с Гейром Педерсеном, «ситуация должна измениться. Потому что эта резолюция постановляет, что поставки гуманитарной помощи должны идти через линии соприкосновения. Конвои простаивали: один — на протяжении около года, другой — несколько месяцев. Это происходило по непонятным нам причинам. Это требует больше усилий со стороны ООН». Ранее спецпосланник президента РФ по Сирии Александр Лаврентьев заявлял, что боевики не давали возможности конвою быть доставленными к гражданскому населению. Очевидно, что проблема связана с экстремистскими группами и террористическими формированиями в Идлибе.

Со своей стороны, Гейр Педерсен предположил, что такой подход по гуманитарным вопросам может способствовать развитию политического процесса в соответствии с резолюцией Совбеза 2254. «Экономическая ситуация в Сирии очень сложная, девять из 10 сирийских граждан находятся за чертой бедности. Сирия разделена на три различных района. Всё это должно измениться, но для этого нам необходимо начать реализацию резолюции Совбеза 2254». Сергей Лавров отметил, что экономические проблемы Сирии коренятся в той войне, через которую проходит страна. Но кризис ухудшается и за счет «абсолютно незаконных и удушающих» американских санкций Цезаря — и подобной деятельности или ее отсутствия Евросоюза.

Конституционный комитет — по сути, единственная ниточка, за которую сейчас могут ухватиться как рыхлая сирийская оппозиция, так и западный мир. Политическое урегулирование в рамках ООН не просто пробуксовывает, но фактически заморожено уже длительное время. Главное достижение, которое вряд ли именно ооновцы могут себе занести в плюс — резкое снижение уровня насилия в Сирии. Этому способствовали межсирийские переговоры в рамках астанинского формата при гарантах — России, Турции и Иране. Три игрока продолжают сохранять влияние в Сирии, именно для решения технических проблем «на земле» они и пошли на взаимодействие. По сути, астанинский формат добился создания и трансформации зон деэскалации. Но на данном этапе и он переживает вызовы и стоит перед лицом ограничений.

В воздухе витает идея создания обновленного формата переговоров по сирийскому урегулированию. Однако на этот раз сторонам придется учесть изменения, произошедшие десять лет спустя после начала конфликта. Башар Асад триумфально победил на выборах, чем укрепил свои позиции. Для Дамаска обсуждения Конституционного комитета — ни к чему не обязывающие переговоры. В этом плане правительство Сирии привержено своей стратегии возвращения к региональному признанию. За последние годы вновь открылись посольства отдельных арабских стран в Дамаске — ключевым из которых стоит назвать ОАЭ — участились контакты на уровне спецслужб с Саудовской Аравией и другими игроками. Арабские соседи САР, желая того или нет, вынуждены работать с сирийским правительством, а Ирак выступает за полноценное возвращение Дамаска в Лигу арабских государств. Последнее — важный элемент в региональном признании правительства Асада, это этап на пути к признанию международному. При этом сохраняется ряд внутрисирийских вопросов.

Те три зоны, о которых говорил Педерсен на встрече с Лавровым, это Сирия под правительственным контролем, провинция Идлиб и север провинции Алеппо, находящиеся под контролем бандформирований, террористических группировок и оккупацией Турции. И третья часть — управляемые курдами из Сирийских демократических сил (СДС) зоны под протекторатом США. Такая раскладка, особенно если учесть постоянные атаки Израиля с воздуха по иранским (и не только) объектам в Сирии, показывает сложную мозаику сирийского вопроса. Решение всех этих проблем невозможно без взаимодействия между сторонами. Сложившаяся ситуация нестабильна. Не исключено, что мы еще увидим боевые действия в этом году и ряд сюрпризов.

Возможный вывод американского контингента из САР серьезно отразится на ситуации в стране, особенно на сирийских курдах, которые будут вынуждены, наконец, серьезно отнестись к переговорам с Дамаском и Россией. Другой момент — сирийская провинция Идлиб. Не исключено, что нынешняя нестабильная ситуация может выйти из-под контроля. Вновь развернутся боевые действия. Дамаск очевидно хотел бы вернуть под свой контроль трассу М4, что бы позволило открыть логические связи между сирийскими экономическими центрами Алеппо и Латакией.

Конфликты завершаются политическим урегулированием, но главный вопрос в том, какие условия вы создаете для его реализации. Сирийский кризис еще не преодолен. Очевидно, что условия, удовлетворяющие Дамаск, еще не до конца сформированы. В то время как другие считают себя ключевыми игроками и судьями, Дамаск медленно, но верно создает условия «под себя». Собака лает, караван идет?

Автор — кандидат исторических наук, менеджер ближневосточных проектов РСМД, эксперт Валдайского клуба

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Читайте также
Прямой эфир